31.10.2001

Александр Раскосов

Московская правда

Владимир Устинов: "Я преклоняю голову перед погибшими подводниками" Генеральный прокурор прокомментировал кадры, снятые следователями на АПЛ "Курск"

Отправляясь в Мурманск, генеральный прокурор пообещал журналистам и общественности: "Истину мы не скроем". С этого момента вся страна с помощью телевидения и печати ежедневно следила за каждым шагом следственной группы, каждым словом, оброненным экспертами, каждым официальным заявлением уполномоченных лиц с большими погонами.

Самый большой контраст между теми, кто информировал нас год назад, и теми, кто взялся за это сейчас, - в должностном уровне лица на телеэкране и в газетном интервью. Не облеченный доверием штабной офицер, не сотрудник пресс-службы, ловко уходящий от вопросов назойливых корреспондентов, - сам лично генеральный прокурор в рабочем меховом бушлате пробирался между искореженным металлом лодки, рассказывая телезрителям, что же все-таки произошло здесь более года назад, во время последних трагических учений "Курска".

"Вы видите переборку между вторым и первым отсеками. Как раз в этой части находился капитан и большая часть экипажа", - рассказывает Владимир Устинов. Мы видим: переборка срезана, будто огромным ножом, перископы действительно срублены мощной силой взрыва, от них осталась едва ли треть. Остальное завалено оплавленным металлом, крошевом обшивки и оборудования. По словам Устинова, между первым и вторым взрывами прошло всего 135 секунд - такие точные цифры рассчитали эксперты-криминалисты Генпрокуратуры. Глава ведомства констатирует, что за это время экипаж просто не успел бы надеть спасательное снаряжение и попробовать покинуть лодку. "Тут было все - взрыв, пожар, настоящий ад", - продолжает Устинов, и мы понимаем, что это тяжелая, невыносимая правда: спасти моряков из этих отсеков было невозможно.

Генпрокурор движется по лодке дальше, показывает относительно уцелевший 6-й, реакторный отсек. Благодаря удачной конструкции и мощной металлической защите реактор и ракетные шахты не повреждены, иначе страшно представить, что могло случиться... Тем не менее вода проникла в "Курск" через вентиляционные отверстия, через разрушения в обшивке. Атомоход оказался полностью затоплен через 6 - 7 часов после взрывов. А это означает, что даже тех, кто уцелел в первые минуты, спасти бы все равно не удалось - ни одна спасательная экспедиция за это время не успела бы подойти к лодке.

По данным следственной группы, гибель оставшихся подводников в основном наступила от отравления угарным газом (пожар) и удушья. 47 тел, поднятых с подводной лодки, находятся на опознании в Североморске. И количество постоянно растет. Экспертиза поможет пролить свет на последние минуты жизни моряков. Избитая фраза "это надо живым" тем не менее абсолютно уместна в отношении родных и близких погибших, которые наконец получат возможность похоронить останки.

Тем временем в Рослякове проходит самый опасный этап расследования: выгрузка из шахт уцелевших крылатых ракет. Затем вновь начнется работа следователей - миллиметр за миллиметром, чтобы не осталось ни одного намека на нераскрытые тайны.

И последнее. Генеральный прокурор оказался, пожалуй, единственным чиновником, который закончил свое выступление перед телекамерами словами: "Я хотел бы снять шапку и поклониться тем людям, которые здесь погибли".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»