31.10.2001

Александр Емельяненков

Российская газета

Флотилия отстоя начинает сокращаться, но средств на утилизацию АПЛ требуется все больше

Преодоление последствий "холодной войны" и гонки вооружений может стать предметом выгодного партнерства между бывшими противниками. В этом убеждает опыт северодвинского завода "Звездочка", где выстраивается современная организационно-технологическая и финансовая схема утилизации атомных подводных лодок, выведенных из боевого состава ВМФ.

Это острейшая проблема. Достаточно сказать, что с 1986 по 1997 год из боевого состава выведено 157 АПЛ, а утилизировано за этот период только 22 лодки. Береговые технические базы флота и специализированные судоремонтные предприятия попросту задохнулись под тяжестью проблем, не имея для их решения адекватных технологий, производственных мощностей и финансовых ресурсов.

Существенный перелом произошел в мае 1998 года, когда правительственным постановлением N 518 государственным заказчиком-координатором работ по комплексной утилизации АПЛ был определен Минатом, а Военно-Морской Флот освобожден от несвойственных ему функций.

Тогда же было признано необходимым активизировать усилия с целью привлечения зарубежной, главным образом финансовой, помощи для увеличения темпов утилизации, создания современных производственных комплексов по обращению с отработанным ядерным топливом АПЛ и радиоактивными отходами. Северодвинск, и в первую очередь ФГУП МП "Звездочка", специализирующееся на судоремонте, по праву стали эпицентром событий и в каком-то смысле испытательным полигоном.

По признанию генерального директора предприятия Николая Калистратова, за счет финансовых средств США в рамках межправительственного соглашения о Совместном уменьшении угрозы (программа Нанна-Лугара) выполнена утилизация пяти стратегических АПЛ типа "Дельта-1", "Дельта-2", "Дельта-3". Кроме того, введена автоматическая линия по переработке кабеля, построены три специализированные площадки для разделки корпуса подводной лодки - того, что остается после вырезки реакторного и двух смежных с ним отсеков. На одной из таких площадок установлен уникальный пресс "Харрис". Его гильотина обеспечивает давление, достаточное для холодной резки конструкций прочного корпуса, идущих в металлолом. Сейчас на "Звездочке" фактически готов к вводу современный автоматизированный комплекс по переработке радиоактивных отходов низкой степени активности. Дело за малым - нужно получить лицензию Госатомнадзора на его эксплуатацию. Комплекс тоже построен с привлечением зарубежной финансовой помощи.

- На утилизацию лодок и строительство упомянутых объектов инфраструктуры мы получили от США порядка 60 миллионов долларов, - после некоторых колебаний называет цифру руководитель "Звездочки". - Строго говоря, это конфиденциальная информация, но в интересах дела ее стоит обнародовать. В среднем двадцать миллионов в год - очень приличная сумма, если учесть, что из бюджета под госзаказ нам дают 500 миллионов рублей. А это, как вы понимаете, меньше, чем 20 миллионов долларов.

- Насколько жесткими, - уточняю, - были требования американской стороны к отчетности за эти средства?

- Проверяли все досконально. И мы с самого начала оговаривали, что они имеют право контролировать ход работ на месте, их инспектора неоднократно бывали на наших объектах. Поэтому надо было так организовать работу и разместить площадки, чтобы не возникало проблем с их посещением из-за соседства с другими производствами - "чувствительными" для нашей обороны, если пользоваться термином, который ввели американцы в отношении аналогичных вопросов на своей территории. Обязательно составлялась калькуляция, расписывалось все до последнего шплинта, как у нас говорят. Основывались при этом на западных стандартах и ценовых нормативах, а они в 2-2,5 раза выше российских. Поэтому для нас такие условия выгодны, скрывать не надо...

Нынешним летом в Северодвинске проходил международный семинар по вопросам утилизации АПЛ. Присутствовавшего на нем американца Роберта Дайера из Агентства по защите окружающей среды без обиняков спросили:

- А сколько стоит утилизация атомной подлодки в США? Простой, казалось бы, вопрос привел дипломатичного американца в замешательство. Возникла неловкая пауза.

- От 20 до 40 миллионов долларов, - пришел на выручку начальник УЭСЭО Минатома России Виктор Ахунов. За трудно читаемой аббревиатурой - управление экологии и снятия с эксплуатации объектов, недавно созданное в структуре Минатома. Утилизация АПЛ и сопряженные с этим вопросы находятся в непосредственной компетенции Ахунова.

- Приятно отметить, что мой российский коллега обладает точной информацией, - собрался с духом господин Дайер. Вопрос, как можно догадаться, был задан неспроста. Те, кто занимается утилизацией выведенных из боевого состава ВМФ атомных подводных лодок, убеждены, что эта задача должна быть в числе государственных приоритетов и соответственно оплачиваться. С приоритетами как будто определились, а вот что касается оплаты, тут без зарубежной финансовой помощи нам пока не обойтись.

- С американцами можно и нужно работать, - убежден генеральный директор "Звездочки". - Не надо стелиться перед ними (это мое частное мнение), мы тоже многое можем. Раньше могли, и сейчас есть порох в пороховницах. Надо держать марку, это да. А посыпать голову пеплом или, напротив, говорить, как иногда мне пытаются говорить, что ты, дескать, продался и все такое, - просто глупо, на мой взгляд. Имея сегодня 1,5 тысячи долларов, грубо, валового продукта на душу населения у нас и 35 - у них, критиковать бездумно, не утруждая себя аргументами, по меньшей мере смешно. Надо вникать, лучшее перенимать.

Все, как известно, познается в сравнении. Взять, например, Францию. По словам Амори де Бюзоньера, руководителя проекта, старшего эксперта фирмы "Текникатом", у них всего три атомные подводные лодки выведены из эксплуатации и подлежат утилизации.

- Но мы, пожалуй, превратим их в музеи, - то ли в шутку, то ли всерьез заявил господин Бюзоньер. - А одну точно поставим у причала военно-морской верфи в Шербуре.

И будет у этого местечка помимо зонтиков еще одна достопримечательность - чем плохо? А чтобы нам последовать примеру французов, причалов не хватит. Как официально объявлено, в Российской Федерации к настоящему времени выведено из эксплуатации 189 атомных подводных лодок, частично утилизировано (до состояния "реакторный отсек плюс два смежных") 59, а 126 ждут своей очереди на разделку, причем 105 из них находятся в отстое с невыгруженным ядерным топливом.

Последнее обстоятельство особенно беспокоит специалистов. Техническое состояние находящихся в отстое кораблей, особенно подводных лодок 1-го и 2-го поколений, с каждым днем ухудшается, требуются большие финансовые, технические и людские ресурсы для поддержания их на плаву и обеспечения взрыво-пожаробезопасности. В большинстве своем это многоцелевые лодки, на которые пока не распространяется программа Нанна-Лугара.

- Выгрузка топлива из реакторов АПЛ действительно дорогостоящий процесс, - вносит ясность Николай Калистратов. - Но в целом процесс утилизации гораздо более сложный и трудоемкий. Если судить по параметрам, согласованным с американской стороной, на выгрузку ОЯТ приходится 1,5 миллиона, а весь процесс утилизации - 6 миллионов долларов. И вот когда эти шесть миллионов стали платить американцы, у нас появилась возможность увеличить темпы выгрузки, направив сюда высвободившиеся средства федерального бюджета. А если бы не было финансовой помощи со стороны американцев, то никакого резерва средств у нас попросту не возникло бы. И мы в лучшем случае занимались бы только утилизацией конкретных лодок.

- Известно, что американцы с большой настороженностью подходили к выделению столь масштабной финансовой помощи российским предприятиям оборонного комплекса. Что изменилось за три года сотрудничества? Меньше ли стало сомнений?

- За всех говорить не берусь, но нам они поверили. В работе я постоянно проводил принципы, главный из которых - ни в коем случае нельзя обмануть. Ни в коем случае нельзя подвести по срокам. Взять ту же "инфраструктуру выгрузки ОЯТ" - мы специально не стали обозначать этот комплекс более привычным понятием "береговая база", чтобы изначально придать ему мирную направленность. Так вот на весь цикл от проектирования до сдачи объекта, а это солидный объем работ даже по меркам больших социалистических строек, отвели полтора года. Они этот график контролируют.

- То, что сегодня делается на "Звездочке", - это подготовленный процесс, - развивает тему вице-президент РАН и председатель Межведомственной комиссии Совета безопасности РФ по экологии Николай Лаверов. - Ему предшествовали серьезные обсуждения в стенах Российской академии наук, консультации в правительстве и Совете безопасности. Приоритеты расставлены, задачи определены, теперь мы вступили в фазу их практического решения.

В Северо-Западном регионе основная надежда, конечно, на Северодвинск со всем его потенциалом. Думаю, что в кооперации с ним часть заказов может выполнять судоремонтный завод "Нерпа", что в Полярном, на Кольском полуострове. На Дальнем Востоке, в местах, где базируется Тихоокеанский флот, нужно развивать собственную инфраструктуру. Важно, что на государственном уровне определен головной исполнитель - Минатом, который призван проводить в этом вопросе единую научно-техническую и инвестиционную политику.

Мэр Северодвинска Александр Беляев в целом разделяет такую точку зрения, хотя и называет подход Минатома к проблеме в известной степени технократическим и ведомственным:

- Я обязан исходить прежде всего из интересов населения, а это 232 тысячи человек. И каждый из них в отдельности, каждая семья вправе требовать гарантий, что ни сегодня, ни завтра не возникнет угроз здоровью от того или другого производства. В данном конкретном случае это наращивание темпов и объемов утилизации АПЛ, изменение схемы обращения с отработанным ядерным топливом, развертывание производств по переработке РАО. В черте города сосредоточено около ста ядерных реакторов. Кто возьмется оценить, а тем более компенсировать степень возможного риска?!

Когда-то на предприятиях Минсудпрома было занято до 60 тысяч горожан, доля поступлений в городскую казну составляла 78 процентов. Сейчас в структуре ГРЦАС, в основном на Севмаше и "Звездочке", осталось не более 40 тысяч. Их вклад в формирование доходной части бюджета - 45 процентов. Остальное - налоги предприятий городского хозяйства и дотации. В этой связи вопрос о стоимости утилизации одной подводной лодки для северодвинцев совсем не праздный - и городские власти, и рядовые жители хотят получать более весомую отдачу от того, что делается на их предприятиях.

Судя по всему, перемены, связанные с деверсификацией производства и развитием международного сотрудничества в военно-технической сфере, приобрели в Северодвинске необратимый характер. А подновляемое "на всякий пожарный" здание КПП перед въездом в этот некогда закрытый город, хочется думать, никогда уже не будет использовано по своему первоначальному назначению.

- Если мы заинтересованы в реальном присутствии на мировых рынках, если хотим, чтобы с нами считались, мы должны привыкать к большей открытости, - убежден генеральный директор Российского агентства по судостроению Владимир Поспелов. Его служебная карьера начиналась в Северовинске, и сегодня, уже с министерских высот, он хорошо представляет то, о чем говорит.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»