17.06.2004

Маяк

специально для NuclearNo.ru

Что скрывается за иранским железным занавесом. Часть 4

Письмо Маяка о ядерной программе Ирана

Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 5
Часть 6
Часть 7


В последнее время я слышу от многих своих коллег, с которыми проделал немалый жизненный путь, что на сегодняшний день не существует никаких доказательств разработки Ираном ядерного оружия. Российские официальные лица тоже утверждают, что иранская ядерная программа направлена исключительно на мирное использование атомной энергии, и что любое сотрудничество с ним осуществляется согласно всем международным обязательствам. Однако Иран открыто заявляет о своих намерениях наладить производство ядерного топлива, чтобы полностью контролировать весь производственный комплекс в этой сфере. Иранские руководители, в том числе секретарь Совета по национальной безопасности Хасан Рухани, еще в январе 2004 г. сообщали, что их страна не прекратила работы по обогащению урана, а лишь приостановила их на некоторое время, чтобы завоевать доверие мирового сообщества. Они также открыто заявляют, что для сохранения Ираном своих позиций в регионе, ему необходимо при первой же возможности возобновить и продолжить процесс обогащения урана, что является его законным правом.

Как я уже писал в прошлом, факты свидетельствуют об ином. Иранский режим поставил перед собой важную задачу закупить новейшие технологии, которые позволят ему создать атомную бомбу.

Исходя из этого, считаю своей прямой обязанностью сообщить Вам о некоторых обстоятельствах, не известных многим из наших государственных деятелей. Не исключено, что некоторые из вышеупомянутых руководителей знают о них, но предпочитают закрывать глаза на происходящее, из соображений, известных только им самим.

Поскольку я достаточно хорошо знаком с отрицательными сторонами иранской деятельности и хочу предотвратить ее возможные последствия, считаю необходимым продолжать делиться с Вами, той важной информацией, которой располагаю благодаря своей работе и связям со специалистами и руководителями ОАЭИ. Многие страны мира, включая нашу, невольно участвуют в иранской игре. Возможно, это обусловлено политическими и экономическими интересами, желанием воспользоваться теми или иными финансовыми благами богатого природными ресурсами Ирана. В его истории есть множество примеров, когда иностранцам предоставлялись различные привилегии взамен на политические шаги. Но есть и немало примеров негативных последствий подобных отношений. Так что, если учесть политические интересы этой страны, мы рискуем первыми попасть под ее удар.

Должен признаться, что при сложившейся ситуации угрозы со стороны Ирана, я больше, чем когда-либо, испытываю угрызения совести, поскольку молчал в то время, когда сам занимался научной деятельностью, в рамках которой участвовал в передаче технологий и ноу-хау иранцам и давал научные и коммерческие консультации. Я виноват не меньше тех, кто в настоящее время занимает ключевые посты в нашем государстве и в мировых структурах контроля над нераспространением ядерного оружия, и, сознавая все возможные последствия, продолжает легкомысленно относиться к Ирану. Именно это побудило меня нарушить молчание. Сегодня мне, безусловно, следовало бы открыто обратиться к мировым структурам контроля над ядерным оружием, а также организациям по защите окружающей среды и политическим лидерам, и призвать их обратить внимание на происходящее. Ведь всем нам может быть нанесен колоссальный ущерб, если и в дальнейшем мы будем относиться к этой проблеме с легкомыслием и закрывать глаза на угрозу, которую представляет собой столь опасная технология в руках такого государства, как Иран. Однако, как уже объяснялось в прошлом, я опасаюсь иранских спецслужб и боюсь пострадать от рук наших неофициальных структур, продолжающих вести несанкционированные деловые отношения с иранцами в целях незаконной передачи им технологий и ноу-хау.

По этой причине я предпочел передавать имеющуюся у меня информацию Гражданскому Центру ядерного нераспространения. Уверен, что публикация информации в мировых СМИ и ее передача международным инстанциям, занимающимся контролем (включая организации по охране окружающей среды), раскроет глаза мировой общественности. Это даст возможность правильно оценить действия и безосновательные заявления Ирана, единственной целью которых является скрыть свою противоправную деятельность.

В предыдущем письме я отмечал насколько важно Ирану приобрести технологию лазерного обогащения. Я также сообщил о его намерениях найти другие пути получения необходимой продукции, после задержания нашей таможней в августе 2000 г. партии российского оборудования. Как известно, компания Нур Афзар Гостар, действующая от имени ОАЭИ и ведущая проект создания установки лазерного обогащения для Организации по атомной энергии, вела контакты по этому вопросу с институтом им. Ефремова в Санкт-Петербурге. Речь шла о создании установки обогащения методом AVLIS (испарение с помощью лазера).

В результате давления со стороны США, наиболее важное для реализации проекта оборудования было задержано, и Иран его так и не получил. Оно включало Электронную пушку, лазеры на медных парах и лазеры на красителях.

Глава ОАЭИ, Агазаде, стремящийся уже в период своей нынешней каденции достигнуть быстрых результатов в проектах лазерного и центрифугального обогащения урана, потребовал как можно быстрее найти другой источник закупки необходимого оборудования и ноу-хау. Все это обуславливается желанием продвинуть задачи, поставленные им перед организацией при вступлении в должность. Тут возникает проблема: несмотря на распоряжения наших официальных лиц, включая самого А. Румянцева, прекратить сотрудничество с Ираном, чтобы предотвратить использование им полученных знаний и технологий в военных целях, Иран негласно продолжал свои контакты с Санкт-Петербургским институтом через компанию Нур Афзар Гостар.

В ходе 2001г. иранцы неформально принимали у себя наших специалистов из этого института, в намерении и дальше получать необходимые технологии и ноу-хау в области лазерного обогащения, труднодоступные по официальным каналам. В то же время, директор Нур Афзар Гостар Джамшид Сабагзаде в 2001 г. обратился к китайской корпорации Osic opto electronics с просьбой приобрести лазер на красителях, лазер на медных парах, дополнительные оптические элементы и специальное оборудование типа тиратрона, которое, в основном, применяется в области лазерных технологий. Отмечу, что цена подобного оборудования в нашей стране значительно выше, чем в Китае. Иранцы также принимали у себя китайских специалистов, которые, в свою очередь, беседовали с нашими, чтобы восполнить недостатки информации, возникшие в результате задержания российского оборудования на таможне. Иран только выиграл от создавшейся ситуации.

Китайская корпорация согласилась, без всякого контроля, поставить им все необходимое по более низкой цене. Более того, в тех случаях, когда необходимое оборудование невозможно было достать у китайских производителей, корпорация позаботилась закупить его у европейских компаний. Так, китайская корпорация Osic сообщила Сабагзаде, что высокомощный лазер на парах меди можно приобрести у немецкой фирмы Lambda Physik . Корпорация даже помогла иранцам закупить оборудование, не вызывая при этом никаких подозрений. Поскольку немецкая фирма была готова продать оборудование только в партиях по пять единиц, китайская корпорация сообщила Ирану, что в данной сделке будут участвовать, разумеется фиктивно, несколько сторон. Так, в частности, один набор будет передан иранскому ученому в университете в г. Кермане, второй китайской фирме и т.д. Таким образом, можно будет осуществить сделку и замаскировать ее истинные цели.

Все мы знаем, что в делах такого рода следует проявлять максимальную осторожность. Однако, когда речь идет об иранцах, заинтересованных приобрести оборудование и ноу-хау для создания атомной бомбы, ситуация становится слишком опасной. Эти люди отлично умеют создавать такую путаницу, из которой никто не сможет выбраться, и в конечном итоге их просто оставят в покое. Еще раз подчеркиваю, этого нельзя делать. Например, кто бы мог подумать, что они обратятся к нашим торговцам оружием с тем, чтобы те выступали в качестве связующего звена для конечного пользователя; что их ведущие ученые, специалисты в области лазерного обогащения урана, обратятся с этой целью к посредникам из боснийских радикальных исламистов, типа Руджера Босковича. Более того, на встречах, ведущихся в целях закупки оборудования для лазерного обогащения урана, а также в переписке на эту тему, они умышленно используют двусмысленные формулировки, указывающие на, якобы, чисто научный, медицинский, коммерческий и т.д. характер своей заинтересованности.

После указа о прекращении сотрудничества с Ираном, в своих обращениях в Ефремовский институт Сабагзаде использовал такие формулировки, как: "продолжение исключительно научного сотрудничества", в то время, как в прошлом, до задержания оборудования на таможне, он не пользовался подобными фразами. Еще один пример, когда мы обсуждали с их специалистами назначения требуемого оборудования, они утверждали, что лазеры необходимы для гравировки на медных листах или что-то подобное. Как известно, лазеры на медных парах активизируют лазеры на красителях, которые в свою очередь стимулируют и ионизируют атомы. Механизм обогащения урана методом AVLIS заключается в облучении атомов урана высокоточным лазерным лучом, в результате которого происходит выборочная ионизация атомов урана U-235.

В связи с этим возникает вопрос, где же логика? Какая связь между гравировкой и такими высокопоставленными лицами, как Сабагзаде или, например, Бехджат Аббас другой ученый в атомной области, специализирующийся на лазерном обогащении урана и работающий в ОАЭИ? Как еще можно объяснить то, что Сабагзаде пользуется разными именами, в частности Роберта Хаймана, в обращениях к нашим фирмам? Таким образом, все сводится к одному к попытке самым изощренным образом запутать следы и получить новейшие технологии и ноу-хау для создания атомной бомбы.

Как я уже говорил, речь идет о проекте, имеющем для Ирана колоссальное значение, в том числе и в политическом плане. Несмотря на то, что по оценкам некоторых наших специалистов, подобный проект потребует огромных затрат и ресурсов, иранские власти готовы продолжать его развитие. Именно поэтому к реализации проекта привлечены также ученые, связанные с финансовыми структурами страны, что обеспечивает им доступ к особым бюджетным средствам. Один из ярких примеров этого Алиреза Бахрампур, известный иранский лазерщик, имеющий родственные связи с Рафсанджани и связанный с Министерством информации ИРИ. Ноу-Хау, выкраденное иранцами у наших специалистов, в сочетании с китайскими умами и немецкой технологией это лишь верхушка айсберга, с точки зрения того, на что иранцы готовы пойти для достижения своих целей.

Исходя из всего этого, прошу Гражданский центр ядерного нераспространения, опубликовать мое послание на сайте, а также передать всем, кому сочтете нужным. Иранцы отнюдь не наивны. Они еще преподнесут нам сюрприз. Их радикальные исламские настроение, в сочетании с ядерными возможностями, нанесут нам серьезный ущерб. Именно поэтому мы обязаны сделать все, чтобы не позволить Ирану достичь подобного превосходства, пока еще не поздно.

С уважением, Маяк




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»