21.07.2003

Спенсер Эйбрахам

Washington Post, США

Спенсер Эйбрахам: новая ядерная реальность

Когда на деньги США будут сооружены новые электростанции, а атомные реакторы будут закрыты, в России больше не будет производиться оружейный плутоний

Автор является министром энергетики США

21 июля 2003 года. Соединенные Штаты сделали очередной шаг к избавлению от последних следов производства ядерного оружия в годы "холодной войны", когда в мае Министерство энергетики выдало контракты на строительство электростанций на ископаемом топливе взамен трех российских ядерных реакторов. Эти реакторы производят не только тепло и электричество, но также и плутоний оружейного качества в количествах, достаточных для изготовления двух атомных бомб каждые 3 дня. Когда на деньги США будут сооружены новые электростанции, а атомные реакторы будут закрыты, в России больше не будет производиться оружейный плутоний.

Президент Буш-младший (George W. Bush) полон решимости сократить на две трети количество ядерных зарядов на американских стратегических носителях и помешать ядерным и радиологическим материалам попасть в руки террористов. Этот стоящий 466 млн. долл. проект является последним успехом в наших агрессивных усилиях по нераспространению ядерного оружия, которые при нынешнем президенте США выросли с 800 млн. до 1,3 млрд. долл.

Вот почему во время слушаний оборонного бюджета в конгрессе США меня привела в недоумение та истерика из-за 21 млн. долл., которые позволили бы нашим ученым изучать перспективные концепции систем оружия для защиты от угроз 21-го века. (В целом на программы разработки ядерного оружия Министерству энергетики выделяется из бюджета около 6,4 млрд. долл.)

Эти ассигнования не должны были удивить никого. Это логический результат одобренной конгрессом более ранней инициативы администрации Буша-младшего по внимательному пересмотру политики нашей страны в области ядерного оружия. Этот пересмотр позволил сделать вывод, что обстановка в плане национальной безопасности в 21-м веке значительно отличается от прошедшего полувека.

Устрашение в годы "холодной войны" вело к предсказуемому, пусть даже и страшному, балансу ужаса, который к настоящему времени в основном исчез. А поэтому угрозы, скорее всего, будут появляться быстрее и станут менее предсказуемыми. В подобной ситуации необходимо восстановить нашу способность справляться с новыми вызовами.

В последнее время США сделали значительные шаги к восстановлению своих ядерных возможностей. Сегодня, впервые за истекшее десятилетие, мы имеем возможность производить плутониевый колодец - также известный как спусковой механизм, - который является важным компонентом ядерного боезаряда. Прежде отсутствие такой возможности серьезно сдерживало нашу способность обслуживать свой ядерный арсенал. Мы также начали столь необходимую программу модернизации наших ядерных объектов. Однако для приобретения способности отвечать на вызовы 21-го века нужно сделать больше.

Если наши ученые придут к заключению, что мы не способны обеспечить надежность нашего ядерного арсенала, мы должны быть способны провести испытательный ядерный взрыв в гораздо более короткие сроки, чем ныне предусмотренные 3 года. Способность провести такие испытания в срок не позднее 18 месяцев является критически важной для всякого президента.

Мы также должны обеспечить наших ученых-оружейников ресурсами и полномочиями для изучения перспективных концепций систем оружия, включая исследования в области маломощных ядерных боезарядов. Ограничения по финансированию и путаные правовые запреты по большей части задушили новые идеи. А это, в свою очередь, сделало нас менее способными к разработке наилучших ответов на появляющиеся угрозы.

Угрозы, исходящие от обладающих оружием массового поражения стран-изгоев или террористов, поразительно отличны от тех, которые представлял Советский Союз. Однако лучшим нашим умам не дают возможности полностью переключиться с проблемы обеспечения победы в "холодной войне" на проблему отражения новых угроз.

Наконец, мы должны принять меры к тому, чтобы справиться с самыми насущными военными вызовами, которые изложены в нашем недавнем исследовании, - в частности, с противником, который использует высокозащищенные бункеры глубокого залегания для укрытия своих вооружений и других средств. Мы только начали изучать вопрос о том, смогут ли модифицированные ядерные боеголовки ракет эффективно поражать объекты такого рода. Также проводятся аналогичные анализы применимости обычных вооружений для решения таких задач.

Мы не планируем возобновлять (ядерные) испытания, мы не повышаем и свою готовность к проведению таких испытаний с целью создания новых ядерных систем оружия. Фактически, мы не планируем разработку вообще никаких новых систем оружия. Наша цель - исследовать весь диапазон концепций систем оружия, которые могут обеспечить действенное устрашение противника и ответ на новые и внезапно возникающие угрозы, а также могут позволить нам продолжать и дальше оценку надежности наших ядерных запасов без проведения ядерных испытаний.

Этот путь позволяет удовлетворить потребности в обеспечении национальной безопасности США посредством восстановления наших способностей и обеспечения гибкости с тем, чтобы мы могли быстро реагировать на любые потенциальные проблемы с нынешним арсеналом ядерного оружия и отвечать на новые угрозы, которые требуют немедленного внимания. Наша политика преследует цель укрепить потенциал устрашения наших ядерных средств, чтобы их никогда не пришлось применять в бою.

Перевод: Федотов Виктор




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»