29.09.2004

Питер Скоблик

Los Angeles Times

Когда союзники крадут секреты

Друзья и коллеги Дональда Кейзера, 61-летнего бывшего сотрудника Госдепартамента, подозреваемого в передаче документов тайваньской разведке, были потрясены его сентябрьским арестом. "Труднее всего понять то, что, когда я думаю о Доне Кейзере, в голову приходит слово "честность", - заявил Washington Post известный специалист по Китаю Чэз Фриман. Директор программы по китайской политике Университета Джорджа Вашингтона Дэвид Шамбо сказал: "Все мы в шоке и спрашиваем друг друга, как с этим быть".

В слегка видоизмененной форме этот вопрос может задать любой из нас. Что нам делать, когда выясняется, что дружественное государство занимается шпионажем в США? Вопрос представляется тем более уместным в свете появившихся в августе сообщений о том, что аналитик Пентагона Ларри Франклин находится под следствием из-за передачи проекта документа о президентской политике в отношении Ирана Израилю через влиятельную произраильскую лоббистскую организацию в Вашингтоне.

Оказывается, шпионаж среди друзей - обычное дело. По данным Национального центра контрразведки, более 90 стран имеют своих разведчиков в США, и мы в сравнительно хороших отношениях со всеми главными подозреваемыми: Китаем, Японией, Израилем, Францией, Южной Кореей, Тайванем и Индией. Они занимаются шпионажем в США по той же причине, что и наши недруги: национальные интересы не совпадают полностью. И хотя многие дела о дружественном шпионаже касаются промышленного шпионажа, интересы союзников в важных вопросах, касающихся безопасности, могут быть иными. Когда это происходит, работа разведки становится отражением "реальной политики" в ее самом безнравственном виде: если собственные интересы являются приоритетом, слово друг приобретает относительный смысл, а единственное правило игры - не попадаться. Тайвань и Израиль - показательные примеры этого процесса.

Закон 1979 года требует от США предоставления Тайваню средств самозащиты, и на протяжении двух последних десятилетий мы поставили острову технику на миллиарды долларов. В апреле 2001 года президент Буш заявил, что США "сделают все, что потребуется" для защиты Тайваня от Китая, и подкрепил свое обещание разрешением продать Тайбэю четыре эсминца класса Kidd и восемь дизельных подводных лодок.

При всем этом Тайвань нам не особенно доверяет. Проблема состоит в том, что, будучи очевидными сторонниками защиты острова, США столь же явно стремятся к улучшению отношений с Китаем. Когда США слишком приближаются к материковому Китаю, а президент Буш, как, например, в декабре, говорит китайскому премьер-министру Вэнь Цзябао, что он против шагов Тайваня, направленных на получение формальной независимости, Тайбэй тревожится. И Тайвань вполне может заниматься шпионажем против нас, чтобы выяснить, насколько он может продвинуться по пути к независимости, не потеряв поддержку США, и в какой мере он может рассчитывать на помощь Вашингтона, если Пекин станет агрессивным.

Если Израиль занимается шпионажем против США, чтобы выяснить нашу политику по отношению к Ирану, он также, скорее всего, пытается прояснить неопределенность того же рода. Израиль, для которого главной проблемой в сфере безопасности является иранская ядерная программа, хочет, чтобы Вашингтон занимал жесткую позицию по отношению к Тегерану. Если в дебатах внутри администрации начинают брать верх "голуби", Израиль может задуматься о том, чтобы атаковать ядерные объекты Ирана, как он поступил в Ираке в 1981 году.

Конечно, Израиль стоял за самым громким шпионским делом последнего времени. В 1986 году Джонатан Поллард, гражданский аналитик ВМФ, был признан виновным в передаче Израилю секретных документов. Дело поставило Израиль в неловкое положение, а Поллард отбывает 18-й год своего пожизненного срока, но, как сказал, отбросив всякую дипломатию, премьер-министр Ариэль Шарон, бывший тогда министром промышленности и торговли: "Израиль не получает от США всей нужной ему информации".

Америка столь же хладнокровна. Бывший высокопоставленный сотрудник американской разведки в разговоре со мной выразился так: "Если политику жизненно необходима информация, важная для его работы, и другого способа получить ее нет, страна прибегает к услугам агентов разведки", вне зависимости от объекта шпионажа. В 1980-е годы, сказал он, мы знали, что немецкие компании предоставляют таким странам-изгоям, как Ливия, технологии, которые могут использоваться для производства оружия массового уничтожения. Однако правительство Германии, не поверившее доказательствам, не сообщило США имеющуюся у него разведывательную информацию. Мы предприняли собственные действия, чтобы получить ее? Безусловно.

Хотя дружественный шпионаж вездесущ, острота проблемы зависит не столько от частоты, сколько от последствий. Например, если Франция узнает торговый секрет, это менее важно, чем если "Аль-Каида" узнает о наших военных планах в Афганистане. Но при оценке наносимого ущерба нельзя сбрасывать со счетов утрату секретов просто потому, что их взял друг. Саймон Херш из New Yorker в 1999 году сообщил, что израильтяне передали значительную часть информации, полученной от Полларда, возможно касавшуюся и ядерных планов США, Советскому Союзу. Это крайность, но в шпионаже важно помнить, что, хотя враг моего врага может быть моим другом, друг моего друга может оказаться моим врагом.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»