10.11.2003

Роман Тушин

Газета.ру

Страж исламской научно-технической революции

Следуя протоколу, президент России мог и не встречаться с прибывшим в Москву главой Высшего совета национальной безопасности Ирана Хасаном Рухани. Но он встретился, так как иранский вопрос стал для Путина личным еще с летнего саммита в Эвиане, где наш президент под давлением Буша отказал Тегерану в ядерном сотрудничестве.

Сегодня в Москве гостил секретарь Высшего совета национальной безопасности Исламской республики Иран (ИРИ) Хасан Рухани. В Россию иранец приехал из венской штаб-квартиры МАГАТЭ, куда ездил доказывать безобидность иранской ядерной программы. В Москву Рухани приехал с тем же. Согласно протоколу, российский президент мог бы и не встречаться с иранским гостем, оставив это главе МИДа. Однако в сегодняшних переговорах слишком важен контекст.

В июне этого года на саммите G8 в Эвиане после личной встречи с Джорджем Бушем Путин обещал западным лидерам свернуть сотрудничество с непредсказуемым иранским режимом в ядерной сфере. Факт такого обещания стал известен западной прессе, а российские власти эту утечку упорно не комментировали. В конце концов, в Москве придумали удобное объяснение отказа отправлять Ирану ядерное топливо, дескать, уран пойдет в Иран только тогда, когда Тегеран подпишет с Москвой договор о возврате ОЯТ. На самом деле российские власти все это время ждали, когда иранцы подпишут с МАГАТЭ дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО), на чем в Эвиане настаивали западные страны.

Сейчас Иран под давлением обстоятельств готов почти на все. И на договор об ОЯТ, и на протокол к ДНЯО. Раз так, чем же плохо для президента России встретиться с Рухани и уже публично, а не в виде предательских утечек, объявить на весь мир, что Россия никогда не бросала Иран и вот-вот готова отправить туда первую партию урана.

Путин принял Рухани в Москве и дипломатических приличий ради. На прошлой неделе визит иранца в Москву был сорван, предположительно потому, что в Кремль приехал израильский премьер Ариэль Шарон. Сегодня Путин показал равноудаленность от всех участников ближневосточного конфликта.

В общем-то задумка российских дипломатов удалась. Встреча Путина с Рухани была подана как большой успех российской внешней политики. Еще бы, Рухани отрапортовал Путину, что его страна именно сегодня отправила в МАГАТЭ официальное письмо с согласием подписать протокол к ДНЯО и прекратила обогащать уран. На самом деле значимость "сенсации" снижается, если учесть, что этот прорыв был достигнут уже почти месяц назад, когда в Тегеран ездили министры иностранных дел Великобритании, Франции и Германии. На подписание протокола и остановку обогащения иранцы безоговорочно согласились еще тогда.

После рапорта иранского гостя Путин мог наконец-то громко произнести: "Россия не видит никаких препятствий к сотрудничеству с Ираном в ядерной сфере". Развивать тему довелось уже Игорю Иванову.

По итогам закрытых переговоров с Рухани министр иностранных дел объявил, что теперь Россия не считает неправильным помогать ИРИ строить не только первый, но и второй блок АЭС в Бушере (Бушире).

Как пояснили Рухани, переговоры об этом проекте начнутся уже "в ближайшем будущем", а само строительство начнется сразу после пуска первого реактора (то есть не раньше конца 2005 года. - "Газета.Ru"). Как сообщает департамент информации и печати МИД, на встрече Иванова с Рухани обсуждался не только мирный атом, но и раздел Каспийского моря. Некоторые мировые СМИ давно высказывают предположение, что ядерный вопрос используется Москвой для оказания давления на Иран при разделе Каспия.

Логическим итогом российско-иранского дипломатического представления в Москве стали слова президента России о готовности съездить в Тегеран с государственным визитом. Правда, пока Путин говорит об этом как-то неопределенно: "Обязательно это сделаю".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»