10.11.2003

Александр Емельяненков

Российская газета

Все свое берем назад

США и Россия сообща "зачистят" реакторы, построенные с участием СССР

Президент США Джордж Буш приветствовал в Белом доме главу российского Минатома Александра Румянцева и высказался за продолжение совместных с Россией программ, нацеленных на обеспечение безопасности ядерных материалов и укрепление режима нераспространения.

Встреча состоялась под занавес рабочего визита в США делегации российского атомного ведомства. Расписанная буквально по минутам пятидневная программа Александра Румянцева вместила переговоры с министром энергетики США Спенсером Абрахамом, их совместную поездку в Филадельфию на открытие выставки инновационных технологий и конверсионных разработок из России, Украины, Казахстана и совместное же выступление в Первом комитете ООН по разоружению и международной безопасности. Были "круглый стол" с журналистами в Вашингтоне и встреча с представителями Американо-Российского делового совета в Нью-Йорке, рабочие консультации на Капитолийском холме и официальные встречи в Белом доме - с заместителем Госсекретаря Джоном Болтоном и помощником президента США по национальной безопасности Кондолизой Райс.

Примечательно, что к диалогу российского министра с доктором Райс, проходившему в ее кабинете, счел необходимым присоединиться президент США Джордж Буш. Встречи в подобном формате носят рабочий характер и, как правило, не афишируются. Но уже сам по себе такой факт говорит о том, сколь важное значение придают в американской администрации сотрудничеству с Россией в атомной области. Как, впрочем, и о том, что, несмотря на "иранский вопрос", степень доверия между партнерами, уровень взаимодействия и масштаб совместно решаемых задач существенно выросли и вселяют оптимизм.

Хорошей иллюстрацией этому была трехдневная выставка в Филадельфии "Партнерство для процветания и безопасности: инновационные технологии из России, Украины и Казахстана". Как заявил на ее открытии министр Румянцев, атомная отрасль России сохраняет статус одной из самых высокотехнологичных и наукоемких. Сегодня изобретения ее ученых широко применяются в космической сфере, медицине и сельском хозяйстве.

Еще недавно доля гражданской продукции на предприятиях нашей атомной отрасли не превышала трех процентов, а теперь удельный вес производства военной и гражданской продукции тут практически сравнялся. Понятно, что конверсия во многом обусловлена международными соглашениями об ограничении ядерных вооружений, что само по себе благо. Но они, эти соглашения, породили новую проблему - где и как трудоустроить российских специалистов-атомщиков, высвобождаемых из оружейного комплекса.

Эта тема одно время не сходила с газетных полос и телеэфира. Все понимали: если не принять мер, от остывших ядерных горнов умельцы-бомбоделы могут разбрестись-разъехаться по всему миру в поисках достойного применения своим мозгам. И тогда прости-прощай договор о нераспространении...

Выставка в Филадельфии - своего рода отчет о работе, проделанной во имя того, чтобы этого не случилось. А с другой стороны - демонстрация новых возможностей, которые создает атмосфера открытости и доверия в отношениях между бывшими соперниками и заклятыми врагами на незримых фронтах "холодной войны".

Далеко не все в этих отношениях складывается легко и безоблачно. То с нашей, то с американской стороны нет-нет да и возвращаются рецидивы оборонного сознания, высказываются подозрения и упреки, а то и вовсе звучат призывы свернуть совместные программы и прекратить "либеральные заигрывания". Именно эти, проблемные вопросы, в том числе, конечно, и набивший оскомину "иранский вопрос", были центральными на двусторонних переговорах делегации российского Минатома в Департаменте энергетики США и на встречах с влиятельными членами американского Конгресса.

Такие консультации, в частности, были проведены с членом палаты представителей Конгресса США от штата Огайо Дэвидом Хобсоном, который возглавляет подкомитет по военному строительству и является одновременно членом комитета по ассигнованиям. А встречи с сенаторами Ричардом Лугаром (от Индианы) и Питом Доменичи (от Нью-Мексико) уже успели стать доброй традицией в росийско-американском диалоге по самым острым проблемам ядерной безопасности и снижению существующих угроз. Это во многом благодаря их и бывшего сенатора-демократа Сэма Нанна инициативам Россия (да и другие наследницы ракетно-ядерного потенциала СССР) многие годы получали существенную финансовую поддержку из средств американского бюджета на ликвидацию избыточных вооружений, усиление мер защиты расщепляющихся материалов, решение радиоэкологических и социальных проблем в местах производства и испытаний ядерного и прочих видов ОМУ.

Увы, не всегда такое сотрудничество находило и находит понимание у определенной части американцев. Появлялись прежде, появляются и сейчас публикации и выступления с резкой критикой тех инициатив и практических шагов, которые предпринимаются официальными властями США и России по совместному снижению угрозы и развитию сотрудничества в ядерной сфере. В последнее время несколько таких публикаций появилось в "Вашингтон пост". И это дало повод министрам Румянцеву и Абрахаму повстречаться с главным редактором газеты Фредом Хайаттом. Беседа проходила в неофициальном формате и, судя по отзывам самих участников, "взаимопонимания стало больше".

Пятого ноября главы атомных ведомств России и США выступили с программными заявлениями в Первом комитете ООН по разоружению и безопасности. Оба оратора не обошли вниманием тот символический факт, что в декабре будет ровно полвека знаменитой речи в ООН президента США Дуайта Эйзенхауэра "Атом для мира". Хорошо, когда за политическими декларациями следуют практические шаги. Это было актуально пятьдесят лет назад, в самом начале гонки ядерных вооружений, этого ждут и сейчас, когда развеялись тучи "холодной войны". И такой жест был сделан.

В минувшую пятницу министры Румянцев и Абрахам подписали заявление о начале новой совместной программы, которую условно называют "Возврат топлива". Имеется в виду придать системный и целенаправленный характер усилиям по возвращению в Россию ядерного топлива с исследовательских реакторов, построенных в республиках бывшего СССР, в странах Восточной Европы, а также в некоторых других государствах (в частности, во Вьетнаме, Корее, Ираке, Ливии).

Дело в том, что в исследовательских реакторах советской постройки используется урановое топливо высокой степени обогащения - от 36 до 80 и более процентов по изотопу уран-235. А это материалы почти оружейного качества, что вызывает естественное беспокойство: как бы они ненароком не оказались в руках террористов или амбициозных политиков с неуравновешенной психикой. Словом, надо сделать все возможное, чтобы исключить их несанкционированное попадание в третьи руки. Возврат такого топлива в страну-производитель считается оптимальным решением в сложившейся ситуации.

Как известно, несколько лет назад Россия вывезла ядерное топливо из двух исследовательских реакторов в окрестностях Багдада - операция проводилась с санкции ООН под жестким контролем МАГАТЭ. По аналогичной схеме было удалено свежее ядерное топливо с исследовательских реакторов бывшей Югославии и Румынии.

Сейчас на очереди Узбекистан: реактор находится неподалеку от Ташкента. Поскольку работы, связанные с выгрузкой топлива и его безопасной транспортировкой, требуют немалых затрат, а власти Узбекистана не находят на это средств, США вызвались оказать финансовую помощь.

Эксперты не исключают, что по этой же схеме (разрабатывается совместный проект, мы выполняем необходимые работы, американская сторона компенсирует понесенные расходы) будут "зачищены" исследовательсие реакторы в Грузии, Казахстане, Латвии, возможно - на Украине и в бывших соцстранах: Венгрии, Польше, Болгарии, Румынии.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»