29.10.2004

Гринпис, Россия

Почему приватизация ядерно-топливного цикла в России преждевременна

В настоящее время руководство Минатома - ныне Федеральное агентство по атомной энергии (ФААЭ) - все чаще выдвигает идею приватизации ядерно-топливного цикла (ЯТЦ) Российской Федерации. Публикуем позицию Гринпис по этому вопросу.

О желании приватизировать ЯТЦ (по свидетельству автора статьи "Бизнес подключат к атомной энергии" Д. Владимирова, опубликованной в "Российской газете" от 21.10.04), высказывался недавно на проходящей в Пекине конференции МАГАТЭ глава Федеральной службы Ростехнадзора А. Малышев. Как следовало из его слов, можно было бы не приватизировать АЭС, а ввести так называемое частно-государственное партнерство, когда частные инвесторы участвуют в сооружении новой атомной электростанции по понятному бизнес-плану; инвесторы, подчеркнул глава Ростехнадзора, могли бы получать прибыль при эксплуатации таких станций.

Говоря о приватизации, атомщики любят ссылаться на ряд своих предприятий, которые уже стали акционерными обществами. Так, например, Техснабэкспорт, ТВЭЛ, Росэнергоатом, Атомстройэкспорт и др. работают именно как акционерные компании. Опыт приватизации ядерной энергетики существует и в мире. В этой связи хотелось бы отметить следующее (см. текст доклада "Атомная энергетика убыточна").

Международный опыт: "двойное дно" приватизации

Международный опыт показывает, что работа работа частных компаний в ядерной промышленности имеет ряд ограничений, или условий, при которых такая форма собственности приживается. В первую очередь, это связано с решением таких проблем, как:

  • страхование рисков ядерных аварий;
  • утилизация радиоактивных отходов (РАО).

Например, атомные станции в США и Великобритании не могли быть приватизированы до тех пор, пока государство не гарантировало компенсацию за ущерб в результате ядерных аварий. В противном случае, потери для частных компаний были бы колоссальными.

Сравним с ситуацией в нашей стране. Так, если бы Чернобыльскую АЭС приватизировали до 1986 года, то в этом случае потери компании составили бы несколько сотен миллиардов долларов. Для справки: выплаты по чернобыльским компенсациям продолжаются до сих пор. России это стоит 1% федерального бюджета (более половины миллиарда долларов), что равно всему бюджету Минатома в рамках федерального бюджета.

Что касается проблемы радиоактивных отходов, то конечные стадии ЯТЦ - самые убыточные и о них, как правило, атомщики, говоря о приватизации, умалчивают.

В США поступили прямо и честно. Государство взяло на себя обязательство решить проблему захоронения радиоактивных отходов (РАО). Благодаря этому, приватизация в США, в конечном счете, состоялась. Однако государство, вместе с обязательством, взялось построить могильник стоимостью более 50 млрд долларов (сопоставимо с годовым бюджетом России). И хотя, в конечном счете, за могильник платит потребитель энергии АЭС, само по себе строительство - глобальная проблема, которую еще не решила ни одна страна в мире.

И все же полностью решить проблему РАО в США до сих пор не удалось, и частные АЭС начинают испытывать проблемы с хранением в своих пристанционных хранилищах отработавшего ядерного топлива (ОЯТ) и радиоактивных отходов. Государству, которое не выполняет в срок свои обещания, они грозят исками.

Россия, скорее всего, пойдет по американскому сценарию. С молотка уйдут сами АЭС, "прибыльные" предприятия, связанные как со строительством атомных станций, так и с производством свежего топлива. Государство же возьмет на себя "убыточные" организации: печально известные ПО "Маяк", хранилище ОЯТ в Красноярском крае (вместе с недостроенным заводом по их переработке РТ-2), комплекс хранилищ жидких радиоактивных отходов в Димитровграде, Томске-7, Железногорске и т.д. Одним словом, речь идет о тех предприятиях, которые частный бизнес никогда не возьмет на себя - навсегда убыточных и сидящих постоянно на дотациях из государственного бюджета.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»