18.09.2004

Евгений Бай

Inauka.ru

Белые пятна "холодной войны"

Бывшие агенты ЦРУ, супруги Антонио и Джонна Мендес, рассказывают о своих тайных операциях в Москве

"Известия" продолжают расследование, проводимое совместно с телеканалом "Россия" под названием "Белые пятна "холодной войны". 9 сентября на РТР выйдет документальный фильм "Гример. Мастер маскировки" (автор - Радик Кудояров). В нем рассказывается об одном из бывших агентов ЦРУ Антонио Мендесе, который возглавлял в Лэнгли особое управление по маскировке. В его функции входило изменение внешности агентов для проведения тайных операций, производство фальшивых документов, разработка скрытых способов ведения наблюдения. В конце 2001 года вашингтонский корреспондент "Известий" встретился с Антонио Мендесом и написал о нем очерк "Гример". Но тогда мастер маскировки из ЦРУ не раскрыл одного из главных секретов своей работы. И только сейчас стало известно, что многие тайные операции в разных частях света, и прежде всего в России, он проводил вместе со своей женой Джонной Мендес, также агентом ЦРУ с 27-летним стажем. "Известия" и съемочная группа телеканала "Россия" посетили супружескую пару, живущую в местечке Ноксвиль (штат Мэриленд), в часе езды от Вашингтона. Вот лишь некоторые, наиболее интересные, выдержки из беседы, которая продолжалась около 10 часов.

Пунш, попавший под запрет. Рассказ Джонны

- Скажите, госпожа Мендес, как вы познакомились со своим мужем?

Та вопросительно смотрит на супруга: "Могу ли я им дать честный ответ"? Антонио отвечает легким кивком головы.

- Это было много лет назад, в Бангкоке, на рождественской вечеринке. Тогда наши "химики" из ЦРУ приготовили один убийственный пунш. Не знаю, что они там намешали, но все опьянели очень быстро. Когда меня представили Тони, он уже едва стоял на ногах. Я тогда еще подумала: "С этим человеком, должно быть, произошло нечто ужасное". Потом кто-то из коллег отвез его домой. Скоро мы с ним встретились вновь. Однако с тех пор, насколько я знаю, он больше ни разу не посещал рождественские вечеринки в ЦРУ, как, впрочем, и я. А рецепт того пунша был запрещен. Его с тех пор никто больше никогда не видел.

- Так это Антонио завербовал вас для работы в ЦРУ?

- Нет, это случилось намного раньше. Я первой начала работать в ЦРУ, года на два раньше, чем он. Это произошло во время моего первого замужества. Тогда я вышла замуж за одного человека. Он был американцем, офицером ЦРУ, работавшим в Европе. Потом я всегда говорила людям, что попала в Лэнгли не через парадный вход, а через боковую дверь.

- И в качестве кого вас туда приняли, если не секрет?

- Меня взяли в самый закрытый отдел - Оперативный директорат. Это тот, который планирует и осуществляет операции по всему миру. А подотдел, в котором мы трудились, назывался Офисом технической службы. Но сначала я работала простой секретаршей его директора. Через какое-то время мне стало ужасно скучно. Однажды я уже совсем собралась уходить из ЦРУ в Смитсониевский музей (крупнейший комплекс музеев Вашингтона. - "Известия") и оповестила об этом своего шефа. Он мне сказал: "Так, минуточку, мне, кажется, есть что вам предложить. Не хотите ли поработать у нас фотографом?". Я согласилась, и это занятие оказалась настолько увлекательным, что ни о чем другом я уже и думать не могла.

- Ваши родители знали, где вы работаете?

- Да, мне пришлось сказать им. И они восприняли это совершенно спокойно. Они понимали, что у меня абсолютно секретная работа. Но для них, особенно для отца, было не просто соблюдать секретность. Что связано с ЦРУ, ему было чрезвычайно интересно, и он нередко порывался заговорить со мной на эту тему.

- Вы пробыли в ЦРУ 27 лет. И насколько мне известно, ушли из него, занимая высокую должность.

- Вы помните тайные лаборатории в фильмах о Джеймсе Бонде? Вот так и выглядел мой отдел. Сначала я работала там только фотографом, но потом моя деятельность значительно расширилась. Мы отвечали уже не только за съемку, но и за создание подслушивающих устройств, за всю химию, всю электронику. Мы создавали "жучки" прослушивания, конструировали миниатюрные батарейки, аппаратуру для микросъемки. Кроме того, в нашу компетенцию входило изготовление фальшивых документов, а также осуществление маскировки агентов. В конце концов я вместе с моим мужем стала одним из руководителем этого управления.

- Вы - соавторы только что изданной в США книги "Spy Dust" ("Шпионский порошок", химическое вещество, действующее на основе использования ультрафиолетовых лучей, которое позволяет определить местонахождение агента. - "Известия"). В ней речь идет о вашей в прошлом строго засекреченной деятельности в разных частях света. Как же удалось провести эти мемуары через жесткую цензуру ЦРУ?

- Когда Тони писал свою первую книгу "Мастер маскировки", он носил рукопись в отдел цензуры Лэнгли семь раз. Я помню, как его сначала это раздражало, но потом он смирился. Когда мы писали книгу "Шпионский порошок", то ходили в отдел цензуры пять раз. Иногда нам казалось, что от книги ничего не останется. А в конечном итоге, когда она уже вышла, мы в какой-то момент были просто поражены тем, что ЦРУ разрешило нам все это опубликовать. Ведь до сих пор многие аспекты нашей работы являются абсолютно засекреченными. Многие вещи, которыми мы занимались, еще существуют. До сих пор кто-то открывает те же самые двери и использует те же методы маскировки.

- Расскажите о вашей первой операции.

- Это было в Европе. Мне предстояло встретиться с человеком, который приехал из страны, куда мы не имели доступа. А у него там был источник. И он был готов начать поставлять нам информацию, если мы только научим его. И я обучила этого агента так, чтобы он смог передать эти знания другому. Это продолжалось несколько вечеров, пока я не заработала спазм в шейных позвонках - шея попросту не могла двигаться. Но в конце концов операция прошла очень удачно. Потом я неоднократно ловила себя на мысли, что это мне нравится больше всего - иметь дело с иностранными агентами. Эти ребята рисковали многим. А наша работа заключалась в том, чтобы обеспечить их безопасность. Помочь им оставаться в живых.

- Сколько вам было лет во время первой зарубежной командировки?

- 30. Я была тогда молодая.

- Вы неоднократно проводили совместные операции с мужем. Какая из них оказалась наиболее запоминающейся?

- Да, мы с Тони провели много совместных тайных операций. Последние годы мы работали бок о бок. Некоторые из зарубежных миссий были очень трудными: они проходили в Пекине, Москве, Гаване - местах, которые мы называем "объектами закрытого доступа к цели". Там было очень трудно работать.

В туннеле под Кремлевским дворцом съездов. Версия Джонны

- Одна из глав книги "Spy Dust" посвящена операции по вывозу из Москвы супругов Леоновых. Петр Леонов был завербованным агентом ЦРУ, который трудился в 16-м управлении КГБ. И вот вам с Антонио была поручена задача вывезти его из страны с измененной внешностью. Насколько правдиво то, что вы рассказали в книге? Сколько процентов в книге вымысла, а сколько правды?

- Я бы предпочла, чтобы вы доверили Тони ответить на этот вопрос.

- Я так и сделаю. Но скажите мне, что вы чувствовали во время этой операции?

Вместо ответа Джонна стучит ладошкой по сердцу.

- А если бы вас поймали?

- Если бы меня поймали во время той операции? Не это меня пугало тогда. Я бы не пострадала, для меня это не было бы шоком. А вот если бы арестовали людей, с которыми я работала, то это бы был настоящий кошмар. Если теряешь кого-то из-за своей ошибки. Или потому, что не предвидел чего-то. Или упустил какую-то деталь. Вот это было бы, наверное, очень трудно пережить.

- Вы ведь были в Москве не один раз?

- Несколько.

- Как сотрудник американского посольства?

- И по дипломатическому паспорту и без него. Не могу сказать, что этот город был для меня приятным. Мне там приходилось тяжелее, чем в любом другом месте. А вот Тони нравилось приезжать в Москву. Он обожал этот город.

Операция в Кремлевском дворце съездов. Версия Антонио Мендеса

ЦРУ установило под Кремлем высокотехнологичную систему подслушивания, чтобы следить за властями бывшего Советского Союза. Устройство поместил в подземных туннелях американский агент, который носил специальный защитный костюм и ориентировался под землей с помощью спутниковых систем навигации и гидролокационных изображений московского метрополитена.

В один из октябрьских дней 1989 года агенты ЦРУ, вооружившись компьютерными системами управления, воздушными фильтрами и картами, вошли в туннель. Через коллектор они попали в метрополитен, а затем и в туннели под Кремлем.

В тот вечер сам Антонио Мендес, кадровый офицер ЦРУ, присутствовал в Кремлевском дворце на балете "Коппелия". Там был и майор Петр Леонов со своей женой, американский шпион, из 16-го управления КГБ, которое занималось электронной разведкой. Двое сотрудников концертного зала также работали на ЦРУ. В антракте супружеская пара зашла в туалет. Они поменялись одеждой с капельдинерами, и те заняли их места в зрительном зале. Одетые как работники концертного зала, Леоновы вошли в служебные лифты. Спустившись в туннель, Петр Леонов показал агенту ЦРУ, где установить подслушивающие устройства на кабеле кремлевской системы связи. Спустя несколько дней он вместе с семьей был вывезен из СССР через Финляндию. (Британская газета "Гардиан").

- Господин Мендес, ваша супруга доверила вам рассказать об этой самой крупной операции, проведенной вами в Москве. Какую роль играли в ней вы и ваша жена?

- В ней участвовала большая группа людей. Многие из них должны были провести отвлекающий маневр, изменив внешность, чтобы сбить с толку вашу разведку. Наша с Джонной задача заключалась в том, чтобы дирижировать этим процессом. Операция планировалась с участием различных офицеров ЦРУ. Часть из них была на месте, другие обеспечивали прикрытие, третьи наводили на ложный след. Смысл был в том, чтобы сыграть определенный спектакль. Сделать вид, что происходит одно, а на самом деле происходило нечто совсем другое. Это - "Игра в наперсток", так она у вас, по-моему, называется. У нас она называется "Спрячь горошину".

- А почему был выбран именно Кремлевский Дворец съездов?

- Мы нарочно выбрали для проведения операции не тихую темную улицу, а шумное место. Поход на балет "Коппелия" не вызывал подозрений.

- Но из книги не ясно, как вы в конечном итоге смогли вывезти семью Леонова из Москвы.

- Мы не говорим точно, как это произошло. Я не имею права раскрывать детали, поскольку некоторые из этих приемов до сих пор являются секретными. Но в своей книге мы сказали достаточно о технических возможностях использования подземелья. В 70-е годы мы широко пользовались этим способом. Но в конце 80-х уже не были уверены, сработает ли он.

- В тот день у вас и под землей был офицер американской разведки?

- Мы называем его "нинзя". В случае ареста он никогда не признается, что является сотрудником разведки. Поэтому мы должны были думать и о его прикрытии.

- Сколько всего подпольных операций вы провели в Москве?

- Операции, о которых мне разрешено говорить, - это те, которые я описал в моих книгах. Но они и были самыми трудными. Всего же таких операций были десятки.

- Сколько завербованных ЦРУ агентов вы лично нелегально вывезли из Москвы?

- Около 150.

- Как я понимаю, нередко это были целые семьи.

- Очень часто. Однажды мы вывезли мать, отца и двух их взрослых сыновей. Это было трудно. Многие из тех, кто участвовал в этой операции, считали, что этого у нас никогда не получится. Однако получилось. А когда мы уже были за пределами СССР, один из этих молодых людей спросил: "А как насчет моей невесты?" Нам пришлось отправить людей обратно, чтобы вывезти и невесту.

- А как был вывезен завербованный западными спецслужбами Олег Гордиевский?

- ЦРУ к этому не имеет отношения. Гордиевский был агентом британских спецслужб, которые и вывезли его из вашей страны. Насколько мне известно - в багажнике автомобиля.

- Насколько часто вам приходилось использовать такой метод?

- Мы называем схему вывоза Гордиевского "черной эксфильтрацией". Нередко приходилось предвидеть и его в качестве альтернативы. Однако моя излюбленная техника была квазилегальной. Люди с измененной внешностью и фальшивыми паспортами выезжали "на своих ногах", а не спрятанными в ящики или чемоданы. Это чревато для здоровья человека. Он может задохнуться. Впасть в панику в самое неподходящее время. Тем более невозможно посадить в чемодан всю семью.

- Были ли в период "холодной войны" случаи, когда агенты КГБ похищали сотрудников ЦРУ или наоборот?

- Интересный вопрос. Его, кстати, однажды обсуждали на конференции в Техасе, где отмечалась годовщина окончания "холодной войны". Одного из бывших офицеров КГБ спросили, не готовился ли КГБ похищать агентов ЦРУ в горячих точках планеты? И тот сказал "Да". А, отвечая на вопрос, почему, сказал: "Потому, что так много наших пропало. Мы считали, что это ваши парни убрали их. И поэтому начали вынашивать планы похищения офицеров ЦРУ и передачи их террористам". Но этим планам, по нашим сведениям, положил конец Юрий Андропов. Он сказал: "Ни в коем случае. Если мы начнем делать это, то у нас разразится разведывательная война, которую мы не сможем контролировать и остановить".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»