Гражданский Центр ядерного нераспространенияГражданский сайт ядерного нераспространения
На главную   English
Поиск:
Эксклюзив | Архив | Публикации | О нас | Ссылки | Форум | Гостевая

Энн Эплбаум (Anne Applebaum),
The Washington Post,
14 августа 2017

Президент Трамп - малое дитя в авто

Представьте себе трехлетнего ребенка, сидящего в припаркованной машине. Представьте, что он там может делать! Включать и выключать переключатели. Включить свет. Включить стеклоочистители. Включить радио. Практически все - но только не завести машину, чтобы куда-нибудь на ней уехать. Для этого ему нужен бензин в баке, достаточно длинные ноги, чтобы дотянуться до педали "газа". Но, прежде всего - нужно знать, как водить машину.

А теперь подумайте о том, как президент Трамп управляет внешней политикой США. Представьте, что он в этой политике может делать! Делать заявления в Твиттере. Выступать со страшными угрозами со своего гольф-курорта. Угощать зарубежных лидеров шоколадным тортом у себя в Мар-а-Лаго. Практически все - но только не добиваться ощутимых успехов. Для этого ему нужны реальные инструменты: планирование, процессы, дипломаты и союзники. Без них ничего не получится.

Это не моя метафора. Ее придумал один мой знакомый - раздосадованный чиновник, который вот уже полгода наблюдает за тем, как США теряют влияние. Но с помощью этой метафоры можно прекрасно объяснить события последних нескольких дней. Трамп - это малое дитя в машине. А остальные члены администрации - или, по крайней мере, некоторые из них - это взрослые, пытающиеся сохранить движение американской дипломатии в правильном направлении. Хотя всех необходимых инструментов ни у кого из них тоже нет.

Прежде, чем объяснять, стоит повторить: простого военного решения для проблемы Северной Кореи не существует. Все принимаемые в одностороннем порядке планы нанесения превентивного удара означают высокие риски. Северокорейские ракеты, спрятанные под землей в горах или установленные на мобильных пусковых установках, обнаружить нелегко. Но даже если мы сможем нанести по ним удар, то в случае нанесения ответного удара с применением обычных вооружений в зоне поражения вполне может оказаться столичный южнокорейский город Сеул с населением около 25 миллионов человек. А если кто-нибудь задумает нанести неожиданный ядерный удар, то этому городу точно так же угрожают радиоактивные осадки.

Единственным реалистичным решением проблемы по-прежнему является политика сдерживания (та самая, которая на протяжении почти 45 лет использовалась против СССР) в сочетании с санкциями, дипломатией и проведением новой кампании по защите прав жителей КНДР. Но для проведения кампании по защите прав человека необходим такой Госдепартамент, который верит в права человека, а тот Госдепартамент, который возглавляет Госсекретарь Рекс Тиллерсон, в них не верит. Для осуществления дипломатии требуются дипломаты, но, учитывая, что в Южной Корее нет посла, а у Госсекретаря нет помощников по контролю над вооружениями или по делам Азии, дипломатов у Госдепартамента тоже нет.

Санкции работают лучше, возможно, потому, что администрация назначила постпредом в ООН Никки Хэйли (Nikki Haley). На прошлой неделе Совет Безопасности ООН проголосовал за введение новых санкций в отношении Северной Кореи, и это решение позволит усилить давление на режим. Но для того, чтобы ощутить результаты санкций, потребуется много времени. А если риторика и поведение президента будут подрывать единство международного сообщества, санкции вообще не будут работать.

Поскольку для того, чтобы политика сдерживания была эффективной, необходимо тщательного подбирать слова. Высказывания в адрес такого самовластного правителя-параноика, как Ким Чен Ын, должны быть предельно понятными: если вы запустите ядерную ракету, которая убивает людей, мы нанесем ответный удар с превосходящей силой. Если вы осуществите запуск ракеты с провокационной целью, мы будем действовать более взвешенно и нанесем соразмерный ответный удар. Министр обороны Джим Маттис попытался послать подобный сигнал, когда призвал Северную Корею "прекратить рассмотрение мер, которые приведут к уничтожению ее режима и гибели ее населения" и "отказаться от стремления обладать ядерным оружием".

Трамп же, напротив, продолжает говорить так, будто у него нет ни дипломатов, ни генералов, будто его словам не предшествовал ни политический, ни даже мыслительный процесс. Его заявление, с которым он выступает в перерывах между раундами игры в гольф, о том, что на любую "угрозу" со стороны Северной Кореи США готовы ответить "огнем и яростью,: подобных которым мир никогда не видел прежде", отличается опасной неопределенностью. Что он имеет в виду, говоря об "угрозах"? Северная Корея угрожает все время и делает это на протяжении нескольких десятилетий. Что он подразумевает под словами "огонь и ярость"? Почти сразу же Тиллерсон, стремясь исправить эту ошибку, сказал американцам (но не жителями Южной Кореи), что им следует "по ночам спать спокойно", поскольку у него нет "опасений по поводу именно этой риторики", видимо, имея в виду, эту президентскую риторику. Затем президент выступил с еще более громким заявлением, предупредив, что в Северной Корее "с людьми произойдет такое, о чем они даже представить себе не могли"

Вряд ли это способствует разрешению проблемы. Честно говоря, президент уже отказался от своего самого важного инструмента - от возможности выступать в качестве последней инстанции, последней ступени на лестнице эскалации. Угрозы должны начинаться на более низких уровнях, расти на уровне Кабинета министров и, наконец, озвучиваться президентом только тогда, когда ситуация по-настоящему опасна. И его слова должны звучать предельно серьезно. Вместо этого у нас есть президент, от гневных слов которого, может просто отмахнуться даже его собственный Госсекретарь. Трамп уже столько раз лгал по столь многим вопросам, так много преувеличивал и с важными видом разглагольствовал, что даже северокорейцы смеются над его "страшными" словами, считая их "абсолютной чушью". У него нет никаких полномочий и поэтому он - словно дитя малое, сидящее в припаркованном автомобиле - не может добиться выполнения ни одной нормальной угрозы. Его слова могут испугать Пхеньян, но с таким же успехом и подстегнуть его - и, скорее всего, лишь будут способствовать повышению опасности для всех нас.


Ваше мнение (комментарий к статье)?


Ваше имя:

Ваш комментарий:

Впишите в следующее поле буквы которые Вы видите на картинке.



Ссылки по теме:

  • Трамп своими тупыми новшествами ломает вековые традиции. Владимир Шенк, специально для NuclearNo.ru, 14 марта 2018

  • Москва смотрит на Восток (Азиатско-Тихоокеанский регион). Кроме Азиатско-Тихоокеанского региона видное место во внешней политике России в 2018 году займет Ближний Восток.Stratfor, 24 января 2018

  • Дональд Трамп уже год - на посту президента, а отношения с Россией так и не улучшились. Антон Трояновский (Anton Troianovski), The Washington Post, 20 января 2018

  • Россия намерена доминировать в Арктике. Россия строит новые атомные ледоколы, что окажет чрезвычайно серьезное влияние на расклад сил в международном соперничестве за арктические морские маршруты и минеральные ресурсы.Майкл Пек (Michael Peck), The National Interest, 9 января 2018

  • Все платят Америке. Владимир Шенк, специально для NuclearNo.ru, 5 января 2018

  • У разведывательных агентств США нет доказательств того, что Россия помогла Трампу победить на выборах. Рашагейт: расследование "связей" администрации Трампа и России.Джейсон Ле Мьер (Jason Le Miere), Newsweek, 5 января 2018

  • Американская разведка устраивает Путина. Но почему она не устраивает Трампа? Письмо в редакцию.Лен Зуза (Len Zuza), The Washington Post, 28 декабря 2017
  • Реклама
    Здесь может быть ваша реклама

    Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования
    Эксклюзив | Архив | Публикации | О нас | Ссылки | Форум | Гостевая
    На главную   Вверх   Назад

    660000. Главпочтамт, а/я 25211, г. Красноярск, Россия.
    e-mail: ccnnp@yandex.ru, NuclearNo.ru
    © 2000. Дизайн: NuclearNo.ru