11.10.2003

Дарья Дашик, Зореслав Самчук

Киевские Ведомости

Ядерная демократия

"Пока США продолжают враждебную политику по отношению к КНДР, наша страна не откажется от сдерживающей ядерной силы", - заявили представители северокорейского МИД в распространенном 30 сентября документе, в котором подчеркивается, что уверения США о стремлении к мирному урегулированию проблемы Корейского полуострова "не стоят ломаного гроша". В мире запахло ядерным конфликтом.

Тот факт, что США и КНДР формально уже 50 лет находятся в состоянии войны, поскольку военный конфликт в Корее в 1950-1953 годах завершился подписанием лишь соглашения о перемирии, сегодня кажется невероятным. Стремление Пхеньяна заменить это соглашение договором о мире не находит поддержки со стороны Вашингтона, который удерживает свои войска в Южной Корее и Японии под предлогом военной угрозы со стороны КНДР. Многие государства всерьез обеспокоены, что власти Северной Кореи, причисленной президентом США Дж. Бушем к всемирной "оси зла", имеют в своем распоряжении ядерные реакторы, способные производить боевой плутоний.

Современный северокорейский кризис вспыхнул в октябре 2002 года в связи с вынужденным решением Пхеньяна реактивировать атомные станции, что стало прямым нарушением соглашения, подписанного в 1994 году между США, Японией, Южной Кореей и Пхеньяном, по условиям которого Северная Корея закрыла все свои ядерные проекты и остановила атомные станции. В обмен США обязались поставлять ей мазут для обычных электростанций и построить два легководных энергетических реактора, безопасные с военной точки зрения. До осени 2002 года нарушений в соблюдении договора выявлено не было, но в ноябре Северная Корея призналась, что ведет секретные работы по обогащению урана, что является частью программы создания ядерного оружия. В качестве ответной меры США в начале декабря прекратили поставки мазута в Северную Корею. В середине декабря, оставшись без поставок топлива, Пхеньян объявил, что возобновит работу атомных станций, незамедлительно распорядившись начать подготовительные работы для пуска АЭС. Тем самым КНДР вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО). А 31 января 2003 года Северная Корея отказалась от сотрудничества с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ), проигнорировав его резолюцию, призвавшую руководство КНДР к сворачиванию ядерной программы. Одновременно Пхеньян вышел из Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Техническая сторона проблемы заключается в следующем: атомный реактор в Йонбене, остановленный в 1994 году, за предыдущие восемь лет мог выработать плутоний для одного-двух ядерных боеприпасов. Проблему для МАГАТЭ представляли и 8 тысяч отработанных топливных стержней из реактора, содержавших плутоний для еще нескольких зарядов. МАГАТЭ законсервировало эти стержни, поместив в безопасный охлажденный водоем, и следило за ними до тех пор, пока власти Северной Кореи не выслали из страны инспекторов агентства.

А в феврале 2003 года реактор вновь был запущен. Контроля МАГАТЭ над ним нет. Неясна и судьба 8 тысяч стержней. Вот откуда проистекает новая тревога: по оценке администрации США, за короткий срок (по данным ЦРУ, от полугода до года) Северная Корея способна "переварить" все это топливо, получив достаточно материала для четырех-пяти ядерных зарядов - в дополнение к одному-двум, которые, не исключено, у Пхеньяна уже были.

На какой стадии находится сейчас ядерная программа КНДР, точнее ее военная составляющая, никому не известно. В принципе, если страна обладает оружейным плутонием, это еще не означает, что она имеет ядерные боеприпасы, поскольку на пути к их созданию лежит целый комплекс сложнейших технических проблем. Преодолел ли их Пхеньян - вот в чем вопрос.

Страна заходящего солнца

В плане политического сознания КНДР продолжает оставаться наивно-патриархальной и лишенной какой бы то ни было мировоззренческой изощренности страной. Как и 30, 40, 50 лет назад, индивидуальное и массовое сознание Северной Кореи напоминает хорошо отрегулированный черно-белый телевизор, в котором нет обременительных полутонов и неоднозначных проблемных аспектов. Трагедия КНДР во главе с Ким Чен Иром состоит даже не в том, что ее мировоззренческие установки слишком упрощенны, примитивны и во многом не соответствуют действительности.

Видно, в понедельник их мама родила

Нет, они и прежде были не совсем коррелятивны региональным и мировым реалиям, однако раньше МИР БЫЛ ИНОЙ. В частности, СССР в 70-х - 80-х годах ХХ века ежегодно тратил более $1 млрд. на покупку по льготным ценам северокорейских товаров и предоставил безвозмездную военную помощь, эквивалентную $5 млрд. Делалось это по простой причине: поскольку США - главный враг СССР, а КНДР усердно треплет нервы США, постольку в поддержке Пхеньяна мы за ценой не постоим.

Однако отрезвляющие 90-е годы внесли существенные прагматические коррективы, и современная Россия уже не готова закупать по астрономическим ценам кирзовые сапоги, калоши и другие "полезные товары". Напротив, Москва сушит себе голову по поводу того, как бы возвратить $4 млрд. северокорейского долга. Кстати, Кремль отдает себе отчет в том, что современная динамика развития КНДР придает долгам Пхеньяна статус безнадежных. Это во многом объясняет дипломатическую активность России в отношении Южной Кореи: предвкушая окончательное фиаско Пхеньяна, Москва намеревается добиться от Сеула выплаты в будущем хоть какой-то части северокорейского долга.

Изменившаяся мировая политическая и экономическая конъюнктура - фактор хоть и важный, но также не решающий в деле развития северокорейской трагедии. Куда более определяющим представляется значение качества и стиля политического руководства Северной Кореей.

Помнится, при Ким Ир Сене засуха регулярно ставила страну на грань голодной смерти, но тогдашний харизматический лидер ухитрялся находить цивилизованные аргументы в разговорах с внешним миром: как следствие - КНДР получала необходимую продовольственную помощь. Что же касается Ким Чен Ира, то его личностный формат оказался несравненно уже, беднее предшественника. Именно это обстоятельство, в конечном счете, повлекло гибель от голодной смерти в 1994-1995 годах около 2 млн. северокорейцев.

Нынешний руководитель КНДР лишь донашивает сапоги отцовой харизмы - сам же харизмой не обладает. Когда же достоянием кухонных разговоров голодной и полунищей страны стало пристрастие Ким Чен Ира к дорогим французским коньякам, бронированным "мерседесам" и голливудским боевикам, то его перестали многие уважать. Еще немного - и Ким Чен Ира перестанут бояться: таким образом, триада любви, уважения и боязни, на которой без малого шесть десятилетий держалась северокорейская деспотия, рухнет.

Нельзя сказать, что Ким Чен Ир воспринял тенденции исторического рока безропотно и безвольно. С точки зрения политического акционизма нынешний руководитель КНДР мог бы дать фору многим - беда в том, что предпринимаемые им меры далеко не адекватны формату проблем, а посему не могут быть эффективными средствами для достижения насущных политических целей.

К примеру, во времена Ким Ир Сена единомыслие в КНДР обеспечивалось по простому принципу: с одной стороны, массированная внутренняя пропаганда, а с другой - построение надежных заслонов на пути "тлетворного влияния извне". В отличие от СССР и его сателлитов, прибегавших к услугам глушилок, КНДР поставил вне закона функционирование на своей территории самих радиоприемников, панель которых позволяла слышать хоть что-нибудь "из-за бугра". Между прочим, даже Иран эпохи аятоллы Хомейни не решился задействовать столь драконовские методы превентивной политики, упреждающей какое бы то ни было брожение умов под воздействием информации извне.

Так вот, вместо того, чтобы спасать от голодной смерти своих сограждан, Ким Чен Ир развязал пропагандистскую кампанию по ужесточению уголовного преследования тех, кто прикоснулся к гуманитарной помощи и радиоприемникам, которые Южная Корея при помощи воздушных шаров регулярно забрасывает на территорию своих нерадивых северных соплеменников.

Мало того, что инициатива Ким Чен Ира отдает анахронизмом, - вдобавок она еще и неадекватна реалиям: например, фактор открытой границы с Китаем по своим последствиям действует гораздо более разлагающе на массовое сознание КНДР, нежели те несколько тысяч радиоприемников, которые глубокой ночью в состоянии голодного обморока слушают северокорейские крестьяне.

Шантаж за гранью фола

Человечество на своем веку повидало много способов выживания и преуспевания политических режимов. Одни государства стараются нарастить военные мышцы, другие полагают, что нет надежней защиты, чем экономическая мощь, третьи пытаются осуществить симбиоз двух первых подходов, и лишь немногие прибегают главным образом к шантажу.

К слову, в хоре этих немногих КНДР солирует - если обычный режим употребляет метод шантажа исключительно против своих врагов, то Пхеньян всегда умудрялся запугивать всех без разбору: СССР и КНР - угрозами охладить дружеский пыл в пользу других фаворитов, Южную Корею, Японию и США - развязыванием боевых действий и ведением их вплоть до полного взаимоистребления.

Надо признать, что во времена правления Ким Ир Сена Пхеньян в искусстве шантажа достиг значительных успехов: мало того, что со всех сторон сыпались деньги, оружие и продовольствие, так еще и никто из подвергшихся шантажу из соображений ложного достоинства не решался признать сам факт его использования. Однако с кончиной Ким Ир Сена доселе досконально функционирующий механизм шантажа начал давать сбои.

Как бы то ни было, но в отличие от своего отца, которому удавалось весьма удачно и даже где-то элегантно выколачивать гуманитарную и военно-техническую помощь из СССР, Китая и даже стран Запада, Ким Чен Иру никак не удается выйти даже на минимальный уровень "рентабельности шантажа" времен Ким Ир Сена. Как следствие - изрядно пошатнувшаяся нервная система и поведение на стыке эксцентрики, психопатологии и сумасбродства. Впрочем, начиналось все у Ким Чен Ира вполне рационально и почти благопристойно, пока КНДР не вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия и не заявила о стремлении создать атомную бомбу в целях существенного сокращения армии и расходов на оборону. Формально этот шаг вкладывался в рамки здравого смысла, так как Пхеньян вот уже полвека тратит на нужды обороны около 40% ВВП и держит под ружьем почти 1 млн. 150 тыс. солдат и офицеров (и это при населении всего 22-23 млн. человек!).

Возможно, если бы речь шла о честолюбивом желании создать несколько атомных бомб "декоративной" мощности, то, кроме Южной Кореи, остальной мир закрыл бы глаза на "шалости" Пхеньяна. Однако Северная Корея в лице Ким Чен Ира заявила о стремлении заполучить сотни ядерных боеголовок и вдобавок усиленными темпами начала работы по созданию ракетных средств их доставки на 1500 км и более. Это повлекло за собой выброс значительной дозы адреналина в кровь уже японских и американских политиков и генералов.

В 1995 году Вашингтон дал слабинку, согласившись в обмен на замораживание северокорейской ракетно-ядерной программы предоставлять ежегодно около 1 млн. тонн продовольствия и 500 тыс. тонн мазута. Однако аппетит приходит во время еды: в 2002 году КНДР решила "раздеть США по-взрослому", потребовав увеличения вдвое продовольственной помощи и содействия в техническом перевооружении своей промышленности. Вашингтон резонно расценил такую "инициативу" Пхеньяна как откровенное издевательство и поставил ультиматум: безоговорочный демонтаж всех ракетно-ядерных приготовлений КНДР.

Похоже, это оказалось не очень приятной неожиданностью для Пхеньяна, потому как Ким Чен Ир пообещал "уничтожить всю планету, если американский империализм осуществит агрессию". После таких "откровений" даже недруги США поостыли в риторической поддержке КНДР.

Поведенческие реакции Пхеньяна и вправду становятся все более неадекватными. Политическое руководство КНДР смахивает на сумасшедшего со справкой.

Ситуация настолько обострилась, что аналитики уже не спорят по поводу вероятности военной развязки, а "принимают ставки" лишь на время начала войны и тактические особенности боевых действий. Большинство яйцеголовых западных политологов сходятся во мнении, что США примутся за "принудительное воспитание" КНДР весной 2004 года, а тактической особенностью военной кампании окажется ее абсолютная бесконтактность: всю работу выполнят крылатые ракеты и вакуумные бомбы лазерного наведения.

В течение недели США сотрут с лица земли ядерный центр в Енбене, ВМС, ВВС, средства ПВО и радиолокационной защиты КНДР, а также наиболее эффективный механизм возмездия Пхеньяна - 12 тыс. крупнокалиберных гаубиц и орудий залпового огня, размещенных на границе с Южной Кореей. Далее последует ультиматум о сдаче. В случае отрицательного ответа США примутся за методичное истребление уже сухопутных сил противника... Одним словом, все как-то рутинно и я бы даже сказал - по-будничному. Как в песне: обычная совсем история - немножко грустно всем, не более.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»