29.09.2004

Известия.ру

Шумиха, поднятая Японией и США по поводу запуска северокорейских баллистических ракет

"Лишь слухами и домыслами" назвал во вторник замминистра иностранных дел КНДР Цой Су Хон шумиху, поднятую Японией и США по поводу запуска северокорейских баллистических ракет. В Северной Корее, "имеющей потенциал для производства различных видов ракет" и "ничего не скрывающей", убеждены - все японские и американские высказывания направлены на дискредитацию имиджа КНДР. Япония, в свою очередь, грозит Северной Корее экономическими санкциями: если перекрыть корейцам, сбежавшим в свое время в Японию, возможность посылать деньги на историческую родину, КНДР утратит один из главных каналов получения твердой валюты.

В Пхеньяне ясно дают понять, что после 1998 года ни одна ракета не была запущена с территории КНДР: страна соблюдает достигнутые договоренности. В 1998 году КНДР запустила ракету "Тэп Хо Дон" (дальность 2000 км), перелетевшую территорию Японии и рухнувшую в Тихий океан. Это наделало много шума - в Японии тогда впервые поняли, что у Кореи есть не просто ракеты, но и возможность "достать" территорию Японии. Именно это стало главным фактором для Японии в принятии решения содействовать американской системе ПРО и разместить на своей территории элементы этой системы.

Как поясняет замглавы МИД КНДР Цой Су Хон, "ядерное сдерживание Пхеньян рассматривает как законное средство самообороны". И это при том, что все обвинения в свой адрес в "тайном проведении испытаний ядерного оружия" в Северной Корее называют "несостоятельными спекуляциями".

Впрочем, народ Северной Кореи о протестах своего руководства относительно неслучившегося запуска ракеты и недавнего взрыва в провинции Рянган даже не узнал - ему об этом просто не сообщили. Как в свое время жителям Пхеньяна не сообщили о падении с моста в городскую реку Тедонган автобуса с более чем 100 пассажирами. Ни одна газета КНДР и ни один из трех телеканалов об этом не поведали. Допуска к тщательно цензурированному выпуску английского канала Би-би-си у простых корейцев нет: его можно увидеть лишь в отелях, где помимо иностранцев бывают только проверенные и стойкие к "капиталистическому влиянию" корейцы. Впрочем, если они там и узнают что-то не то - это сразу же станет известно где следует. Российские журналисты, недавно побывавшие в КНДР и жившие в гостинице "Коре", только диву давались: стоило в номере высказать какую-то претензию (например, лампочка не горит), и через 15 минут все решалось как бы само собой.

Оружие, может, и есть, но кто вам его отдаст

На вопрос "Известий": "Есть ли в Корее ядерное оружие?" - милая девушка с партийным значком на лацкане строгого черного френча, сопровождавшая российских журналистов (заботливые северные корейцы иностранцев без сопровождения не отпускают), приветливо произнесла реплику в стиле известного лозунга на российском референдуме 90-х годов "Да, да, нет, да".

Россия, как подтвердил в ходе своего недавнего визита в КНДР спикер Совета федерации Сергей Миронов, "выступает за безъядерный статус Корейского полуострова" и призывает КНДР как можно быстрее ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний.

Безъядерный статус выгоден и самой КНДР. Страна, пережившая голод (как рассказывают сами корейцы, ежедневная норма риса 700 граммов сократилась в то время до отметки в 300, а то и 200 граммов), вынуждена вести разумную политику. В обмен на отказ Пхеньяна от ядерной программы международное сообщество давно обещало оказывать КНДР помощь, которая необходима стране, несмотря на политику "чучхе" (опора на свои силы).

Однако корейская пословица гласит: "Должник все равно что раб". "Страна, экономически зависимая от другого государства, неизбежно подчиняется ему политически и вынуждена выполнять его распоряжения", - пишет профессор Хон Сын Ын в книге "Развитие экономики в КНДР", выпущенной в 1990 году. Поэтому под "чучхеизацией" народного хозяйства в КНДР понимается "строительство и развитие экономики, отвечающей действительности своей страны, на основе отечественных ресурсов и техники".

"Чучхеизация" зарплаты

В КНДР, указывает профессор в своей книге, вышедшей на русском языке, в 1974 году объем национального дохода на душу населения составлял более 1000 долларов, а в 1979 году - 1920 долларов. В 1974 году была полностью отменена налоговая система. На семилетку 1987-1993 годов в первоочередных задачах числились развитие текстильной промышленности и модернизация текстильного оборудования. К концу семилетки производство ширпотреба должно было возрасти в 2,5 раза, за годы семилетки должны были ежегодно строиться жилые дома на 150-200 квартир. "А в результате развития сельского хозяйства и рыбной промышленности на душу населения с 1993 года, - пишет профессор, - в день будет приходиться 175 г мяса, более 400 г рыбы, 1 яйцо, 30 г масла, 300 г фруктов и 100 г сластей".

Через десять лет после окончания той семилетки корейцы работают по восемь часов в сутки, просыпаются и засыпают по гудку, отдыхают лишь в воскресенье (в субботу политучеба), одеваются в основном по- партийному в стиле 50-х годов прошлого века (черный или серый френч, белая блузка - черная юбка, белые носки и у девушек, и у женщин, в дождь резиновые сапоги), живут в домах без штор и без люстр (при частом отключении света удобнее обращаться с "лампочкой Ильича"). Изобилия магазинов для иностранцев (с ценами в евро и по большей части японскими товарами) простым корейцам не увидеть, в остальных магазинах почти пустые полки. Успехи мясомолочной промышленности КНДР (выпускают даже свой кефир) выливаются в нереальные цены: 150 граммов сыра - 3 евро. "Чрезвычайно высокие цены" на продовольственные товары в минувший понедельник поразили даже северокорейского премьера. Зарплата учителя при этом 4 тысячи вон. При пересчете по официальному курсу 170 вон за 1 евро (по которому валюту поменять в КНДР нельзя даже иностранцам) получается примерно 24 евро. У среднего рабочего - в полтора раза больше. При этом проститутка в КНДР (в наличии которых никто в стране никогда не признается) стоит 3000 вон: по неофициальному курсу это 1,5 евро.

Одна машина хорошо, но две для государства лучше

В КНДР налажен выпуск вполне конкурентоспособных сигарет, но это оттого, что вождь, говорят, курит (правда, в основном "Данхилл" и "Ротманс"). Выпускают и автомобили: "Фиат" местного производства - "Хвипарам" (по-корейски - "ветер") стоит 7 тысяч евро, а местные джипы "Поккучи" ("кукушка") - 11 тысяч. Впрочем, если богатый родственник, скажем, из Японии решит прислать северному корейцу машину в подарок, то машин придется слать две - таков закон КНДР. Одна машина родственнику, другая - государству. Но желтые номерные знаки частных машин все равно слишком редко попадаются на пустынных улицах Пхеньяна. Глазу рядового корейца привычнее белые номера со звездой госвласти, черные - военные, синие - дипломатические. Дипломатов, впрочем, можно узнать не только по номерам: машины у них современные. А корейские чиновники и военные в основном ездят на "Мерседесах" 70-х годов. Стране трудно, говорят, и не настало еще то время, чтобы жить в излишней роскоши.

Не ради роскоши, а ради народа был построен и огромный крытый каток в Пхеньяне. Внутрь сооружения, как и на станции пхеньянского метро, попасть не удалось - иностранцам требуется специальное разрешение, но по рассказам очевидцев, там катаются нарядные дети богатых корейцев и жуют настоящую "капиталистическую" жвачку.

Уже знакомый нам профессор Хон Сын Ын в 1990 году писал, что при подготовке к третьей семилетке важнее всего ускорить строительство главных объектов - в их числе значится и Тхенчонская ГЭС, в ходе строительства которой, как подчеркивают власти, и были осуществлены взрывные работы, принятые в США и Японии за ядерный взрыв. С тех же самых пор, впрочем, строится и 105-этажная конусообразная гостиница "Рюген", которая должна была украсить Пхеньян. Пока что саму гостиницу украшает подъемный кран на крыше. "Это ваш долгострой?" - спрашиваем. "Что вы, там идут отделочные работы". Поневоле вспомнилась поговорка: "Сперва принято строить, а потом красить".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»