17.06.2005

Бьорн Швенткер

InoPressa.ru

В поисках атомной бомбы Гитлера

На первый взгляд кажется, что Дирк Арнольд высыпает на стол в радиохимической лаборатории федерального физико-технического ведомства в Брауншвейге просто сухую землю. Однако в этой хорошо просеянной земле с территории, где проходили военные учения в тюрингском местечке Ордруф, возможно, что-то есть. Так как там, как утверждает историк Райнер Карлш в своей недавно опубликованной книге "Бомба Гитлера", нацисты успешно испытывали ядерное оружие. При взрыве погибли сотни человек.

Действительно ли это так, должна показать экспертиза почвы. В ней должны были остаться радиоактивные остатки атомарной цепной реакции.

Анализ почвы для Дирка Арнольда - хлеб насущный. Физик заведует лабораторией по измерению радиоактивности окружающей среды. Однако на сей раз у него необычный заказчик: телеканал ZDF. Так как телеканал хочет первым опубликовать результаты исследований из Брауншвейга , пока Арнольд не имеет права разглашать детали.

"Было бы отлично, если бы я нашел обогащенный уран", - говорит Арнольд. Уран встречается в природе в двух вариантах - так называемых изотопах. Более распространенным является уран-238 с 238 нейтронами и протонами в ядре; уран-235, в котором на три нейтрона меньше, составляет менее 1% всего урана. Оба изотопа являются радиоактивными, однако для расщепления ядра годится только обогащенный уран, когда доля урана-235 намного повышается. До сих пор считалось, что немецкие физики во времена нацистов технически были не в состоянии добиться достаточной степени обогащенности урана. Поэтому наличие обогащенного урана в земле из Ордруфа стало бы небольшой сенсацией.

Первым признаком наличия обогащенного урана могло бы быть радиоактивное излучение гамма-лучей, исходящее из почвы. В лаборатории, находящейся в подвале, детекторы регистрируют каждую вспышку, исходящую от проверяемого изотопа, и измеряют его энергию. В результате получается спектрограмма, целый лес линий на энергетической шкале. Изучив расположение линий, исследователи в принципе могут определить, является ли данный изотоп ураном-235 или нет.

Однако на практике спектрограмму трудно интерпретировать. "Только естественная радиация дает до 90 линий" - говорит Арнольд. Такие излучающие вещества, как калий, радий или торий, встречаются в почве повсеместно. Неестественное соотношение излучения урана-235 и урана-238 едва ли можно распознать среди переплетающихся линий.

Поэтому далее уран химическим способом выделяют из остатков почвы и исследуют отдельно. Исследователи ищут не только гамма-вспышки, но также и альфа-частицы - частицы, которые состоят из двух протонов и двух нейтронов. Так как уран излучает больше альфа-частиц, чем гамма-лучей, то это более точный метод определения изотопа.

"Если кто-то и может точно произвести такие измерения, то это федеральное физико-техническое ведомство" - говорит Маттиас Келер из объединения ядерных технологий и аналитики в Дрездене. Он тоже исследовал по заказу ZDF почву из Ордруфа. Однако он не обнаружил никаких признаков атомарной цепной реакции, во всех случаях было зафиксировано нормальное соотношение обоих изотопов урана. Дрезденские исследователи полагались не только на анализ вспышек и альфа-частиц, они также пропустили землю из Тюрингии через масс-спектрометр. С его помощью можно определить вид изотопа по массе. "Этот метод исследования соотношения изотопов урана является не совсем точным", - говорит физик Келер.

Когда Райнер Карлш писал свою книгу, а ZDF уже снимал первый документальный фильм, отрицательный результат исследований из Дрездена уже был получен. Однако ни Карлш, ни ZDF об этом не упоминают. "Мы этого не поняли, - удивляется Келер. Когда три разных метода дают одни и те же результаты, это уже много о чем говорит".

Свой тезис Карлш в первую очередь основывал на результатах исследований, проведенных гиссенской лабораторией. Там в земле из Ордруфа обнаружили не только необычности в уране, но и нашли слишком много цезия-137, который выделяется при цепных реакциях. Однако после Чернобыльской катастрофы этот изотоп можно найти практически везде. Карлш приводит тот аргумент, что уровень этого изотопа в Ордруфе превышает средний допустимый уровень для Тюрингии, что является подозрительным. Дирк Арнольд считает это несерьезным. "Этот средний уровень определяется по пяти выборочным проверкам", - говорит физик. Уже в Баварии этот уровень будет намного выше.

Следующий изотоп, который играет важную роль в системе доказательств историка Карлша, Арнольд также не считает показательным: кобальт-60. Этот радиоактивный изотоп образуется из содержащегося в стальном сплаве кобальта-59, когда поблизости есть свободные нейтроны, образующиеся при расщеплении ядра. "Однако после войны в производстве стали начали использовать и искусственный кобальт-60" - говорит Арнольд. Кобальт-60, который исследовали в гиссенской лаборатории, мог быть просто отходом производства послевоенного времени. После 1945 года советская армия использовала Ордруф как место для проведения учений.

Поэтому очень важно знать, откуда взята земля, говорит Арнольд. Только так можно исключить возможность того, что поблизости будут производственные отходы, содержащие кобальт-60. "Однако я получил просто пакетик с номером", - сообщает физик. Где был произведен забор почвы, он не знает.

Дрезденский коллега Арнольда Келер тоже видит в этом проблему. Пока каждая лаборатория исследовала землю из разных мест Тюрингии. "Чтобы прийти к весомому заключению, нужно еще раз всем вместе взять землю на пробу", - говорит исследователь. Только так есть шанс подойти к исторической истине еще на один шажок ближе. "Если все будет продолжаться как раньше, то мы никогда ничего не выясним, - говорит Келер. Жалко затраченных усилий".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»