15.10.2004

Маяк

специально для NuclearNo.ru

Что скрывается за иранским железным занавесом. Часть 5

Письмо Маяка о ядерной программе Ирана

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 6


Здравствуйте!

Страшное зрелище несчастных детей и тысяч семей, невинно пострадавших в результате кровавого теракта, совершенного чеченцами в бесланской школе, должно заставить наше руководство отнестись с большим вниманием к происходящему на юге РФ. Не знаю, кто именно стоит за действиями этих террористов, но можно не сомневаться, что важную роль тут сыграли радикальные исламисты. Нельзя, разумеется, исключать и возможность того, что благодатную почву для такого рода действий создает Иран, однако будучи знаком с ними по совместной работе, смею утверждать, что их не удастся уличить в этом напрямик. Иранцы очень умны и умеют пользоваться таким формулировками, что весь мир с восторгом им внимает. В ходе продолжительной совместной работы с представителями этой страны мне довелось столкнуться с характерной для них двусмысленностью, встречающейся в деловых отношениях, и даже в научных работах. Корни подобной двусмысленности заложены в иранской культуре, познать которую можно лишь находясь в их среде длительное время и поддерживая с ними близкие отношения.

Используемая иранцами риторика зачастую содержит угрозы и радикальные высказывания, которые вынуждают их оппонентов принимать оборонительную позицию и искать дипломатические пути решения проблемы. Исходя из собственного опыта, смею утверждать, что у иранцев хорошие инстинкты, они прекрасно умеют пользоваться слабостями других и не упустят подходящего момента для достижения своих целей.

Когда международные структуры контроля приняли решение о необходимости проведения инспекции в Исламской Республике Иран (ИРИ), иранцы, так сказать, ушли в тень . Иными словами (как мне довелось услышать от некоторых иранских представителей), решили закрыть иностранцам рот т.е., оказать инспекторам хороший прием, раскрыть некоторые свои технологические возможности и засыпать их таким количеством данных, что те запутаются и оставят ИРИ в покое. Однако в ходе совместной работы с ними я видел множество веских доказательств наличия серьезных противоречий между сведениями, передаваемыми ИРИ международным организациям и тем, что делается в этой стране втихаря . Поскольку двусмысленность является характерной чертой всех действий и высказываний иранцев будь то изощренные способы скрытия ядерной программы или форма, в которой преподносятся некоторые факты, - им удается выступать в роли безобидных ученых или заботливых политиков, пекущихся исключительно о национальном достоинстве своего государства .

В отечественных СМИ нередко звучат выступления государственных чиновников (в числе которых лиц, напрямую ответственных за национальную безопасность), о том, что в РФ существует жесткий контроль над экспортом, исключающий возможность вывоза ядерных технологий в ИРИ. Однако мне известно, что Иран продолжает окольными путями приобретать недостающее оборудование и ноу-хау, используя наших специалистов и ученых. Прекрасным примером того является иранская программа лазерного обогащения урана. В 2000 г. по распоряжению свыше и вследствие давления со стороны США, на таможне была задержана партия важного для иранцев оборудования системы ALVIS. Разумеется, что иранцев такой поворот событий не устраивал, равно как и сама форма решения вопроса в центре НИИЭФА им. Ефремова. Как я уже отмечал в предыдущем письме, чтобы найти альтернативных поставщиков они вновь обратились к китайцам и определенным лицам в Германии. Убедившись, что китайские поставщики, такие как корпорация OSIC, еще не решили ряд серьезных научно-технических проблем, иранцы вновь вернулись к нам. На этот раз было совершенно очевидно, что иранцы стремятся заполучить более эффективные конструкции лазерной системы обогащения урана. Они попросили наших ученых достать новую версию программы Fresnel 3.0, вместо имеющейся у них Fresnel 2.0. Подобная просьба однозначно свидетельствует о том, что их не интересуют считанные граммы урана для исследований они стремятся пойти дальше. Я поинтересовался, вернули ли иранцам деньги, перечисленные за приобретенное у нас оборудование. Оказалось, что в отличие от принятой в ИРИ формы оплаты, в рамках которой мы сначала поставляем товар, а потом получаем деньги, в случае с лазерным оборудованием иранцы почему-то предпочли не получать деньги обратно, а оставить сделку открытой до тех пор, пока давление со стороны мировых структур контроля за лазерным обогащением урана не ослабнет. В связи с этим возникает вопрос: возможно ли, что ни одна инстанция не поинтересовалась судьбой денежных средств, внесенных иранцами за задержанное лазерное оборудование, а также не проследила, чем они занимались в то время, когда этот груз находился на таможне?

И в бизнесе иранцы тоже неплохо разбираются. Окольными путями они приобрели у нас ноу-хау, а затем обратились к китайцам с просьбой продолжить работу по технологиям, разработанным нашими учеными, тем самым нарушая их авторские права.

Когда я пытался выяснить этот вопрос, мне было сказано, что средний оклад китайского профессора составляет около 10 долларов США в день, техника 5 долларов в день, обладателя степени бакалавр 7 долларов, степени магистр 8. Иными словами, и здесь они оказываются в выигрыше, в то время как мы в проигрыше.

В предыдущих письмах я уже рассказывал, как во всех этих сомнительных сделках иранцы ухитряются замести следы и остаться незапятнанными. Чем объясняется их настойчивое желание за все платить наличными? Деловые связи Аббасса Бахаджата, известного специалиста-лазерщика, с китайской корпорацией OSIC осуществляются исключительно за наличный расчет. Исходя из этих же соображений, он приглашает представителя корпорации посетить Исламскую Республику, настаивая при этом, чтобы во время визита все платежи осуществлялись наличными. Если сделки с лазерами действительно осуществляются на законной основе и в медицинских целях, почему же при этом используются столь сомнительные методы? В этой связи необходимо добавить, что иранцы все время прибегают к двусмысленной терминологии, подразумевающей мирное использование оборудования для лазерного обогащения урана. Один из ярких примеров использование термина электронная лампа (electron lamp) вместо электронная пушка (electron gun).

Я знаю, что руководство страны всегда учитывало возможные последствия нахождения на нашей южной границе потенциально опасного противника. Учитывая страшные события, свидетелями которых мы являемся в настоящее время и те, что ожидают нас в будущем, нам, как российским гражданам, нельзя ограничиваться одним лишь пониманием ситуации. Необходимо принять меры, которые четко продемонстрируют иранцам, что мы не допустим их противоправной деятельности в нашей стране. Нельзя допускать, чтобы наше руководство полагалось в этом вопросе только на международные органы контроля, в частности МАГАТЭ. На каждом из наших специалистов и академиков лежит моральная ответственность сообщать всю известную им информацию в соответствующие инстанции. Это позволит нашим ответственным органам составить истинную картину методов, используемых иранцами в целях получения ноу-хау и оборудования для создания современной ядерной бомбы. Как Вам хорошо известно, существующие сегодня системы коммуникации позволяют сделать это, практически ничем не рискуя.

Я уже неоднократно подчеркивал и готов повторить снова: первыми, кто пострадает от руки иранцев, станем мы сами. Для реализации своих стратегических интересов они воспользуются трудностями, складывающимися в нашей стране и ослаблением позиций высших эшелонов власти.

Надеюсь, что сообщаемая мной информация будет опубликована на Вашем сайте, и дойдет до сведения нашего руководства, сотрудников Минатома, депутатов Госдумы, а также каждого, в чьих силах повлиять на принимаемые в государстве решения. Лишь так можно будет противостоять нависшей над нами угрозе будь то мусульманские бандиты, полностью лишенные человеческого облика, или такое лицемерное государство, как Иран.

С уважением,
Маяк




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»