14.09.2004

Александр Емельяненков

Российская газета

Умри, но не рассказывай

С этой мыслью уже полвека живут атомные солдаты

Сегодня в Оренбургской области, в районе так называемых Тоцких военных лагерей, соберутся оставшиеся в живых участники и свидетели атомной войны в масштабах одного отдельно взятого полигона. Ровно пятьдесят лет назад, 14 сентября 1954 года, здесь проводились войсковые учения в условиях реального ядерного взрыва.

В мероприятиях, которые организуются при поддержке минобороны и областной администрации, примут участие бывшие мотострелки, артиллеристы, летчики, саперы, танкисты - те самые атомные солдаты, что давали подписку о неразглашении, но десятилетия спустя все же разыскали друг друга и объединились в Комитет ветеранов подразделений особого риска. Инициатор его создания и бессменный председатель Владимир Яковлевич Бенцианов одним из первых получил приглашение оренбургского губернатора и сегодня тоже подаст свой голос из эпицентра событий. А вот его ровесник - Леонид Андреевич Федоров из Иванова, бывший авиатехник, в силу возраста и состояния здоровья в столь дальнюю дорогу отправиться не мог. Он прислал письмо в редакцию с просьбой передать привет и пожелать здоровья всем, кому выпало дожить до этих дней и сохранить в своей памяти события осени 54-го.

В Тоцких учениях, как теперь известно, были задействованы части, штабы и подразделения всех видов и родов войск - всего до 45 тысяч военнослужащих, условно поделенных на "восточных" (сторона наступающих) и "западных" (обороняющаяся сторона). Командовал учениями маршал Жуков. Он, по воспоминаниям, с большим недоверием относился к первым образцам советского атомного оружия, что создавалось в условиях тотальной секретности под патронажем Берии и до поры хранилось в местах изготовления.

"Эти ваши физические штучки никакие не бомбы, - говаривал Георгий Константинович ученым-ядерщикам и их кураторам в малиновых погонах. - Как ими воевать, если что случится? Кому отдавать приказ и отвечать за исполнение?"

К осени 54-го в СССР было проведено всего восемь испытаний атомного оружия в условиях Семипалатинского полигона, а в США - 54, включая две бомбардировки японских городов. Их стратегическая авиация уже имела на вооружении более 700 атомных бомб, разрабатывались ядерные заряды для морских торпед и других носителей. Мы в тот период были в роли догоняющих. 29 сентября 1953 года вышло специальное постановление Совмина СССР, с которого началась широкомасштабная подготовка Вооруженных Сил и страны в целом к действиям в особых условиях.

Войсковое учение, которое в секретных генштабовских документах называлось "Прорыв подготовленной тактической обороны противника с применением атомного оружия", имело много сугубо военных - тактических, оперативных, психологических задач, но была и особая политическая подоплека. Не случайно в качестве наблюдателей на учения были приглашены министры обороны из дружественных СССР государств.

Иностранные наблюдатели, в отличие от советских солдат и командиров, не давали подписки о неразглашении того, что видели и что пережили. Для наших военнослужащих это обернулось тысячами человеческих трагедий. Одни просто не догадывались, что с ними происходит, куда деваются силы и откуда приходят недуги. А другие если и подозревали какую-то связь с учениями, долго не решались рассказать об этом своим близким и врачам.

Об "атомных" солдатах заговорили во всеуслышание в конце 80-х, после Чернобыля, а в 1991-м стараниями Владимира Бенцианова был создан Комитет ветеранов подразделений особого риска со смешанным, общественно-государственым статусом, и вышло постановление Верховного Совета РСФСР о социальной защите этой категории граждан и членов их семей.


из первых уст
Владимир Бенцианов, председатель комитета ветеранов подразделений особого риска:

- Министерство финансов России до недавних пор исправно выполняло свои финансовые обязательства перед комитетом и его структурами. И пусть эта помощь была весьма ограниченной в суммарном выражении, люди все равно ощущали заботу государства. А сейчас, с принятием известного закона, Госдума отменила наши льготы, заменив их далеко не адекватными компенсациями. Судите сами: почти 90 процентов ветеранов подразделений особого риска имеют склонность к онкологическим заболеваниям. Их лечение сопряжено с применением особо дорогих лекарств ценою от 700 до 1700 рублей за упаковку. В месяц надобно две, а то и три. И это не считая сосудистых препаратов.

С 1993 года по настоящее время нашим комитетом выдано 25 763 удостоверения. Людям, которые их получили, как правило, за 60-70 лет. У большинства из них нет возможности получить путевку и полечиться в санатории. Компенсация за нее была подспорьем в покупке дополнительных продуктов питания, лекарств. Лишение права на компенсацию за путевку - еще один удар по ветеранам-атомщикам.

Крайне осложнено в связи с возрастом установление причинной связи инвалидности или заболеваний, где возрастные отклонения смешиваются с приобретенными во время пребывания на полигонах, в атомных подводных лодках и других злосчастных местах. И несмотря на то, что причинная связь была установлена только для двух тысяч ветеранов, новый закон лишает эту категорию граждан компенсаций за ущерб, причиненный здоровью.

В 50-ю годовщину Тоцких учений, а в эти дни отмечается и 50-летие ядерного полигона на Новой Земле, ветераны подразделений особого риска надеются и ждут, что оставшиеся на их век дни, недели, месяцы и годы не будут сопряжены с хождениями по кабинетам и судам. Они отдали свое здоровье, а некоторые и жизнь делу защиты Родины. И она должна сторицей их возблагодарить. Самым верным решением в этой ситуации мог бы стать указ президента о пожизненной выплате фиксированной суммы ветеранам подразделений особого риска.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»