16.06.2005

Янина Зеленько

www.vv.com.ua & www.obozrevate

Четвертый энергоблок -- самый спокойный объект на всей Чернобыльской АЭС

А вот "Арка" может принести много вреда будущим поколениям

Бывший народный депутат и ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС Владимир Усатенко рассказал много интересного и неожиданного. В прошлом председатель парламентского подкомитета по научным, социальным и правовым вопросам Чернобыльской катастрофы, а нынче эксперт Национальной комиссии радиационной защиты Украины, он постоянно критиковал действия властей, связанные с ЧАЭС. По его мнению, Чернобыль - это настоящая "афера века" с отмыванием и разворовыванием больших средств под предлогом повышения безопасности станции.

- Из ЧАЭС прежнее руководство страны сделало объект для различного рода политических и финансовых спекуляций. Утверждалось, что там, мол, идут неконтролируемые и непонятные процессы, под 4-м реактором - масса топлива, возможна цепная реакция... Это были прекрасные аргументы для вымогательства денег под некие суперпроблемы, которые якобы постоянно возникают на объекте "Укрытие". Сперва говорили, что саркофаг неустойчив, хотя он был рассчитан на 50 лет. Потом стали пугать, что он разваливается. В конечном итоге, из всех концепций преобразования станции в экологически безопасную систему была выбрана концепция нового строительства... чего-нибудь. А все потому, что Запад соглашался дать нам денег только под строительство.

Кстати, в свое время киевский НИИ строительных конструкций, который являлся главным экспертом по конструкциям саркофага, провел исследование. Их вердикт гласил: все грунты и фундаменты объекта устойчивы. Более того, в статическом состоянии "Укрытие" отслужит положенный ему 50-летний срок. Но этот факт постарались тогда скрыть от общественности, взамен развернули кампанию по демонизации объекта.

- И все же, новый "колпак" над саркофагом нужен или нет?

- Нужна защита от осадков, чтобы внутрь не попадала дождевая вода. Я тут на одном совещании предложил натянуть над саркофагом виниловую крышу, так на меня посмотрели как на сумасшедшего. В то же время на полном серьезе рассматривались проекты по захоронению объекта целиком, со всем его содержимым, в каком-нибудь вулкане, или по извлечению из него топлива различными методами. Хотя эти прожекты никак не соответствуют состоянию объекта. Там все намного проще и безопаснее.

- Неужели?

- Да. Последнее исследование по ядерной безопасности саркофага было проведено в 2001 году по заказу Северовосточной-Тихоокеанской лаборатории США. Оно показало, что при всех гипотетических сценариях самого апокалиптического развития событий самоподдерживающаяся цепная реакция внутри объекта "Укрытие" не может произойти ни при каких условиях. И потом, согласно измерениям гамма-активности, масса топлива, которая осталась внутри саркофага, составила всего 1,8 тонн. И это полностью опровергает официально названные причины и характер самой аварии. По мнению такого серьезного аналитика, как инспектор Госатомнадзора на Курской АЭС Николай Ядрихинский, в 1986 году во время аварии из Чернобыльского реактора испарилось не менее 80% топлива. Оно разлетелось по всему миру. Главным доказательством этого служат те горячие радиоактивные частицы чернобыльского происхождения, которые обнаруживали в пробах почвы в Германии, Болгарии и других стран. Где их только не было! А это значит, что под 4-м реактором просто-напросто не могла сохраниться огромная масса топлива, на чем настаивают физики от политики.

- Тем не менее над саркофагом будет возведен ангар в виде арки...

- Проект "Арка" предполагает строительство за западной стеной ЧАЭС некоей надвижной конструкции. Для этого выбрана площадка, под которой захоронено то самое вылетевшее топливо, которое, если помните, сбрасывали с крыши лопатами, плюс огрызки твэлов, конструктивные части реактора, графит и т.п. Всего под ту стену было сброшено примерно 1400-1700 контейнеров подобного "добра" и просто засыпано землей. И как только строительные рабочие начнут на этой площадке забивать сваи под фундамент - а их глубина должна быть не менее 26 м, - они моментально попадут на это несанкционированное "кладбище" высокоактивных трансурановых отходов. Хотя есть закон, нормы, есть, наконец, Международная конвенция 1997 года, подписанная Украиной, которая категорически запрещает проведение любых работ на подобных "кладбищах". С одним-единственным исключением: если производится захоронение радиоактивных отходов в специальных геологических хранилищах, рассчитанных на 1000 лет. Чего в нашем случае нет. Нет никакого геологического хранилища, и о нем никто не думал. Как будут разбирать существующий саркофаг и удалять топливо, тоже неизвестно.

Никто не подумал и о такой проблеме, как огромное количество мелкодисперсной радиоактивной пыли, которая там есть и которая способна оседать на любом диэлектрике, балках, да на чем угодно. Достаточно зажечь свечу, чтобы она пришла в небольшое возбуждение. При этом сразу возрастают дозы у работающих там людей - и в 200 раз, и в 2000. Как вести себя с этой пылью, никто не знает.

- Выходит, радиационные риски не просчитаны?

-- Ну почему же, подсчитали. В случае неожиданного обрушения саркофага, общая коллективная доза для населения Украины, включая и персонал станции, составит 0,69 человеко-зивертов.

- Если бы эта цифра что-нибудь говорила...

- ...а при возведении "Арки" одни только строительные рабочие получат дозовую нагрузку в 70 раз больше. Правда, совершенно непонятно, какими из-за пыли будут дозы персонала, привлеченного для дальнейшего обслуживания "Арки". Они могут оказаться абсолютно несоизмеримыми с любыми нормами облучения. Ведь "Арка" - своеобразное зеркало, способное фокусировать и излучать сумасшедшие дозы. Выходит, это будет заведомо необслуживаемое помещение? Эти вопросы никто даже не пытался ставить. Надо строить, говорят. Избрали самый издевательский путь - кулуарных решений. Скорей всего, этот проект принесет много вреда будущим поколениям.

- В каком сегодня состоянии могильники зоны отчуждения? Сколько их всего?

- Около 800. За ними должны осуществляться регулирующий надзор и физическая защита. Однако я много раз был свидетелем того, как загрязненный металл из могильников попадал на местные пункты приема металлолома. Потом его втихаря куда-то увозили, видимо, уже за отдельные деньги. Могильники в зоне разграблены. Все было выкопано и продано на вторрынках Украины и Беларуси еще в 90-91 гг. Достаточно посмотреть на то "поле чудес", что возле завода "Юпитер", где захоранивали технику в первые дни аварии, или на площадки отстоя техники, которые были переданы на баланс зоны отчуждения. Там почти ничего не осталось. Из 36 вертолетов, кажется, 2 еще не порезаны. Было 148 вертолетных двигателей - все похищены. Захоранивать нечего - все разворовано и вывезено. Поэтому некоторые места в зоне намного чище, чем в Киеве.

- На ЧАЭС сохраняется угроза новых аварий?

- На тех блоках, где все еще есть топливо: это 1-й и 3-й. На 3-м блоке оно хранится 5 лет, на 1-м - почти 10. А ведь после вывода станции из эксплуатации топливо там можно было держать не более трех лет. Вся проблема в том, что пульты управления на этих блоках точно так же разграблены, как и могильники, - только охочими до драгметаллов. Теперь представьте себе картину: работающий там персонал должен каждый день являться на работу, садиться за неработающий пульт и изображать бурную деятельность. Ну, смену так можно поизображать, ну пять смен. Но не десятилетие! Кстати, сама по себе станция тоже основательно разворована. Никаких устройств защиты, содержащих ценные элементы, не осталось.

- Получается, на станции возможны ЧП на пустом месте?

- Конечно. И только из-за того, что какие-нибудь неожиданно возникшие процессы нельзя будет предотвратить.

- И на 4-м энергоблоке такое возможно?

- Там нет. Как по мне, это самый спокойный объект на всей станции.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»