17.07.2003

Чарльз Диггес

Bellona, Норвегия

Глава Госатомнадзора "уходит" в отставку при подозрительных обстоятельствах

Ушел со своего поста Юрий Вишневский, 11 лет отслуживший начальником российского ядерного надзорного ведомства Госатомнадзор. Его отставка вызвала бесчисленные слухи, а также опасения, что после того, как Министерство по атомной энергии проведет кардинальную "чистку" в Госатомнадзоре, федеральный орган контроля над безопасностью российской ядерной энергетики, с мнением которого не считались и до того, теперь и вовсе потеряет какое-либо влияние, сказали Беллоне Веб чиновники и специалисты, близко знакомые с работой Госатомнадзора.

Преемник Вишневского, 44-летний бывший замминистра российского Министерства по атомной энергии, или Минатома, Андрей Малышев, приступил к своим новым обязанностям в среду, 2 июля, которая началась с довольно "натянутого" рабочего заседания между Малышевым и его новыми подчиненными, согласно источникам Беллоны Веб, присутствовавшими на встрече. Возникли серьезные опасения, что правительство лишит Госатомнадзор его полномочий по надзору и лицензированию ядерной деятельности и вернет его на дочернобыльские позиции, когда Госатомнадзор был не больше, чем одним из департаментов Минатома, номинально отвечавшим за ядерную безопасность.

До работы в Минатоме Малышев был главой коммерческого предприятия "Атомстройпроект", которое занимается реализацией российских проектов по строительству и развитию атомных электростанций за рубежом - на этом посту он работал до 1997 года, после чего ему предложили должность замминистра в Минатоме. Одним из первых постановлений Малышева в качестве нового начальника Госатомнадзора стал приказ, подписанный первым заместителем Александром Гуцаловым, продлить на пять лет лицензию реактора ь 1 Кольской атомной электростанции, проектный срок эксплуатации которого вышел 29 июня.

Тип этого реактора - ВВЭР-440/230 - считается одним из самых ненадежных в стране. Активисты-антиядерщики организовали массовый протест против продления лицензии энергоблока в письмах Минатому и руководству Кольской АЭС в течение нескольких дней, предшествовавших принятию Малышевым этого решения, сообщил вебсайт www.antiatom.ru.

В официальном правительственном документе, освободившем Вишневского от его обязанностей, было написано, что он уходит со своего поста, так как достиг официального пенсионного возраста - 60 лет. Этот документ - Указ Правительства Российской Федерации ь 838 - был подписан премьер-министром Михаилом Касьяновым 23 июня, однако, крайне странным образом, по словам источников Беллоны, о его подписании Вишневскому сообщили только 27 июня. Сотрудники же Госатомнадзора узнали об уходе Вишневского лишь в понедельник 30 июня.

В настоящее время Государственной Думой обсуждается новый законопроект, согласно которому установленный законом пенсионный возраст может быть перенесен на 65 лет. Этот законопроект уже прошел первое чтение. Согласно коллегам Вишневского в Госатомнадзоре, которые попросили не указывать их имен в статье, Вишневский не имел никаких намерений уходить на пенсию и даже рассчитывал на то, что Государственная Дума примет закон о переносе пенсионного возраста, чтобы иметь подкрепляемые законом основания продолжать работать, - что говорит о том, что отставка Вишневского была подгадана как раз вовремя, именно до того, как рассматриваемый Госдумой законопроект приобретет законную силу.

"Он рассчитывал еще на пять лет работы в Госатомнадзоре", - сказал один из ближайших коллег Вишневского.

Для государственных служащих в России далеко не редкость оставаться на своих должностях еще много лет по истечении установленного законом возраста выхода на пенсию. Например, в том же Минатоме, бывший глава департамента международных отношений, Михаил Рыжов, работал на своем посту до 68 лет, так же, как и первый замминистра по атомной энергии Лев Рябев.

Известный политик, активно выступающий в поддержку охраны окружающей среды, депутат Госдумы и член оппозиционной партии "Яблоко" Сергей Митрохин сказал в своем заявлении после того, как стало известно об уходе Вишневского, что "был отправлен в отставку один из самых квалифицированных контролеров ядерного комплекса страны. После его ухода", - продолжил Митрохин в своем заявлении, - "в высших ядерных эшелонах российского правительства не остается ни одного специалиста, который как Вишневский имел бы опыт работы непосредственно на АЭС, предприятии по производству топлива или на каких-либо других важных радиоактивно опасных предприятиях".

Что досталось в наследство новому начальнику Госатомнадзора

Теперь, когда место Вишневского занял Малышев, многие существенные аспекты деятельности Госатомнадзора оказываются под вопросом, и правительственные чиновники, ядерные эксперты и экологи выражали озабоченность в своих интервью Беллоне Веб, что назначение на пост главы Госатомнадзора управленца, "взращенного" в условиях Минатома и "Атомстройпроекта", может привести к крушению многих важных международных и отечественных проектов в области ядерной безопасности, которые только-только начали принимать более или менее определенную рабочую форму.

Самыми значительными из этих программ являются российско-американское соглашение 2000 года об обезвреживании оружейного плутония, а также несколько важных инициатив по обмену опытом в деле регулирования ядерной безопасности между Госатомнадзором, Национальной Администрацией по Ядерной Безопасности (National Nuclear Safety Administration) Соединенных Штатов, или ННСА, и Комиссией по Ядерному Надзору США (Nuclear Regulatory Commission), или НРК. В реализации этих программ, осуществляемых под руководством старшего контролера по лицензированию и инфраструктуре Сэма Томаса из Департамента Энергетики США и Андрея Кислова, главы отдела топливных циклов, или 3-го управления, Госатомнадзора, только что наметился серьезный сдвиг, когда переговоры между высокопоставленными ядерными контролерами достигли видимых результатов.

Соглашение 2000 года подразумевает ликвидацию в России и США 68 тонн избыточного оружейного плутония - по 34 тонны в обеих странах. Изначально, в этом соглашении указывалось, что часть оружейного плутония должна быть иммобилизована, а остальная часть - сожжена в специально переоборудованных коммерческих реакторах в качестве компонента так называемого топлива МОКС, смеси оксидов плутония и урана. И Соединенные Штаты, и Россия должны осуществлять свои программы параллельно, постоянно сверяясь с прогрессом друг друга. Экологические организации, в том числе Беллона, критически относятся к проекту топлива МОКС, указывая на высокий экологический риск и большие затраты, связанные с его производством и эксплуатацией, - в отличие от более дешевого и менее опасного метода иммобилизации.

Однако администрация президента США Джорджа Буша решила в этом году полностью отказаться от метода иммобилизации в пользу плана использования топлива МОКС для уничтожения всего предназначенного к ликвидации оружейного плутония, и это решение стало громадной головной болью для ядерных контролеров постоянно игнорируемого Госатомнадзора, поскольку теперь им придется работать над лицензированием всей индустрии производства и эксплуатации МОКС-топлива, - начиная с предприятий по производству топлива и кончая специально модифицированными реакторами ВВЭР-1000, в которых это топливо должно сжигаться.

Среди основных пунктов на повестке дня Томаса и Кислова была не только задача составления правил, регулирующих осуществление программы МОКС-топлива, но и постепенное превращение Госатомнадзора, с помощью американско-российского обмена, в по-настоящему независимое надзорное агентство, сказал один пожелавший остаться неназванным российский источник, связанный с деятельностью Госатомнадзора и Минатома. Но теперь, когда у руля надзорного агентства встал воспитанный на минатомовских указах и инструкциях Малышев, американские и российские ядерные эксперты говорят, что создание из Госатомнадзора действительно независимой структуры представляется маловероятным.

"Это, без сомнения, негативный поворот событий, поскольку Минатом, по сути, является структурой, занимающейся "проталкиванием" ядерных технологий", - сказал Эдвин Лайман, старший научный эксперт вашингтонского Союза Обеспокоенных Ученых (Union of Concerned Scientists) и бывший президент Института Ядерного Контроля, в интервью по телефону из Вашингтона. - "Лишить Госатомнадзор хотя бы части его независимости - это шаг назад".

"Мы все хорошо знаем, что Минатом уже давно пытается прибрать к рукам Госатомнадзор и отнять у него его надзорные полномочия", - добавил Лайман. - "Госатомнадзор начинал свою деятельность уже в невыгодных условиях - перспективы его работы в области контроля и регулирования выглядели туманно. Теперь же c Малышевым на посту начальника они выглядят совсем мрачно".

"Новая Газета", энергичный российский еженедельник, хорошо известный своими журналистскими расследованиями, - одно из немногих оставшихся независимыми российских средств массовой информации, - высказалось еще резче. ":И вот теперь его Вишневского место занял недавний зам главы Минатома Андрей Малышев. То есть, вотчину министерства будут контролировать министерские же люди", - написала газета.

Несмотря на неоднократные попытки дозвониться до Малышева или Вишневского, ни тот, ни другой не были доступны для комментариев по поводу сложившейся ситуации.

Подозрительные обстоятельства отставки Вишневского

В своем заявлении депутат Госдумы Митрохин упомянул, что Вишневского отправили в отставку в тот момент, когда Путин находился за границей, что дает повод предположить, что устранение "неугодного" контролера должно было произойти за спиной у президента. Путин, согласно Митрохину, в последнее время был настроен более настороженно в отношении Минатома, развиваемых им планов и тех широких полномочий, которыми пользуется министерство, а прошлой осенью даже отнесся с вниманием к предложенному проекту упразднения министерства, согласно которому Минатом был бы поделен на три различных сферы, а его функции переданы другим правительственным ведомствам.

Однако некоторые чиновники и эксперты из Госатомнадзора и Кремля, изнутри наблюдающие за развитием ситуации, подчеркивали в интервью, что тот факт, что Путина не было в стране на момент отставки Вишневского, может означать как раз обратное, - что президент прекрасно знал о готовящемся устранении главы Госатомнадзора и выехал за рубеж с тем, чтобы откреститься от возможных подозрений в том, что за смену руководства Госатомнадзора ответственен именно Кремль.

Согласно "Новой Газете", документ об отставке Вишневского - распоряжение ь 838 - был специально придержан и попал на подпись к Касьянову только после того, как Путин выехал за границу. Однако распоряжение ь 839, о назначении Малышева на должность нового главы Госатомнадзора, немедленно получило "зеленый свет", сообщила газета.

В соответствии с российским законодательством, документы, касающиеся ухода с должности государственных служащих, готовятся на подпись кабинетом президента, а затем подписываются Путиным или Касьяновым. В случае Вишневского остается неясным, кто конкретно направил документы об отставке руководителя Госатомнадзора Касьянову на подпись, однако многие наблюдатели говорят, что это распоряжение наверняка пришло от главы Минатома Александра Румянцева, у которого, как у члена путинского кабинета министров, были бы для этого все возможности - не говоря уже о причинах.

Этой теории также придерживается и "Новая газета". Согласно "Новой газете", Румянцев несколько раз уверял, что будет обсуждать с кабинетом министров возможность продления срока работы Вишневского в Госатомнадзоре, чтобы тому не пришлось уходить на пенсию после 60 лет, в чем ему также должно помочь предстоящее принятие Госдумой закона, отодвигающего пенсионный возраст до 65 лет. Как говорит "Новая газета", Румянцев даже сообщил Вишневскому, что сам Путин готов подписать указ о продлении его полномочий на посту руководителя Госатомнадзора.

"Вместо этого", - сказал один источник Беллоны Веб из российского правительства, который попросил не указывать его имени и не называть его должность или род занятий, - "Румянцев сделал все возможное, чтобы Касьянов получил документы об уходе Вишневского на пенсию и подписал их".

Как сказал Кислов, "на этой стадии можно только догадываться" о том, кто именно представил документы на подпись Касьянову.

И представители Минатома, и пресс-секретари правительства отказались давать какие-либо комментарии по этому поводу для Беллоны Веб.

Еще одним событием, непосредственно предшествовавшим устранению Вишневского, стало то, что все сотрудники международного отдела Госатомнадзора были извещены об отмене своих отпусков. Согласно российскому законодательству, увольнение сотрудника незаконно, если оно происходит в то время, пока сотрудник находится в отпуске либо отсутствует по болезни. Такой поворот заставил российского источника, и также нескольких источников Беллоны Веб в Государственной Думе, которые попросили не называть их имен в статье, сказать, что теперь они ожидают массового "вливания" в помещения Госатомнадзора в д. 34 по улице Таганка в Москве минатомовских кадров. "Если международный отдел Госатомнадзора не уходит отпуск", - сказал один из думских источников Беллоны Веб, - "значит, они все остаются на рабочих местах в Москве, чтобы их легче было уволить".

Малышев и его особая миссия

Анонимный российский источник Беллоны Веб, имеющий близкие связи с Минатомом и Госатомнадзором, описал Малышева как "приличного мужика, который многого, наверное, не изменит, но который делает то, что ему скажут".

Вопрос, таким образом, сказал этот российский источник, в том, от кого он получает приказы. На встрече с сотрудниками Госатомнадзора в среду, 2 июля, Малышев появился в сопровождении представителя кремлевского аппарата. По словам собеседника Беллоны Веб, предположительно оказываемое Кремлем давление, целью которого было назначение Малышева на пост главы Госатомнадзора, указывает на более существенные финансовые и энергетические интересы в ядерной индустрии, реализация которых была, возможно, серьезно затруднена той ревностностью, с которой Вишневский исполнял свои обязанности ядерного контролера.

Несколько раз случалось, что Вишневский публично вступал в жесткие споры с Минатомом, - который, в свою очередь, систематически предпринимал целые кампании для того, чтобы дискредитировать авторитет Госатомнадзора. Эта конфронтация, говорят некоторые источники и эксперты, как раз, возможно, и привела к отставке Вишневского, которая, как настаивают они, была произведена насильно.

Кислов, близкий коллега Вишневского, не согласился, однако, с тем, что в ситуации с уходом главы Госатомнадзора на пенсию главную роль сыграла какая-то закулисная политика.

"Все здесь было сделано в соответствии с российским законодательством", - сказал Кислов в интервью Беллоне Веб в среду, 3 июля, по телефону. - "Я хочу подчеркнуть это".

Однако за последние четыре года Вишневский несколько раз публично шел против позиции Минатома, и, по словам российского источника, Кремль просто устал от того международного позора, который навлекал на их головы Вишневский. Одним из самых значительных скандалов стало его категорическое неприятие плана по импорту в Россию отработанного ядерного топлива иностранного производства - проекта, на котором, как обещает Минатом, Россия заработает 20 миллиардов долларов в ближайшие 20 лет. Далее, Вишневский, выступая на международной ядерной конференции, сказал открыто, что Россия не имеет "независимого ядерного надзора". Самым недавним примером его оппозиции к Минатому, - и также, наверное, больнее всего ударившим по престижу министерства, - стал его отказ обновить срок лицензии на переработку отработанного ядерного топлива Химического комбината "Маяк", причиной которого были регулярные выбросы "Маяком" радиоактивных отходов перерабатывающего производства в близлежащие водные резервуары.

На вопрос, мог ли инцидент с "Маяком" сыграть роль в выпровождении Вишневского на пенсию, Кислов сказал уклончиво: "Я не думаю, что это сыграло решающую роль: ну вы меня понимаете".

"В свое время, Малышеву придется иметь дело с такими же решениями", - добавил Кислов.

Лицензия на переработку комбината "Маяк" была восстановлена через три месяца после ее отзыва, после того, как Минатом пообещал в очередной раз заняться разработкой других методов ликвидации радиоактивных отходов, помимо выбрасывания их в озеро Карачай и находящуюся каждый год на грани выхода из берегов систему резервуаров реки Теча, которые расположены рядом с заводом. Из репортажей прессы в тот период можно было понять, что за восстановлением лицензии можно разглядеть явный нажим со стороны Минатома.

Согласно нескольким источникам из российского правительства, Кремль вовсе не забыл о, пусть и временном, закрытии перерабатывающего производства "Маяка", и, по словам, бывшего сотрудника Госатомнадзора Владимира Кузнецова, консультирующего сейчас два комитета в Госдуме, отставка Вишневского давно была делом решенным. Другое свидетельство тому, что устранение Вишневского было хорошо спланированной, хладнокровной местью, заключается в том, что его преемник, Малышев, как рояль в кустах, появился не вдруг, но был давно заготовлен на должность начальника Госатомнадзора, согласно официальным источникам, попросившим оставить их неназванными в статье.

Российский источник с тесными связями с Минатомом и Госатомнадзором выразился еще более прямолинейно: "Есть слух, что выпровождение Вишневского - : работа кадров российского Белого Дома", кабинета президента России. "Вишневский публично и на международном уровне выступал против политики России в области ядерного регулирования, и ему этого так и не простили - аппарат администрация президента не терпит таких несогласных".

Кузнецов, консультирующий также депутата Госдумы Митрохина, добавил, что многие в Государственной Думе ожидают теперь полномасштабной "чистки" в Госатомнадзоре, начиная с заместителей руководителя ведомства и сотрудников третьего управления, и кончая руководителями областных отделов.

Малышев у руля - что впереди?

По словам Кислова, он не ожидает массовой "чистки" штата Госатомнадзора. Однако он также сказал, что не ожидает и того, что новый начальник Малышев, с его минатомовским воспитанием, привнесет перспективы более тесного сотрудничества между двумя организациями.

"Не могу сказать, будет ли Минатом прислушиваться к нам более внимательно, чем раньше, поскольку у меня нет никаких примеров, на которых я мог бы основывать свои комментарии", - сказал он.

Одним из самых важных аспектов, на который подобные "примеры" - и сама смена руководства Госатомнадзора в целом - могли бы серьезно повлиять - это растущее сотрудничество между Госатомнадзором и американскими ведомствами ННСА и НРК, которые помогают Госатомнадзору в разработке надзорных процедур в рамках программы, организованной и проводимой Кисловым и Томасом из Департамента энергетики США.

Кислов сказал в интервью Беллоне Веб, что "я не думаю, что это сильно скажется на нашем международном сотрудничестве" с НРК и ННСА. Томас, находившийся в отпуске на момент подготовки и написания статьи, был недоступен для комментариев.

Директор отдела связей с общественностью ННСА Брайан Уилкс сообщил Беллоне Веб в телефонном интервью, что "слишком многое должно произойти, чтобы помешать нашим отношениям с Россией в вопросах, связанных с нераспространением. У нас очень хорошие взаимоотношения. Мы ведь говорим не об отставке Путина, например, или кого-то в этом роде".

Сотрудники НРК, ответственные за связи с российским Госатомнадзором, не ответили на неоднократные попытки Беллоны Веб получить комментарии по поводу будущего российско-американских отношений в сфере ядерного надзора.

Структура российско-американских связей Госатомнадзора

Кислов и Томас занимались в последнее время развитием идеи создания в России офиса по связям между Россией и США, для координации образовательных семинаров и обмена опытом в области ядерного регулирования между Госатомнадзором, ННСА и НРК. Эта деятельность направлена на учреждение профессиональной и независимой надзорной структуры, которая была бы необходима для корректной реализации программы МОКС-топлива, как, наверняка, для решения и других наболевших вопросов российской ядерной индустрии. Согласно одному источнику Беллоны Веб в Госатомнадзоре, основным кандидатом на должность главного координатора российско-американских связей должен стать сам Томас.

Однако на недавнем секретном рабочем заседании между сотрудниками Департамента Энергетики и Госатомнадзора, американцы, согласно Кислову, положили идею координаторской должности в долгий ящик.

"Мы в Госатомнадзоре, естественно, хотим, чтобы кто-то осуществлял эти функции, но американцы до сих пор обсуждают это", - сказал Кислов. - "Они не отказали нам прямо, но просят еще времени на обдумывание".

Кислов сказал, что на этом заседании, состоявшемся в Лондоне, Джон Бейкер, директор технической программы проекта ликвидации плутония Департамента Энергетики, председательствовавший на встрече, отложил тему координационной должности до лучших времен, а американцы сказали, что будут ее в дальнейшем рассматривать.

Однако Бейкер, по словам Кислова, также приказал вычеркнуть эпизод, когда российская сторона попросила учредить координационную должность, из текста стенограммы заседания.

Российский источник с тесными связями с Госатомнадзором и Минатомом сказал, что поведение представителя Департамента Энергетики Бейкера "граничит с подделкой документов".

Получить комментарии от Бейкера не удалось.

"В Минатоме есть люди, которые с большим удовольствием избавились бы от программы МОКС-топлива", - сказал российский источник, - "а в Департаменте Энергетики из-за жестких лицензионных предписаний, которые потребуются для осуществления программы МОКС-топлива далеко не каждый жаждет увидеть, как Госатомнадзор становится независимой надзорной структурой".

Лайман, из Союза Обеспокоенных Ученых, сказал в интервью из Вашингтона, что программа МОКС-топлива "оказывает огромное давление на независимые ведомства по ядерному надзору, вынуждая их как можно скорее предъявить итоги работы по составлению регулирующих положений", которые, в результате, оказываются ниже того стандарта, который необходим для корректного осуществления программы, то есть, не соответствуют самой цели разработки этих положений. Однако он добавил, что то сотрудничество, которое реализуется сейчас между НРК, ННСА и Госатомнадзором, "является таким сотрудничеством, которое должно происходить в любом случае", независимо от программы МОКС-топлива.

Как выразился бывший сотрудник Госатомнадзора Кузнецов, Госатомнадзор "теперь превратится во всего лишь спутник Минатома".

Также, по его прогнозам, Минатом лишит Госатомнадзор всех важнейших функций по лицензированию и регулированию ядерной промышленности, взяв их в свои руки, а "атомные предприятия будут контролировать структуру Госатомнадзора изнутри министерства - то есть, мы опять вернемся к тем же обстоятельствам, какие существовали в Минсредмаше как Минатом назывался в Советское время до Чернобыльской катастрофы".

"Теперь, когда Госатомнадзор официально перестал быть независимым, последняя возможность контроля над ядерной промышленностью остается в руках у общественных организаций", - сказал он. - "Именно такие организации, работающие в России, остаются единственным средством для того, чтобы избежать "второго Чернобыля"".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»