17.06.2005

Питер Финн

The Washington Post & ИноСМИ.R

Дело ученого подтверждает неограниченную власть преемницы КГБ

"Шпиономания" продолжается

УФА, Россия - В марте 2003 года российские агенты спикировали в местном аэропорту на южнокорейскую делегацию, когда она готовилась к отлету после недели пребывания в научно-исследовательском институте города Уфы, расположенного в 1200 километрах к востоку от Москвы. В результате обыска багажа гостей на свет извлекли более 500 страниц материалов технического содержания и несколько компакт-дисков, которые попали к делегации из Института проблем сверхпластичности металлов, научно-исследовательского учреждения, бывшего в прошлом составной частью военно-промышленного комплекса Советского Союза.

Как позже было заявлено в уфимском суде, местный инженер-механик просмотрел печатный материал и заявил, что корейцы пытаются похитить государственные секреты. В докладной записке, которую написал в марте 2005 года офицер Федеральной Службы Безопасности, являющейся преемницей КГБ во внутренних делах страны, об этом говорилось более определенно: директор института Оскар Кайбышев передавал информацию, которую можно было использовать при изготовлении ракет и другого вооружения.

В марте этого года прокуратура предъявила 66-летнему Кайбышеву обвинение, утверждая при этом, что информация по увеличению прочности материалов, оказавшаяся в багаже корейцев, принадлежат к технологии "двойного назначения", которую можно применять как в военном, так и в гражданском производстве, а следовательно, при вывозе из страны она подлежит обязательному государственному контролю. Кайбышева также обвинили в хищении, злоупотреблении служебным положением и подделке документов.

В интервью, которое Кайбышев дал у себя дома, он отрицал все выдвинутые против него обвинения. "Только неграмотные в научном плане люди могут говорить, что мы передавали военные технологии", - заявил он.

Дело Кайбышева - последнее в цепи выдвигаемых против российских ученых обвинений в экспорте технологий и ведении научных исследований в интересах иностранных лиц. Ученые и аналитики из правозащитных организаций говорят, что доказательства преступлений неубедительны или вообще отсутствуют. Они утверждают, что рассматриваемые технологии не имеют грифа секретности. По их словам, такие дела, около десятка из которых привлекли в России широкое внимание общественности, доказывают, что ФСБ по-прежнему обладает большой властью и зачастую действует с нарушением норм.

Эти обвинения могут нанести ущерб российской экономике, поскольку они ведут к ограничению продажи за рубеж передовых технологий, разработанных для нужд обороны в период холодной войны, а сегодня широко востребованных гражданскими отраслями промышленности. Уфимский институт из-за дела Кайбышева лишился почти всех своих зарубежных контрактов, сумма которых составляет около 1 миллиона долларов в год, и теперь сможет выжить только за счет государства.

Две специальные комиссии из Российской Академии Наук пришли к выводу, что ни один из материалов, переданных Кайбышевым южнокорейцам, не подлежит экспортному контролю. По их заключению, эта информация давно является общедоступной.

Более того, часть экспертов, которых задействовала ФСБ для того, чтобы обосновать обвинение против Кайбышева, либо недостаточно квалифицирована для оценки этих технологий, либо является его конкурентами по бизнесу. Расследованию также нанесло удар осуждение офицера ФСБ, обвиненного в краже 70 000 долларов из сейфа института.

"Стало совершенно ясно, что ФСБ в этих расследованиях действует недобросовестно, стремясь добиться осуждения подозреваемых и в то же время игнорируя факты, снимающие с них вину", - написала о серии судебных дел против ученых в своем докладе в октябре 2003 года правозащитная организация "Human Rights Watch". Доклад назывался "Шпиономания". Российские ученые заявляют, что дело Кайбышева вполне укладывается в эти рамки.

ФСБ от комментариев по поводу данной статьи отказалась.

Авторитетный ученый

Кайбышев когда-то был одним из столпов коммунистического истэблишмента. В 80-е годы он являлся депутатом советского парламента. Он был научным специалистом по решению проблем в военных и космических программах. По его словам, он работал над проблемами усталости металлов в ядерных ракетах подводного базирования, а также помогал решать проблемы с металлами в рамках советского эквивалента американской программы космических кораблей многоразового пользования "Шатл".

В 1985 году, благодаря своей укрепившейся репутации ученого, он был назначен руководителем Института проблем сверхпластичности металлов, первой в мире организации, занимающейся исключительно вопросами сверхпластичности. Это физическое свойство металла или сплава, позволяющее ему растягиваться, при этом сохраняя или даже увеличивая свою прочность. Весной этого года он опубликовал на данную тему книгу в США. У него есть несколько международных патентов на эту технологию.

Распад Советского Союза привел к разорению научно-исследовательских центров страны, оставив многие из них без финансирования. "Именно с этого момента началась другая жизнь, - вспоминает о том периоде Кайбышев, - внутренний рынок высоких технологий распался, и нам надо было выходить на международный рынок".

В 90-е годы его институт заключил контракты с рядом иностранных фирм, включая компанию "General Electric", в интересах которой институт работал над увеличением прочности металла в компонентах авиационных двигателей.

"Он очень авторитетный ученый, - говорит Куппусвами Падманабхан, профессор физики из индийского университета города Хайдарабада, который знает Кайбышева с 1989 года, - даже после распад Советского Союза он, благодаря напряженной работе, сохранил в своем институте много должностей и выплачивал своим коллегам достойную зарплату, чем этот институт резко выделялся... на фоне других".

В 2001 году институт начал сотрудничать с южнокорейской компанией "ASA Co", помогая ей разрабатывать новую технологию изготовления шин для автомобилей. Делегация, прибывшая в Уфу в марте 2003 года, включала в свой состав представителей Корейского аэрокосмического научно-исследовательского института, о чем сообщил управляющий компании ASA Нам Сунг Канг. По словам Кайбышева, институт заключил с этими представителями соглашение о деталях и финансировании новой серии исследовательских проектов.

А затем свой удар нанесла ФСБ, схватив Кайбышева, когда он возвращался домой с прогулки с собакой, и задержав в аэропорту корейцев. "Это был тщательно спланированный допрос", - говорит Канг.

Однако планирование оказалось далеким от совершенства. Инженер-механик, заявивший о том, что в чемоданах у корейцев лежат материалы с государственными секретами, не владеет английским языком, о чем говорит его личное дело. А документы были на английском языке. По словам адвоката Кайбышева Юрия Гервиса, ФСБ, похоже, отказалась от этого человека как от свидетеля.

Когда этот инженер помогал ФСБ, он вел судебную тяжбу с Кайбышевым по поводу соавторства на один патент, а также, по данным суда, участвовал в создании компании-конкурента. Этот инженер, по имени Риф Баймурзин, в прошлом году проиграл дело с патентом. Когда ему позвонил репортер, он повесил трубку, отказавшись разговаривать.

Сотрудники ФСБ конфисковали в институтском кабинете Кайбышева сейф, в котором лежали три векселя, один на 50 000 долларов, и два более чем на 2 миллиона рублей (около 70 000 долларов). Когда Кайбышев попросил вернуть ему деньги, возвратили только долларовый вексель. Кайбышев заявил, что сотрудник ФСБ предупредил его, чтобы он не требовал остальных денег. "Мы тебя похороним", - вспоминает он слова агента.

Кайбышев связался со своим банком, который заявил, что рублевые векселя обналичены. Сначала в ФСБ говорили, что Кайбышев украл векселя, но следствие прокуратуры вышло на майора ФСБ, который в итоге получил пять лет условного заключения за кражу. Несмотря на свое всесилие, и ФСБ иногда попадает в неприятности в судах. Деньги в результате были возвращены.

"Теперь дело приобрело личный характер, - говорит адвокат Гервис, - ФСБ сделает все, чтобы сохранить репутацию".

Столкновение интересов

По мере того, как следствие по делу о корейских контрактах продолжалось, Кайбышев обратился в Российскую Академию Наук. Летом 2003 года академия подтвердила заявление ученого о том, что информация не является секретной. Российское Министерство экономического развития также провело заседание по данному вопросу, в результате которого участники в основном поддержали Кайбышева, подняв, однако, при этом вопрос об одной поставке предметов из титанового сплава. В октябре 2003 года вторая, более крупная комиссия Академии Наук провела свое изучение этого дела и рассмотрела вопрос, поднятый министерством. И снова никаких нарушений закона обнаружено не было.

ФСБ нашла новых экспертов. Она наняла техническую фирму из Санкт-Петербурга, которая в своем отчете в марте 2004 года заявила, что Кайбышев должен был получить экспортные лицензии. В конце 2004 года служба безопасности получила еще более убийственное заключение от московской компании "Салют", производящей авиационные двигатели. Эксперты из "Салюта" пришли к выводу, что рассматриваемая технология частично могла помочь иностранным государствам в создании ракет, которые "могли быть использованы как средства доставки оружия массового уничтожения". Данный вывод содержится в их отчете.

"Ракеты? - переспросил директор ASA Канг и рассмеялся, когда его спросили об этом отчете. - Они нас не интересуют. Мы просто частная коммерческая компания".

И опять возникает вопрос о столкновении интересов. У "Салюта" были напряженные деловые отношения с Кайбышевым. По его словам, в 2001 году он обратился к компании с просьбой об оплате за использование одной из его запатентованных технологий. "У нас были деловые отношения, но недолго", - сказал директор "Салюта" Юрий Елисеев.

"Салют" готовится провести этим летом совместно с бельгийской фирмой конференцию по вопросам использования явления сверхпластичности при изготовлении частей авиационных двигателей. "Если бельгийцы могут продавать сверхпластичность в Россию, значит, они могут продавать ее кому угодно, в ту же Южную Корею, - говорит Кайбышев, - если бельгийцы готовы к экспорту, это значит, что данная технология является всеобщим достоянием".

Кайбышев до суда находится в Уфе под подпиской о невыезде, и он должен каждый день сообщать о себе в ФСБ. "Они пытаются уничтожить... дело всей моей жизни, - говорит он, - но им это не удастся. Я буду бороться с ними до конца".

Материал для данной статьи был предоставлен специальным корреспондентом из Сеула Джухи Чо.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»