Гражданский Центр ядерного нераспространенияГражданский сайт ядерного нераспространения
На главную   English
Поиск:
Эксклюзив | Архив | Публикации | О нас | Ссылки | Форум | Гостевая

Игорь Саськов,
Агентство федеральных расследо,
30 июля 2001

"Острова смерти" на Енисее

Насколько готовы российские "могильники", и в частности Красноярский горно-химический комбинат принимать зпрубежное ОЯТ и что мы получим взамен?

Итак, "атомный поезд" ушел - Государственная Дума РФ одобрила окончательный вариант закона, разрешающего ввоз на территорию нашей страны отработанного ядерного топлива с зарубежных АЭС, Совет Федерации тоже не возражал, а Президент подписал все, что обеспечивает этот ввоз. Сейчас уже поздно говорить о том, что не было сделано для недопущения этого шага, поздно заламывать руки и рвать на себе волосы, завывая во весь голос.

Теперь речь о другом - насколько готовы российские "могильники" принимать ОЯТ и что мы получим взамен? Рассмотрим это на примере самого перспективного региона-"приемщика", каким является Красноярский край, точнее Горно-химический комбинат (ГХК) в Железногорске (бывший закрытый "почтовый ящик" Красноярск-26), который находится всего в 40 (!) километрах от 850-тысячного Красноярска на Енисее. Именно сюда в первую очередь пойдут поезда с ОЯТ - местное хранилище за 15 лет после своего рождение заполнено ими всего наполовину, рядом стоит недостроенный завод по хранению и переработке ОЯТ, РТ-2.

Что же касается двух других российских регионов, то их вряд ли можно считать перспективными в этом плане. В Челябинске-70 на местном ГХК и так уже все забито. Построенный там РТ-1 способен ежегодно перерабатывать порядка 200 тонн ОЯТ, в лучшие годы он осваивал 400 тонн, но в последние 10-15 лет снизил объемы вдвое из-за стареющего оборудования и в прошлом году сумел справиться только со 162 тоннами ОЯТ. Да и Томску-7 с его Северным химическим комбинатом к такой "почетной" роли еще готовиться и готовиться... Остается только Красноярский край, итоги расследования радиационной обстановки в котором перед вами.

Я пришел дать вам правду

Примечательно, что через 72 часа после подписания Владимиром Путиным "ядерных" законов в Красноярске прошел однодневный визит министра по атомной энергии Александра Румянцева, в ходе которого глава Минатома попытался сделать все, чтобы хоть немного снизить накал общественного мнения вокруг этой темы. Удалось это лишь отчасти - общественность края, в том числе и депутаты местного Законодательного собрания, по-прежнему в большинстве своем с недоверием относятся к самой идее ввоза ОЯТ, тогда как подчиненные министра уверены в обратном.

Самолет с Румянцевым, невзирая ни на какие мрачные аналогии, приземлился в красноярском аэропорту ночью, в пятницу, 13-го числа. Весь этот день глава Минатома провел в Железногорске - бывшем Красноярске-26, - куда в хранилище местного Горно-химического комбината (ГХК), и планируется в будущем закладывать зарубежное ОЯТ. Далее последовало несколько стремительных экскурсий по территории ГХК, где министр в сопровождении Александра Лебедя и главы Законодательного собрания края Александра Усса быстро осмотрел подведомственные ему объекты, попутно обсудив 3 вопроса: строительство на ГХК завода по производству полупроводникового кремния, строительство нового "сухого" хранилища на 30 тысяч тонн ОЯТ и достройка завода по переработке ОЯТ РТ-2, на что требуется 2 миллиарда долларов.

Собственно, последний вопрос вообще предполагает не достройку, а фактически новое строительство завода. Ведь по словам руководителя Госатомнадзора Юрия Вишневского, после решения правительства РФ в 1992-м году заморозить РТ-2, его конструкции и помещения пришли в полную негодность. Так что новое строительство - это уже совсем другие деньги. Ограничены мощности и самого действующего хранилища в Железногорске. По оценке того же Вишневского, его хватит еще на 5-6 лет, и то в случае, если Россия не будет ввозить ОЯТ из-за рубежа. На строительство же нового потребуется еще 6-7 лет. Куда же девать ввозимое?

Любопытно, что ни Румянцев, ни Лебедь, ни Усс на входе в "мокрое" хранилище ОЯТ, которое заполнено уже наполовину 3 тысячами тонн ОЯТ с украинских и российских АЭС, приносит в краевой бюджет 200 миллионов рублей ежегодно и через 5-6 лет выработает свой ресурс, превратившись в ядерный могильник, с которым неизвестно пока, что делать, не одели защитные костюмы, в которые облачились все остальные - видимо, с намеком на то, что власть не берет даже радиация. Позже Румянцев признается журналистам, что это был специально продуманный pr-ход. Затем делегация отправилась на закрытое совещание, после которого главе Минатома предстояла главное - разговор с депутатами местного Законодательного собрания. Тут выяснились любопытные вещи.

Во-первых, по словам Румянцева, в Красноярском крае вопрос о переработке ОЯТ обратно в полноценное топливо для АЭС пока не стоит, и здесь его будут только хранить, для чего построят новые резервуары, проработают экологические программы, учтут режим страхования и другие риски - в общем, было повторено все из арсенала пропаганды бывшего министра Евгения Адамова.

Во-вторых, и это особенно волновало уже смирившихся с принятием "ядерных" законов депутатов, российские регионы-приемщики, в числе которых первым стоит Красноярский край, на экологические мероприятия и в качестве мзды за опасное соседство будет напрямую поступать лишь одна четвертая часть всей зарубежной платы за ввоз, хранение и переработку ОЯТ. Остальные деньги пойдут в федеральный бюджет, и под контролем Минатома будут расписаны на нужды Федерации и регионов построчно и адресно. Это вызвало недобрый смех в зале, особенно когда одним из депутатов было объявлено, что та же Украина до сих пор должна Красноярскому краю в лице России за уже поставленное в Сибирь ОЯТ 400 миллионов рублей. Мол, понятно, что никаких денег край не увидит и не получит.

В ответ на это Румянцев заявил, что не хочет пока делить шкуру неубитого медведя, призвал всех к спокойствию и сказал, что, если все будет в порядке, то первый эшелон с ОЯТ из-за рубежа пересечет границы Красноярского края лишь в 2004-м году. Странно, что эта перспектива никого так и не успокоила, а депутатов выступления министра так ни в чем не убедило.

Дракон сам себя обнаружил!

Это весьма любопытно, но именно красноярские атомщики Железногорского ГХК, ранее уверявшие всех в безопасности своего производства в целом, впервые сами раскрыли грозящую стране опасность. "Черную метку" одно из сибирских предприятий Минатома послало себе само, в полной мере даже не догадываясь об этом! Впрочем, все по порядку.

За несколько недель до начала голосования в Думе на животрепещущий вопрос о выгоде для края при ввозе ОЯТ отчасти дали ответ руководители самого Горно-Химического комбината Железногорска. Они впервые за все время работы предприятия официально подтвердили факт нескольких производственных аварий на комбинате в 40-50-е годы и согласились с неоднократными заявлениями экологов о том, что Енисей действительно заражен радионуклидами на протяжении 1,5 тысяч километров вплоть до Карского моря.

Правда, саму ситуацию руководство ГХК тут же попыталось смягчить. Начальник бюро общественной информации комбината Павел Морозов рассказал, что таковой была неизбежная цена деятельности завода в военные годы, теперь же рассыпавшиеся по Енисею "горячие" частицы двух проточных ядерных реакторов закрывает сверху образовавшийся за это время слой грунта толщиной 50-60 сантиметров, который контролируется и не опасен.

Вслед за Морозовым выступил главный инженер ГХК Юрий Ревенко, заявив, что частицы из реакторов, которые естественным способом охлаждали воды Енисея, попадали реку также и 20, и 30 лет назад, но сейчас это не опасно. Более того, по словам Ревенко, последствия подобных аварий в Челябинске и Томске оцениваются специалистами Минатома гораздо серьезнее, чем последствия серии ЧП в Красноярском крае, где, кстати, работники ГХК заканчивают монтаж системы мониторинга окружающей среды. В общем, граждане, не волнуйтесь...

Все эти заявления ядерщиков и политиков не добавили спокойствия никому по многим обстоятельствам, подробности которых стали известны FLB и которые существенно корректируют позиции атомщиков в сторону серьезности будущей угрозы при ввозе ОЯТ в Красноярский край. Оказывается, этот российский регион уже существенно заражен радиацией, а потому решения Думы, СФ и Путина о дополнительном ввозе ОЯТ ни хорошего настроения, ни здоровья красноярцам явно не прибавят. Судите сами.

"Острова смерти"

Еще в апреле 2000 года Законодательное собрание Красноярского края на своей очередной сессии утвердило давно готовившийся план социально-экологических мероприятий по своевременному снижению радиационной опасности прибрежной почвы Енисея в результате жизнедеятельности Горно-химического комбината (ГХК). Отчасти на такое решение депутатов подвигнула и опубликованная в газете "Сегодня" (автор этих строк тогда являлся собственным корреспондентом этого издания по краю) от 6 апреля прошлого года статья под заголовком "Заражен и очень опасен", рассказывающая о непростой радиационной ситуации на сибирской реке. И хотя местные специалисты утверждают, что оснований для паники среди населения миллионного Красноярска нет, сама проблема радиационного загрязнения прибрежных участков Енисея существует, так сказать, давно и навсегда. Кстати, уровень этой опасности, как и само ее понимание у разных "чиновников от экологии" довольно существенно различаются. Началось же обсуждение темы с того, что в начале апреля 2000 в эфире одной из красноярских телекомпаний заместитель главного врача Центра Государственного санитарно-эпидимиологического надзора Красноярского края Виталий Коваленко заявил, что на зараженной радиоактивными выбросами ГХК 500-километровой зоне Енисея встречаются участки, где плотность загрязнения цезием-137 составляет 40 кюри на один квадратный километр. По так называемой "чернобыльской классификации" заражение почвы, начиная от 10-15 кюри на квадратный километр, уже должна считаться зоной экологического бедствия.

Тогда же начальник управления экологической безопасности Госкомэкологии Виктор Куценко, к которому мои коллеги в Москве обратились за комментариями, заявил, что, во-первых, не верит этому, во-вторых, "даже 5 кюри на 1 километр - уже повод для отселения людей", и в-третьих, пообещал немедленно перепроверить поступившую к нему из газеты информацию.

В свою очередь, председатель красноярского Комитета по охране окружающей среды Виктор Идимичев в беседе со мною не стал отрицать, что "иногда после паводков на отдельных безлюдных, необитаемых островах обнаруживаются случаи превышения радиационного фона, но экстремальных выводов мы пока делать не можем".

В конце концов, в Госкомэкологии пообещали разобраться с ситуацией в ближайшие дни и представить все материалы о положении с радиационным загрязнением прибрежных участков Енисея. К сожалению, чиновники не сдержали своего обещания, тема затихла, информацию по ней пришлось получать самостоятельно.

Итак, заместитель главы Госкомитета по охране окружающей среды по Красноярскому краю Юрий Мальцев официально подтверждает, что в пойме Енисея действительно существует так называемое "пятнистое загрязнение" радиоактивными элементами, сложившееся в результате сильнейших паводков на реке в 1966-м и 1988-м годах. Кстати, на Горно-Химическом комбинате, являющимся источником этого загрязнения, таких фактов не отрицают, что делает атомщикам честь. В недавно опубликованном докладе генерального директора ГХК, названном по имени его составителей "докладом Жидкова-Шишлова" говорится о том, что на Енисее обнаружено несколько островов, где наблюдается повышенный радиоактивный фон.

Прежде всего речь идет о небольшом островке Городской в городской черте города Енисейска, где сила излучения кое-где доходит до двухсот(!) кюри на квадратный километр, а плотность радиоактивного загрязнения составляет от 30-ти до 200-т микрорентген в час (естественный радиоактивный фон в Красноярске не превышает двенадцати с половиной микрорентген в час).

Впрочем, по словам Мальцева, говорить о серьезной опасности в данном случае явно не следует. Во-первых, сам остров необитаем, кроме случайных туристов и изредка появляющихся там детей (!), там никого не бывает, во-вторых, такая сильная радиация зафиксирована лишь на поверхности острова на площади в несколько квадратных метров. Кстати, по всем федеральным законам, специалисты должны отслеживать лишь те "светящиеся" в крае места, вблизи которых, либо на которых обитает человек. Все, что необитаемо - не их компетенция. Поэтому когда в Москву докладываются данные о подобных фактах, руководство Госкомприроды и других правительственных организаций лишь принимают услышанное "к сведению".

Существуют на Енисее и другие разведанные атомщиками рукотворные "острова смерти" - Атаманово и Балчугский. Систематически ведется мониторинг и других островов в пойме Енисея.

Казалось бы, беспокоиться не о чем. И некоторые официальные лица, с которыми, впрочем, на условиях анонимности беседовал корреспондент FLB, лишь обвиняли редакцию в нагнетании ненужной "радиоактивной" истерии. Однако полученные в ходе журналисткого расследования данные позволяют говорить об обратном.

В пойме Енисея действительно существует мощное радиоактивное загрязнение, которое давно стало проблемой для сотен тысяч жителей Красноярского края. Вот лишь некоторые факты по этому поводу, часть из которых была предоставлена FLB сотрудниками красноярского регионального радиологического центра, систематически изучающего радиационную обстановку в крае.

О чем молчит Минатом

Для понимания общей радиационной обстановки любому читателю этого материала нужно знать несколько узловых моментов. И - ужаснуться! Во-первых, все радиоэкологические исследования, проводимые сотрудниками красноярского радиологического Центра для установления связи между здоровьем людей и деятельностью Железногорского горно-химического комбината, проводятся лишь с 1996-го года (!!). До этого времени все данные о деятельности ГХК, начиная с середины 50-х годов, когда здесь начиналась промышленная разработка оружейного урана, засекречены либо неизвестны. Вопрос ли это стратегической безопасности России (зная об уровне загрязнения Енисея тем же йодом-131, можно довольно точно просчитать имеющееся здесь количество обогащенного урана и плутония в 50-80-е годы, количество мелких технологических ЧП на реакторах, и сделать соответствующие выводы о нынешнем ядерном потенциале страны), либо что-то другое, неясно. Россия никогда официально не признавала какие-либо данные о загрязнении своей территории в этом месте, хотя такое признание неоднократно делали те же США. Ясное одно - именно в то время Красноярский край и был основательно загрязнен радиацией. Последствия этого сейчас и выясняют экологи, пытаясь смоделировать хотя бы часть утраченных либо секретных данных тех времен, тем более что сейчас уровень загрязнения существенно уменьшен (из трех реакторов ГХК два остановлены, а третий, двойного назначения, продолжает работать).

Во-вторых, по данным FLB, зон радиоактивного влияния ГХК на территорию края сейчас три. Первая, имеющая радиус 30 километров, называется санитарно-защитной зоной самого комбината и все, что там за колючей проволокой происходит - скрыто от посторонних глаз до сих пор. А скрыто там не мало: серьезное радионуклидное загрязнение почвы, заполняемой радиоактивной водой в соответствующих резервуарах плюс склад "светящейся" от радиации техники, участвующей в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС в 1986-м году. Сколько ее там, широкой общественности неизвестно, а радиологический центр при комбинате, хотя и работает хорошо, о многом все же умалчивает. Кстати, в 30-тикилометровой зоне в 1998-м году проживало, по официальным данным, 156 249 человек.

Вторая, стокилометровая "зона наблюдения" находится в введении среднесибирского Управления по мониторингу окружающей среды. И, наконец, третья зона - в полторы тысячи километров от Железногорска вниз по Енисею. Как раз она и представляет особый интерес для экологов.

Что же касается прибрежных енисейских вод, а также самих берегов, то за все прошедшие и доступные для исследования 4 года здесь действительно обнаружено 150-180 так называемых "точечных" радиоактивных аномалий с высоким (до 200 кюри на квадратный километр) уровнем загрязнения. Причем непосредственно на берегу Енисея, по которому расселено и проживает около четверти миллиона человек, в одном только 1997-м было найдено 40 таких участков. Кроме того, иногда на берегах Енисея фиксируются очень страшные находки в виде так называемых "горячих" частиц с громадной удельной активностью от работающего на ГХК реактора двойного назначения. Размер их невелик, миллиметры и доли миллиметров, но все же, все же... Это говорит только о том, что в самом "железногорском" реакторе тоже далеко не все спокойно.

Кстати, эти бесспорные факты довольно часто всплывают в СМИ, и прежде всего в зарубежных. При этом уже никого не удивляет позиция Госкомприроды РФ, где делают вид, что ничего не знают о происходящем в Красноярском крае. Многие местные специалисты объясняют такую позицию чиновников стремлением "не трогать пока эту головную боль", поскольку в России, помимо Красноярска, существует гораздо более серьезные радиоактивные опасности. К примеру, это Челябинск-70, где существует знаменитое на весь мир озеро Карачай, напичканное радионуклидами, ядерные полигоны Семипалатинска и Новой Земли или территория Алтая.

Что же делать с сибирскими "радиоточками", пока не знает никто. Впрочем, варианты есть, но они очень дорогостоящи и нереальны. К примеру, радиоактивные загрязнения предлагается захоронить в специально оборудованном пункте, однако "добро" на его создание может дать только российское правительство, да и то лишь после всенародного референдума по данному вопросу. А кто из здравомыслящих людей выскажется "за" создание подобного пункта-хранилища? В итоге российская власть вынуждена нивелировать ситуацию на законодательном уровне, принимая несколько лет назад федеральную целевую программу об удержании ситуации в Красноярском крае под контролем и минимальных очистных работах. Образцом же такой нивелировки может служить утвержденная в 2000-м году федеральная целевая программа "Ядерная радиационная безопасность РФ а 2000-2006 г.г.", с 20-ю подпрограммами, куда предыдущая региональная программа вошла полностью, при этом утратив слова "очистка Енисея и Томи". Вместо них остался лишь лозунг. Кстати, государственным заказчиком и реализатором этой программы утвержден Минатом, он же является координатором раздела программы о санитарной безопасности подобных объектов, где госзаказчиком уже выступает Атомнадзор. Исполнителем же назначен... Минздрав России. Так что, как шутят в Красноярском крае, "преступнику поручено следить за собственными преступлениями". Что же касается властей Красноярского края, то они взирают на эту ситуацию с ледяным спокойствием, поскольку больше ничего им делать не остается. Дело в том, что несколько лет назад еще Борис Ельцин подписал Указ "О конверсии на ГХК", в соответствии с которым 25 процентов прибыли, полученной комбинатом за переработку и хранение на его территории отработанного ядерного топлива с российских и украинских АЭС должно через краевой бюджет отправляться на природоохранные нужды по поддержанию контроля и хотя бы частичному исправлению ситуации в пойме Енисея. Тем не менее, последние деньги край выделил соответствующим санитарным службам региона на это дело в далеком 1997-м.

Кроме того, экологам стало известно, что уже нынешний российский президент Владимир Путин приблизительно полгода назад издал специальный указ, по которому строка о 25-процентном бюджетном финансировании экологических мероприятий в крае была аннулирована.

Вместо послесловия

Зловещее многоточие в этой истории поставил на днях сам Горно-химический комбинат Железногорска, который по закону должен материально компенсировать жителям районов Красноярского края, последствия своей жизнедеятельности.

И вот в Сухобузимский район края на имя местной районной администрации на днях пришла такая компенсация - это были два автобуса, доверху наполненных... мягкими игрушками для детей района на сумму 692 тысячи рублей. На самом комбинате заявили, что не могут пока заплатить жителям района, мол, нет денег, поэтому посылают, так сказать, чем богаты. Плюшевые же мишки, лисички и львята администрация района, шокированная такой фантазией чиновников, планирует в самом ближайшем будущем распределить между местными приютами, детскими садами и дошкольными учреждениями...

Интересно, что в Сухобузимо привезут в следующий раз, после того, как в Красноярский край пойдут эшелоны с отработанным ядерным топливом из-за рубежа?..


Ваше мнение (комментарий к статье)?


Ваше имя:

Ваш комментарий:

Впишите в следующее поле буквы которые Вы видите на картинке.



Ссылки по теме:

  • Франко-российский ядерный узел. Газета Liberation: "Наши ядерные отходы прячут в Сибири".Андрей Терехов, Независимая газета, 16 октября 2009

  • В Сибири складируют радиоактивные отходы из Франции. Лора Нуала (Laure Noualhat), Liberation, Франция & InoSmi.ru, 16 октября 2009

  • Южноуральская АЭС? Услышьте жителей Челябинской области! Наталия Миронова, Андрей Талев, специально для NuclearNo.ru, 6 марта 2007

  • Переговоры Японии и России: сбудется ли ядерный проект обогащения урана Россией на ее территории? Газета Владивосток & "Йомиури, 1 марта 2007

  • Мирный атом США "отходит" в Россию. Иван Бабушкин, Утро.Ру, 10 июля 2006

  • Путин превратит Россию в ядерную свалку. Обозреватель, Украина, 10 июля 2006

  • Россия не планирует перерабатывать ОЯТ иностранного производства. www.rambler.ru, 10 июля 2006
  • Реклама
    Здесь может быть ваша реклама

    Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
    Эксклюзив | Архив | Публикации | О нас | Ссылки | Форум | Гостевая
    На главную   Вверх   Назад

    660000. Главпочтамт, а/я 25211, г. Красноярск, Россия.
    e-mail: ccnnp@yandex.ru, NuclearNo.ru
    © 2000. Дизайн: NuclearNo.ru