28.09.2004

Григорий Пасько

Bellona, Норвегия

Радиоактивные проблемы в России снова запрещены

Некоторые размышления о ситуации в России

Недавно выкупал билеты на Ленинградском вокзале в Москве. К кассе толпился народ. Вдруг в зал вбегает прилично одетый человек старше сорока и кричит в окошко: "Вам звонили из ФСБ:". Девушка поискала по компьютеру заказ и не нашла его. Мужик громко возмутился, достал мобильник и громко начал что-то кому-то рассказывать и ругать девушку-кассира.

Представьте себе, что вбежал мужик и крикнул в окошко кассы: "Вам звонили из районной больницы" или "Вам звонили из средней школы:" Представили? То-то же.

Я думаю, что еще многие дикости и странности будут происходить в нашей стране оттого, что 30 миллиардов долларов из 110 миллиардов бюджета нашей страны на 2005-й год отданы именно спецслужбам. Но, думается мне также, что ни 30, ни 50, ни даже все 110 миллиардов не повысят ни рейтинга ФСБ, ни профессионализма чекистов. Как вспоминала недавно анекдот одна журналистка: когда в борделе бардак, то смена штор на более богатые и кровати на более широкие не спасут ситуацию - блядей менять надо.

Мы все надеемся, что Путин станет другим или окружение сменит. Не станет и не сменит. Менять надо его, а окружение само сменится. Менять, разумеется, законным путем, путем цивилизованной демократической борьбы за политическую власть в стране. При Путине это стало так же трудно, как и при Сталине. Но, похоже, другого пути нет.

Вранье, что нет лидеров. Назову, к примеру, Владимира Рыжкова. Просто людей, достойных современной ситуации и дальнейшего развития России по демократическому пути, не видно и не слышно. Власть захватила СМИ, в первую очередь телевидение. Но сделала она это ввиду почти полного несопротивления самих СМИ. И при молчании общества. А молчание, как известно, знак одобрения.

Недавно президент России выступил перед представителями международных информационных агентств. (Замечу, что перед российскими журналистами он не выступает: либо делает заявления перед экраном, либо собирает лояльных редакторов лояльных государственных СМИ. А тут, видимо, положение обязывает.) Выступил потому, что в западной прессе слишком круто наехали на его план очередного политического переустройства России. Решил оправдаться. Получилось, как всегда, плохо. Потому что риторика у него заносчивая, нагловато-хамовитая (я - лев, а вы - шакалы).

Слова о свободе СМИ - не более чем слова. Не надо обольщаться в очередной раз. Давно ведь замечено: говорит наш президент одно, а думает и делает - другое. То ли его так учили, то ли на генном уровне это. Но факт остается фактом - в стране поселились страх и тревога, цензура и ожидание перемен к худшему.

О цензуре. На днях в Москве прошел международный научный семинар под названием "Научные и технические проблемы обеспечения безопасности при обращении с отработавшим ядерным топливом и радиоактивными отходами утилизируемых атомных подводных лодок (АПЛ) и надводных кораблей (НК) с ядерными энергетическими установками (ЯЭУ)". В свое время я нередко бывал на таких семинарах. Разумеется, в качестве журналиста. И на семинарах этих познакомился со многими специалистами в этой области. Например, с сотрудниками института безопасного развития атомной энергии (ИБРАЭ), в частности с заместителем директора этого института академиком Ашотом Саркисовым.

Помнится, и до семинара, и после я имел возможность не только беседовать с компетентными в области утилизации РАО людьми, но и читать их доклады. Я уж не говорю о том, что после семинаров эти доклады публиковались открыто отдельной брошюрой.

И вот я позвонил в оргкомитет семинара Зинаиде Юрьевне Поляковой. Прошу аккредитовать. Отказывает сразу под предлогом: секретности мероприятия. Спрашиваю, с каких это пор семинары по РАО стали секретными, тем более, что по Закону "О государственной тайне" сама эта тема не может быть секретной. Мне ли не знать: В ответ - тишина. Зинаида Юрьевна явно растеряна. Подсказываю ей обратиться от моего имени к одному членов программного комитета семинара академику Саркисову с той же просьбой: разрешить журналисту присутствовать на семинаре.

Через пару часов звоню снова. "Да, - говорит Полякова, - я беседовала с Ашотом Аракеловичем. Он вас помнит, но помочь ничем не может. Предлагает позвонить после семинара". Конечно, позвоню, какие проблемы.

Но странно, согласитесь, нарваться на отказ там, где его в принципе уже давно быть не должно: ценой многих судебных процессов и судьбой нескольких человек было установлено, что тема утилизации АПЛ и РАО не является секретной.

Я бы еще как-то что-то понял, если бы семинар проводило министерство обороны: те так запуганы чекистами, что готовы засекретить цвет трусов своих генералов и адмиралов. Но ведь в числе организаторов этого семинара не только российский институт РАН, но и Комиссариат по атомной энергии Франции и Отделение науки и окружающей среды НАТО. То есть, от российских журналистов (читай - российской общественности) у них есть секреты, а от НАТО - нет. Дикость или глупость? Думаю, трусость. Страх перед ФСБ и извечная тяга к перестраховке: как бы чего не вышло.

Страна, кажется, уже привыкла снова жить во лжи и атмосфере замалчивания. Путинское окружение считает, что чем меньше народ знает, тем крепче он спит. Глубокое заблуждение: осколки гражданского общества, которое так и не выстроилось в пресловутую вертикаль, не позволит власти втихаря делать черные делишки. Помните референдум по ввозу отработавшего ядерного топлива в Россию? Он удался, но власть не признала его легитимным. И даже, несмотря на внесенные поправки в закон, разрешающие этот ввоз, ОЯТ так и не поступало в страну. Власть не уважает общественность, но боится ее.

Недавно в России прошло незамеченным событие, которое, возможно, в будущем сыграет определенную роль в изменении ситуации на политическом поле страны. 20 сентября этого года в Министерстве юстиции РФ был зарегистрирован оргкомитет Общероссийской партии зеленых. Членом оргкомитета является хорошо известный и властям и уж тем более всем экологам президент Центра экологической политики России академик Алексей Яблоков. Корреспондент "Беллоны" встретился с ним и спросил: насколько важно именно сейчас появление такой партии? Алексей Владимирович сказал: "Очевидно, что гражданское общество в стране существует, но без политической составляющей многие его усилия остаются безрезультатными. Партия - это инструмент, при помощи которого мы надеемся успешнее решать наши задачи в области экологической политики государства".

Что ж, как говорится, дай Бог. Теперь осталось дождаться, когда Минюст зарегистрирует саму партию. Для этого по российским законам у партии должны быть отделения более чем в половине субъектов федерации, открыт расчетный счет, проведен учредительный съезд: и т.д. Известны примеры, когда отказ в регистрации следовал по смехотворным поводам, например, программа партии содержала неправильные с точки зрения Минюста формулировки.

Однако очевидно и другое: в отличие от некоторых других партий экологи действительно многочисленны и организованны, последовательны в отстаивании своих позиций, неподконтрольны (в большинстве своем) "вертикалям" властей. Приверженцы КГБ называют таких "пятой колонной", а их активистов - " вражескими шпионами". И не только называют, но и совершают в отношении них преступления, прикрываясь "государственными интересами".

Представляется, что вскоре в России возобновятся законодательные баталии по поводу внесения "экологических" изменений в уже существующие законы. Обсуждение Лесного, Водного кодексов в свое время были отложены, а затем, как известно, грянула серия террористических актов - тут уж не до экологии. Хотя, если нынешнее руководство государства выстроит таки свою схему власти, то до экологии у него в любом случае руки не дойдут: не забота о благополучии граждан движет помыслами чиновников, а перераспределение богатств огромной страны. А процесс этот, как известно, может быть длительным и непредсказуемым.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»