18.01.2004

Известия.ру

Ядерное противоречие

В 2004 году проблемы, связанные с предотвращением распространения ядерного и иных видов оружия массового уничтожения, могут занять важное место в российской внешней политике. Россия в этом вопросе должна преодолеть существующее на данном этапе противоречие. С одной стороны, высшее руководство страны неоднократно и совершенно обоснованно подчеркивало, что распространение оружия массового уничтожения относится к числу наиболее опасных угроз национальной безопасности. Но, с другой стороны, в российской политике нет необходимой настойчивости и жесткости в отношении государств, уличенных в нарушениях режима нераспространения.

В частности, Россия пока не присоединилась к Инициативе по безопасности в области распространения. Российский МИД негативно оценивает возможность обсуждения корейского "ядерного кризиса" в Совете Безопасности ООН, выдвинул предложение о так называемом "пакетном решении". Последнее фактически означает возвращение к Рамочному соглашению 1994 года, дополненному гарантиями безопасности КНДР.

В заявлениях ряда видных российских политиков явно просматривается тезис о "равной ответственности" США и КНДР за нынешний кризис на Корейском полуострове. Утверждается, например, что выход Пхеньяна из ДНЯО был вызван американским заявлением о включении КНДР в "ось зла". Это, однако, не учитывает, что КНДР вела разработку ядерного оружия не только до, но и после заключения Рамочного соглашения, что Пхеньян признал в октябре 2002 года.

Вызывает сомнение способность России эффективно играть роль посредника между США и КНДР. Предложение о "пакетном решении" не произвело впечатления ни на Северную Корею, ни на США. В Вашингтоне в качестве посредника видят прежде всего Китай, влияние которого на Пхеньян значительно сильнее, чем влияние России. Северокорейское руководство, в свою очередь, добивается прямых переговоров с США и вряд ли заинтересовано в посреднических услугах.

Еще сложнее обстоит дело с российско-иранским сотрудничеством в ядерной области. Строительство ядерных объектов в Араке и Натанце свидетельствует, что Россия не в состоянии "контролировать" действия Тегерана в ядерной области. В противном случае пришлось бы признать, что указанные объекты сооружаются с ведома России. Под вопросом и экономическая целесообразность ядерного сотрудничества с Ираном. За строительство АЭС в Бушере Минатом и субподрядные организации и предприятия должны получить в целом около 800 миллионов долларов. Но в целом доход от проекта составляет менее 0,1 процента годовой экспортной выручки России.

Но главное все же в том, что возникло заметное объективное противоречие между фундаментальными интересами безопасности России, предполагающими необходимость пресечения распространения оружия массового уничтожения, и экономическими интересами атомной промышленности. Это и предопределило противоречивость и непоследовательность российской позиции по конкретным вопросам нераспространения. Если не будет преодолена эта непоследовательность, эффективность российской политики в области нераспространения останется невысокой.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»