11.06.2003

Дэвид Ривкин, Ли Кейси

In The National Interest, США

Саддам, Никита Хрущев и виртуальное оружие массового поражения: вопросы восприятия угрозы и оценки разведывательных данных

Уничтожал или нет Саддам Хусейн свое оружие?

Угроза, представляемая иракским оружием массового поражения (ОМП), являлась главным поводом для начала операции "Иракская свобода". Действительно, никто, в том числе Франция, Германия и Россия, не сомневался, что Саддам Хусейн обладает ОМП. Вопрос был в том, как с этой угрозой покончить.

После падения Багдада 9 апреля этого года ожидалось, что оружейные арсеналы Саддама вскоре будут обнаружены. Этого не произошло, и, хотя высокопоставленные чиновники все еще выражают уверенность в том, что доказательства существования в Ираке ОМП будут найдены, сомнительно, что будут обнаружены какие-либо значимые запасы химического или бактериологического оружия. Это, в свою очередь, приободряет тех экспертов и политиков, которые ошиблись в своих оценках предстоящей войны, предсказав большое количество жертв среди населения и затяжной характер боевых действий. Проблема иракского ОМП позволяет критиковать позиции Англии и США, а также позволяет высказывать недоверие как администрации Буша (Bush), так и правительству Блэра (Blair).

Один из аргументов критиков заключается в том, что английские и американские чиновники "сфабриковали доказательства" наличия в Ираке ОМП. Если это правда, то Блэр и Буш находятся в центре огромного заговора, в котором замешаны также десятки нынешних и бывших фигур и организаций - президент Клинтон (Clinton), французские, немецкие и российские руководители и спецслужбы, инспекторы ООН и сама Организация Объединенных Наций. Однако, так как многие из этих лиц и организаций возражали против применения Америкой силы по отношению к Ираку, их участие в заговоре не поддается объяснению. Более того, получается, что тщательно проведенная военная компания является ни чем иным, как маскарадом, разыгранным для прикрепленных к вооруженному контингенту журналистов. Поэтому аргументы о фальсификации данных о наличии в Ираке ОМП являются, как говорят в Техасе, беззубыми.

Некоторые, осознавая всю несостоятельность вышеупомянутых утверждений, выдвигают новые тезисы. В частности, они утверждают, что группа высокопоставленных неоконсерваторов из Пентагона придала политическую окраску изначально нейтральным оценкам разведданных, подготовленным профессиональными аналитиками ЦРУ. Начнем с того, что все разведданные всегда политизированы - они всегда составляются в контексте той или иной политики. Высокопоставленные политики всегда взаимодействовали и даже спорили со специалистами из разведки, особенно в военное время, чем прославились, например, такие государственные деятели, как Линкольн (Lincoln) и Черчилль (Churchill).

Нет ничего незаконного в том, что министерство обороны и ЦРУ обсуждают вопросы разведки - это является обычной практикой в разведывательном сообществе США. Показательно, что в прошлом, когда речь шла о таких вопросах, как наращивание Советским Союзом своего ракетного потенциала или реальные расходы Москвы на оборону, ЦРУ недооценивало реальное положение дел, а мнение министерства обороны оказывалось верным.

Нет никаких сомнений, что режим Саддама Хусейна активно осуществлял разнообразные программы разработки ОМП. После операции "Буря в пустыне" военные инспекторы ООН обнаружили большие запасы химических и биологических веществ, а также программы создания ядерного оружия на стадии завершения. Хотя до того, как Саддам в 1998 году выдворил из страны инспекторов ООН, некоторая часть ОМП была уничтожена, остальные запасы остались.

Наконец, факт предоставления Ираком в декабре 2002 года откровенно сфальсифицированного отчета, в котором утверждалось, что ОМП было уничтожено без документального подтверждения, говорит о намерении Саддама не выполнять обязательства, которые он возложил на себя после окончания войны в заливе.

Сведения, полученные от иракских перебежчиков, и данные электронного перехвата позволяли сделать вывод, что Ирак все еще обладает значительными запасами оружия массового поражения. Это было подтверждено найденным коалиционными войсками оборудованием, имеющим отношение к химическому оружию: защитные костюмы, противоядия, и т.д.

По иронии судьбы, хотя Саддам Хусейн отказался предоставить доказательства уничтожения своего ОМП, не исключена возможность, что оно было уничтожено. В конце 1990-х годов, по мнению Саддама, ценность ОМП заключалась не в поражающей силе, а в том, что оно являлось фактором, сдерживающим США и Израиль. В то же самое время откровенное игнорирование резолюций ООН не входило в планы Хусейна. Поэтому он мог предпочесть средний путь - разрушить свое ОМП (не предоставляя, однако, доказательств его уничтожения), сохранив при этом возможность производства химического и бактериологического оружия по мере необходимости, и проводя дальнейшие исследования. Точно такую же стратегическую игру вел в свое время Никита Хрущев.

В конце 1950-х годов Хрущев стоял перед сложным выбором. Он мог разместить определенное количество дорогостоящих, неточных и уязвимых межконтинентальных баллистических ракет первого поколения, или же направить огромные, но не безграничные ресурсы Советского Союза на разработку и создание более совершенных ракет (которые, однако, могли быть поставлены на вооружение лишь в далеком будущем). Благоразумно он выбрал второе. Одновременно с этим он заставил Запад поверить, что на самом деле он поставил на боевое дежурство значительное количество межконтинентальных ракет. Публичные заявления советского лидера подкреплялись тщательно подготовленной разведывательной дезинформацией. Все это позволило Советскому Союзу сэкономить миллиарды рублей и вести себя на равных с Соединенными Штатами.

Хотя детали плана Саддама и отличаются от игры Хрущева, основные его черты с ней совпадают. Придя после "Бури в пустыне" к выводу, что ОМП является необходимым условием выживания его режима, но вместе с тем не желая открыто игнорировать принятые на себя обязательства, Саддам принял решение продолжить совершенствование систем своего ОМП, уделяя особое внимание ядерному оружию. Распространяя дезинформацию о существовании у него ОМП, Саддам мог уменьшать его количество. Государство-изгой, обладающее возможностью создать ОМП в любой нужный ему момент, представляет не меньшую опасность, чем государство, уже располагающее таким оружием. Этим и может объясняться готовность Саддама уменьшать количество своего ОМП.

Никакие разведданные и инспекции ООН не смогли доказать обратное. Поэтому во всем мире утвердилось впечатление, что Саддам располагает оружием массового уничтожения - однако доказательств этого найдено не было.

Помимо всего прочего режим Саддама мог поделиться своим ОМП и технологиями с террористическими группами или другими странами.

Оценив все вышесказанное в совокупности, становится понятным, что оценка угрозы, представляемой Саддамом Хусейном, вполне оправдана. Тот факт, что Саддам не воспользовался последним шансом разоружиться, предоставленным ему резолюцией ООН номер 1441, окончательно убедил американскую администрацию в том, что он никогда не откажется от программ разработки ОМП. Поэтому решение о смене режима в Ираке было единственным эффективным способом покончить с этой угрозой.

Сокращенный перевод: Сайдашев Рафаэль




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»