26.06.2005

Никитчук И.И., бывший сотрудни

Советская Россия

Атомный закат

АЭС в системе российской энергетики

ВЕЛИКИЙ атомный проект, начавший реализовываться усилиями всей страны в конце Второй мировой войны, не только дал стране ядерное оружие, позволившее России впервые за всю историю существования прожить более полувека без войн, но и открыл всему человечеству новый, практически неисчерпаемый источник энергии.

Целая империя под названием Минсредмаш, созданная буквально за несколько лет с десятками институтов и лабораторий, в которых была сосредоточена научно-техническая элита и огромный производственный потенциал, в закрытых городах на комбинатах и заводах, смогла обеспечить весь комплекс работ в области использования атомной энергии от добычи и обогащения урана и создания ядерного оружия до использования изотопов в медицинских целях. Героическими усилиями советских ученых, инженеров и рабочих СССР стал великой ядерной державой.

С пуском в 1954 году первой в мире атомной электростанции в г. Обнинске во всем мире началось освоение мирного атома. Атомная энергетика - дитя ядерного оружейного комплекса и научно-технического прогресса, быстро становилась на ноги и скоро стала существенной частью топливно-энергетического баланса развитых стран.

На сегодня в мире действуют более 400 ядерных энергетических реакторов, а доля атомной энергетики в странах большой восьмерки в общей выработке электроэнергии составляет от 78% во Франции до 12% - в Канаде.

Ускоренными темпами атомная энергетика развивалась в СССР. Были созданы целые отрасли атомного машиностроения и приборостроения, мощнейшие комбинаты ядерного топливного цикла. Возводились гигантские предприятия, оснащенные самой современной техникой, такие как "Атоммаш" в Волгодонске Ростовской области с 30 тысячами работающих. Регионы и республики буквально выстраивались в очередь на строительство АЭС. Еще бы, вместе с крупнейшим источником электроэнергии области и республики получали еще и целые города, строящиеся рядом с АЭС. За счет притока специалистов резко возрастал не только технический, экономический, но и культурный потенциал регионов.

В середине 80-х в год в СССР вводилось 3-4 атомных энергоблока мощностью 1000 мегаватт каждый. АЭС, как мощные производители электроэнергии, строились в узловых точках Единой энергетической системы, являясь системообразующими, поддерживая работу в сети и снабжая электроэнергией сразу несколько областей. И сейчас на 10 российских АЭС производится около 17% от всей выработки электроэнергии в России, а в наиболее развитых регионах ее европейской части - от 20 до 40%.

Не забывали и соседей: в странах - членах СЭВ - Чехословакии, Венгрии, Болгарии, ГДР при содействии СССР возводились мощные атомные энергоблоки, составившие основу энергетики этих стран. Атомная станция Ловиза в Финляндии, построенная при техническом содействии СССР в начале 80-х годов прошлого столетия, до сих пор считается одной из лучших в мире. Проектировались и строились атомные станции в Польше, Корее, Ливии, на Кубе. Это было, безусловно, выгодно и странам, получавшим передовые атомные технологии и укреплявшим свою экономику за счет дешевой электроэнергии, и самому СССР. Ведь цена одного киловатта установленной мощности при строительстве АЭС уже в то время превышала 1000 долларов, да и поставки ядерного топлива на весь срок службы обеспечивали не меньший экономический эффект. Атомная энергетика укрепляла и зависимость стран, где строились атомные электростанции, от СССР: эксплуатация этих сложнейших объектов была невозможна без постоянного научно-технического сопровождения и поставок ядерного топлива.

Подобный прорыв в абсолютно новом деле стал возможен исключительно благодаря мощной поддержке государства. Сегодня, на фоне заявлений некоторых членов российского правительства о необходимости ухода государства из экономики, уместно напомнить об опыте самой что ни на есть рыночной Франции. Испытав все "прелести" энергетического мирового кризиса 70-х годов, связанного с поставками органического топлива,

Франция взяла курс на энергетическую независимость путем развития атомной энергетики. За короткий срок, благодаря протекционистской политике государства, обеспечившего кредитование государственной компании ЭДФ ("Электрисити де Франс"), Франция не только добилась энергетической независимости, производя около 80% электроэнергии на АЭС, но и превратилась в крупнейшего экспортера электроэнергии (на сумму более 2 млрд. евро ежегодно) в соседние страны, опоздавшие с освоением атомных технологий.

Победоносное шествие по всему миру атомной энергетики было остановлено катастрофой на Чернобыльской АЭС (ЧАЭС) 26 апреля 1986 года, когда энергия мирного атома вырвалась из реактора 4-го энергоблока, накрыв радиационным загрязнением территории, сопоставимые со средним европейским государством.

Только на Украине и Белоруссии, где радиационный выброс причинил наиболее тяжелый ущерб, в кратчайшие сроки пришлось переселить сотни тысяч людей из тысяч населенных пунктов. Авария на ЧАЭС, совпавшая с началом процесса разрушения СССР, сыграла роль катализатора, истощив ресурсы страны и дестабилизировав общественно-политическую обстановку. Антиатомная кампания стала основным идеологическим стержнем в предвыборных баталиях "демократов".

Только в СССР на разных стадиях были прекращены проектно-изыскательские и строительные работы почти по 100 энергоблокам. Уместно напомнить, например, что на антиатомной волне по инициативе рвущегося к власти Б.Немцова была законсервирована практически готовая к эксплуатации атомная станция снабжения электроэнергией и горячей водой г. Горького (ныне Н.Новгорода), несмотря на высокую оценку ее безопасности со стороны международной организации МАГАТЭ.

Станция, удовлетворяя в полном объеме потребности города в электроэнергии и горячей воде, позволяла ликвидировать тысячи котелен-живопырок, круглогодично дымящих, загрязняющих городскую атмосферу. Вскоре "демократы" нашли "достойное" применение атомной станции: на ее территории стали разливать водку, используя ее мощный узел химводоочистки.

СЕГОДНЯ широко обсуждается московская авария энергоснабжения в мае текущего года, показавшая, что может произойти с мегаполисом, подобным Москве, в случае сбоев в поставке электроэнергии. Но это всего лишь детский испуг по сравнению с возможной аварией на ядерноопасном объекте. До сих пор не утихают споры о причинах аварии на ЧАЭС.

Выдвигаются различные версии и предположения. И только профессионалам понятно, что в данном случае не только техника подвела, пожалуй решающую роль сыграл человеческий фактор. Ничем не оправданное экспериментирование на работающем реакторе, в ходе которого было нарушено более 10 регламентных норм, привело в итоге к неуправляемому разгону реактора. Вызывает удивление еще один факт.

Именно ЧАЭС почему-то была выведена из ведения Минсредмаша, с его отработанной десятилетиями высокой технологической культурой, дисциплиной и жесткой системой подготовки кадров, и передана в Минэнерго, где приоритетом над безопасностью эксплуатации стала выработка электроэнергии любой ценой. Это наводит и на такие грустные размышления: не была ли "авария" на ЧАЭС заранее спланированным мероприятием в стратегии развала СССР наряду с искусственно устроенными дефицитами пресловутой колбасы, сигарет, водки, стирального порошка, мыла и т.д.?

Тем не менее урок Чернобыля не прошел даром. На всех АЭС в срочном порядке был проведен комплекс работ по повышению безопасности, в корне изменилось и отношение всех людей, занятых в атомной отрасли, к обеспечению безопасности. Все понимали, что еще одной аварии, даже меньшего масштаба страна просто не переживет. Был создан и независимый орган в области безопасности - Госатомнадзор, осуществляющий в соответствии с международными нормами государственное регулирование ядерной и радиационной безопасности.

Удар по атомной энергетике нанесло также и расчленение Советского Союза, разорвавшее сложнейшие кооперационные связи между производителями оборудования для АЭС, оставив основные высокорентабельные запасы уранового сырья в Средней Азии.

Последующие годы российская атомная энергетика прошла мучительные стадии кризиса, в том числе кризиса неплатежей, когда из-за проводимой монетаристской экономической политики уровень оплаты "живыми" деньгами за поставленную электроэнергию был ниже 5%. Это не позволяло не только обеспечивать АЭС необходимыми ресурсами, но даже выплачивать персоналу заработную плату. Из-за полного безденежья накапливались проблемы и с хранением отработанного ядерного топлива, наукой, созданием перспективных проектов.

Впоследствии, прикрываясь финансовыми проблемами хранения отработанного ядерного топлива, утилизации ядерных отходов, руководству Минатома в лице его министра Адамова удалось протащить через Государственную думу законопроект, позволяющий завозить на территорию России отработанное ядерное топливо, фактически ядерные отходы зарубежных АЭС. Главный аргумент в пользу такого закона состоял в том, что, дескать, переработка отработанного топлива даст огромный доход и вдобавок можно будет получить ценное энергетическое сырье.

При этом умалчивалось, что переработка 1 кг твердых радиоактивных отходов дает примерно 10 литров жидких радиоактивных отходов, которые тоже надо куда-то девать. На самом деле никто перерабатывать эти отходы и не собирался по очень простой причине: чтобы приступить к переработке, их необходимо предварительно выдержать в течение минимум 50 лет с тем, чтобы их радиоактивный фон снизился примерно на два порядка, т.е. в сто раз. Замысел был до гениальности прост: завезти отходы, взять за это деньги не без своего интереса, а через 50 лет взятки гладки, в живых никого из авторов идеи уже нет, пусть кашу расхлебывают другие.

Спасибо, так сказать, американцам, придерживающимся той точки зрения, что из России нужно как можно больше вывезти ядерных материалов, а не завозить их, пусть и в виде отходов: а вдруг русские смогут даже из отходов бомбу сделать. Используя свое политическое влияние, США наложили табу на ввоз в Россию отработанного топлива, сорвав тем самым "бонапартистские" планы адамовской команды.

ВОПРЕКИ всему атомная энергетика выстояла в этот сложнейший период, когда необратимо рушились и исчезали целые отрасли промышленности. В немалой степени отрасль сохранилась благодаря ресурсным запасам, созданным в советский период и сложившимся высокопрофессиональным коллективам предприятий. Все АЭС и обеспечивающие предприятия были объединены в государственный концерн "Росэнергоатом", выполнявший функции эксплуатирующей организации - ответственной за безопасность АЭС. Предприятия, производящие ядерное топливо, также были объединены в государственную корпорацию "Твэл", поставляющую ядерное топливо на каждый шестой реактор в мире.

Начало ХХ_ века породило надежды у энергетиков-атомщиков. Президент Российской Федерации В.Путин выступил в ООН на саммите тысячелетия с громкой инициативой о создании новых типов реакторов, исключающих наработку оружейных материалов плутония и урана-235. Проект такого реактора на быстрых нейтронах мощностью 800 мегаватт (БН-800) к тому времени уже существовал, а реакторы подобного типа меньшей мощности давно эксплуатировались на Белоярской АЭС в Свердловской области. С пуском БН-800 (а в этом направлении Россия пока продолжает удерживать передовые позиции в мире) можно было заложить основу развития атомной энергетики второй половины ХХ_ века, решая комплексно задачи воспроизводства ядерного топлива, утилизации плутония и нераспространения ядерных материалов.

Способствовало оптимизму и внешнеполитическая обстановка: многие страны мира, такие как Китай, Индия, США, Бразилия и другие, в условиях роста цен на нефть и газ приняли амбициозные программы по строительству АЭС. Присоединение России к Киотскому протоколу, ограничивающему выбросы углекислого газа, получающегося за счет сжигания органического топлива, также создавало предпосылки для развития атомной энергетики.

В условиях системного кризиса в традиционной энергетике, старения оборудования и мрачной перспективы надвигающегося дефицита генерирующих мощностей (по прогнозу экспертов уже к 2008 году в Европейской части России будет ощущаться нехватка мощностей, что затормозит развитие экономики) и исчерпания запасов органического топлива атомная энергетика могла бы стать основой развития всей электроэнергетики страны. Ускоренные темпы развития атомной энергетики вроде бы были заложены и в "Энергетической стратеги России", принятой правительством в 2003 году, предусматривающей, в частности, проектирование нового типа водоводяного реактора мощностью 1500 мегаватт (ВВР-1500).

Продолжалось и строительство энергоблоков при содействии России в Китае, Индии, Иране, давая работу более 200 тысячам человек, занятым во всем производственном цикле от проектирования до снятия с эксплуатации атомных станций, включая строительство АЭС, машиностроительный цикл по изготовлению энергетического оборудования и специальное приборостроение. После десятилетия изнурительной борьбы за выживание у атомщиков появилась надежда на атомный ренессанс.

НО ДАЛЬНЕЙШЕЕ развитие событий быстро развеяло радужные перспективы. Приход нового руководства Минатома в лице Е.Адамова и его команды поставил в центр своей деятельности не интересы государства и ведомства, а коммерциализацию отрасли, приватизацию лакомых кусков, новое руководство пустилось в различного рода авантюры, часто ради личной наживы. Все это закончилось скандальным арестом бывшего министра властями Швейцарии по просьбе американских "друзей". Можно только поблагодарить швейцарские власти за отстаивание российских интересов в большей степени, чем можно было ожидать от российской Фемиды.

Утверждение нового министра Минатома академика А.Румянцева, что он является преемником Е.Адамова, воспринятое сначала как неудачная шутка, оказалось печальной правдой. Разрушение ядерного энергетического комплекса продолжилось. Сменилась только тактика: на смену кипучей коммерческой деятельности Адамова пришло полное отсутствие каких-либо конструктивных инициатив. Более того, с продажей главного подрядчика Минатома по сооружению атомных станций за рубежом ЗАО "Атомстройэкпорт" небезызвестному олигарху К.Бендукидзе было фактически утрачено государственное управление этим сложнейшим направлением. Стало хроническим отставание (теперь уже более чем на 3 года) в разработке нового конкурентоспособного проекта АЭС с реактором ВВР-1500. Проект этой АЭС должен был воплотить в себе все последние достижения атомной науки и стать основным для строительства в краткосрочной перспективе как в России, так и за ее пределами.

Именно отсутствие проекта (а все энергоблоки строятся на базе проекта АЭС, созданного еще в 70-х годах прошлого века, и утрата государственного влияния в "Атомстройэкспорте", где за 1,5 года сменилось 5 руководителей, уже привела к проигрышу Россией тендера в Финляндии. Контракт стоимостью более 3 млрд. евро достался Франции, системно развивающей атомную науку и технику. За последние годы практически на всех АЭС, сооружаемых Россией за рубежом, были сорваны контрактные сроки. Сейчас подводятся итоги тендера в Китае, но шансы на успех у российской стороны минимальны. Можно уверенно утверждать, что Россию вытеснили с международного рынка строительства АЭС и существует реальная угроза, что больше она туда никогда не вернется.

Не лучше идут дела и внутри России: строительство АЭС ведется со срывом сроков, предусмотренных "Энергетической стратегией России" и других постановлений правительства Российской Федерации и колоссальным перерасходом средств из-за отсутствия серийного производства оборудования и коррупции. Так, например, на достройку 3-го энергоблока Калининской АЭС было затрачено более 1 млрд. долларов, а достройка аналогичных двух энергоблоков на Украине (Хмельницкой и Ровенской АЭС) той же степени готовности обошлась менее чем в 600 млн. долларов.

Отсутствие заказов на строительство новых АЭС становится реальностью окончательного разрушения атомного машиностроения и приборостроения, научных и проектно-конструкторских организаций, участвующих в создании атомных электростанций. Это грозит потерей работы сотням тысяч высококлассных специалистов. Первой жертвой стал флагман российского атомного машиностроения завод "Атоммаш" - приватизированный, обанкроченный и распроданный по частям. "Атоммаш" был способен выпускать пять комплектов ядерных реакторов в год. Такая же участь ждет и последние оставшиеся предприятия отрасли. Сворачивается атомная программа на Ижорском заводе, на заводе им. Орджоникидзе (г. Подольск) и на некоторых других.

Остается тревожной ситуация в ядерном топливном цикле, где уже заканчиваются стратегические запасы урана, а разработка новых месторождений практически не ведется. Годовая потребность в ядерном топливе с учетом поставок топлива на АЭС ближнего и дальнего зарубежья составляет около 15 тысяч тонн. Производится в России топлива сегодня ежегодно около 3 тысяч тонн. Т.е. отрасль работает со склада. Более того, Россия (правительство Черномырдина) согласилась передать США 500 тонн своего оружейного урана, изъятого из ядерного оружия, за смехотворную сумму в 12 млрд. долларов. Реальная же стоимость этого количества урана, пересчитанная по энерговыделению на нефть, ныне превышает 10 триллионов долларов. Оружейный уран мог бы с гораздо большим экономическим эффектом использован в атомной энергетике России. Такого количества этого материала достаточно для обеспечения бесперебойной работы всех АЭС страны в течение 30-ти лет и более.

Разрушается и деградирует уникальный отраслевой научный комплекс. При достаточном количестве средств от экспорта оружейного урана, финансирование государственных научных центров постоянно сокращается.

ВЫЗЫВАЕТ недоумение и много вопросов кадровая политика, проводимая в ядерном комплексе. Например, ни один из руководителей Росатома России и ряда крупнейших эксплуатирующих организаций, ответственных за безопасность, ни дня не работал ранее на АЭС и предприятиях ядерного топливного цикла. Недостаток компетенции приводит к тому, что принципиальные решения спускаются на более низкий уровень, где преобладают не государственные, а личные интересы. Как пример можно привести историю с АСУТП 3-го энергоблока Калининской АЭС: вместо использования уже созданной за иранские деньги и опробованной на полигоне системы для АЭС в Иране для 3-го энергоблока создали новую АСУТП. На создание новой системы ушло 150 млн. долларов. При этом "забыли" провести необходимые испытания. Результат не замедлил сказаться: массовый отказ элементов АСУТП и аварийные остановки энергоблока. Основной причиной такого положения являются провалы на высшем уровне управления.

Кадровая чехарда началась еще с приходом Адамова. Именно Адамовым была реализована схема приватизации отрасли, успешно опробованная еще Б.Березовским на Аэрофлоте и ОРТ, когда приватизировалось не само предприятие, а его управление и финансовые потоки через расстановку "своих" людей на ключевые посты. Опустив финансовые махинации Адамова, приведем только один пример, воспользовавшись материалами комиссии Государственной думы по коррупции: "В соответствии с указом президента РФ от 7 сентября 1992 г. № 1055 в Минатоме России была создана эксплуатирующая организация "Российский государственный концерн по производству электрической и тепловой энергии на атомных станциях" (концерн "Росэнергоатом")... Анализ деятельности концерна по

1998 г. включительно показал последовательное улучшение данных устойчивости в работе АЭС и характеристик радиационной безопасности, проведение значительных объемов работ по повышению безопасности... Несмотря на это Адамов потребовал от генерального директора концерна "Росэнергоатом" Е.Игнатенко уйти в отставку, а затем своим приказом от 12 октября 1998 г. №666 вместо высокопрофессионального специалиста назначил на эту должность (с грубейшими нарушениями квалификационных требований к стажу работы) 37-летнего коммерсанта из Новосибирска Меламеда Л.Б. никогда ранее не работавшего в атомной энергетике и на ядерно-опасном производстве. Концерн является сложнейшим технологическим и управленческим комплексом, который отвечает за проектирование, сооружение, эксплуатацию атомных станций, а также за деятельность по обращению с ядерными материалами и радиоактивными веществами".

Остается добавить, что подобные кадровые перестановки произошли и в "Твэле", "Техснабэкспорте" и других эксплуатирующих организациях отрасли, главной задачей которых являлось обеспечение ядерной безопасности.

Положение усугубляется и резким ослаблением Госатомнадзора, вызванного реструктуризацией и кадровыми перестановками, что уже негативно сказывается на показателях безопасности АЭС и предприятий ядерного топливного цикла. С созданием Ростехнадзора, объединившего экологический, технический, строительный, энергетический и атомный надзоры, аналога чему, кстати, в мире нет, и сменой руководства, началась прогрессирующая деградация и коммерциализация этой важнейшей системы обеспечения ядерной безопасности. Уже более года в Ростехнадзоре не назначен руководитель. Многочисленные и не опровергнутые публикации в СМИ, а также обращения депутатов Государственной думы в правоохранительные органы по фактам коррупции исполняющего обязанности руководителя Ростехнадзора свидетельствуют о возможном повторении сценария с бывшим главой Минатома Е.Адамовым.

В итоге, как результат, снижается уровень технологической дисциплины персонала и ухудшаются показатели безопасности в отрасли. Так после многолетнего систематического снижения количества нарушений на АЭС и предприятиях ядерного топливного цикла в последние годы их число резко выросло - на АЭС на 30%, а на предприятиях ядерного топливного цикла - почти в 2 раза. Создается впечатление, что вместо того, чтобы стать основой развития страны, атомную энергетику подталкивают к новому Чернобылю.

Степень деградации атомной отрасли отражается не только в приведенных фактах, но и в изменении ее статуса, в превращении некогда могучего Минсредмаша в рядовое Агентство по атомной энергии. Закат ведущей отрасли экономики, которой была атомная энергетика, губительна не только с точки зрения сегодняшних проблем страны, но, прежде всего, имея ввиду перспективу энергообеспечения России в будущем. Сегодня в общем объеме вырабатываемой электроэнергии 60% приходится на тепловые станции, использующие минеральное сырье (газ, нефть, мазут, уголь), около 20% вырабатывают гидроэлектростанции и только 17% производства электроэнергии приходится на долю АЭС. Запасов нефти и газа по подсчетам ученых в России хватит еще примерно лет на 40-50.

Перспектива очевидна: или покупать чужое сырье, если для этого будут деньги, или... Альтернативой может стать только атомная энергетика - более дешевая, более экологичная при умелом и грамотном использовании, имеющая практически неисчерпаемый ресурс.

И если в России хоть в какой-то степени власть разумная и ответственная перед своими гражданами за судьбы страны, ее будущее, она просто обязана радикально изменить свое отношение к атомной отрасли, оказав ей незамедлительно государственную поддержку. Народная мудрость не зря говорит: умный добро умножит, а глупый последнее сгложет.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»