20.09.2003

Константин Эггерт

BBC

Ядерные споры на форуме в Москве

На Второй международной конференции по нераспространению ядерного оружия в Москве Иран и Северная Корея оказались главными темами обсуждения...

Более 300 экспертов из более чем 30 стран собрались на Вторую международную конференцию по нераспространению ядерного оружия в Москве. Ее организовали американский Фонд Карнеги за международный мир и московский ПИР-Центр.

Иран и Северная Корея, как и стоило ожидать, оказались главными темами обсуждения.

Посол Соединенных Штатов в Москве и представитель МИД Ирана по очереди спорили друг с другом в присутствии делегатов конференции, а также бывшего министра обороны России, а ныне президентского помощника маршала Игоря Сергеева и дипломатов из российского МИД.

Причем каждый говорил о своем: посол Александр Вершбоу - об иранской угрозе, иранский дипломат - о мирных намерениях Тегерана, а россияне - о том, что худой мир всегда лучше доброй ссоры.

Американский посол упомянул и Северную Корею, и угрозу ядерного терроризма, однако сконцентрировался на иранской проблематике.

"Тактика обмана и проволочек, применяемая Ираном, заставляет усомниться в том, что его ядерная программа имеет сугубо мирный характер. То иранцы месяцами не пускают инспекторов МАГАТЭ взять пробы на подозрительных объектах, очевидно скрывая следы военных разработок, то дают противоречивую информацию о программе обогащения урана", - отметил Вершбоу.

Он напомнил об ультиматуме МАГАТЭ, потребовавшем от Ирана до 31 октября доказать, что у него нет ядерного оружия.

Вершбоу призвал членов МАГАТЭ предотвратить превращение Ирана в ядерную державу: "Нынешняя ситуация - ключевое испытание для Договора о нераспространении ядерного оружия и международного сообщества, которое наконец должно добиться неукоснительного выполнения решений МАГАТЭ".

Оправдания

Представитель МИД Ирана Али Солтанеи в ответ довольно эмоционально клялся, что у его страны намерения сугубо мирные.

По поводу нашумевшего скандала с центрифугами для обогащения он сказал: "Если страна лишена топлива для реактора, чтобы производить радиоизотопы для больниц, если у страны нет гарантии, что она сможет получить топливо для мирных исследований на мировом рынке, то ей приходится искать пути производства его у себя".

Солтанеи не скрывал некоторого раздражения МАГАТЭ: "Чем больше ответов Иран дает на вопросы МАГАТЭ, тем больше новых вопросов нам задают. Но ведь конечная цель - разрешить проблемы". Впрочем, посол пообещал, что Тегеран вскоре даст свой ответ Международному агентству по атомной энергии.

Российская позиция

На этом фоне российские представители призывали объединить усилия в борьбе с распространением оружия массового уничтожения и намекали, что Америка не во всем права.

Представитель МИД России Михаил Лысенко сказал: "Существующие вопросы вряд ли могут быть разрешены с помощью простых рецептов, вроде военных акций или санкций. Нужна кропотливая, повседневная политико-дипломатическая работа, часто не сулящая быстрых дивидендов".

Однако Лысенко тут же прозрачно намекнул и иранцам, что безоговорочной поддержки от Москвы ждать не стоит: "Россия всемерно поддерживает практику заключения дополнительных протоколов с МАГАТЭ. Безусловно распространение ядерного оружия неприемлемо для России и для всех цивилизованных государств неприемлемо".

Конференция Фонда Карнеги и ПИР-Центра продлится два дня. Ее организаторы надеются, что конференция вскоре превратится в ежегодное мероприятие под названием "Московский форум по нераспространению".

Если это так, то судя по развитию событий, в следующем году у делегатов по-прежнему будет о чем подискутировать.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»