16.06.2003

Гринпис

Стоит ли ради амбиций ученых рисковать безопасным будущим?

В российских научных кругах постепенно начинает приобретать силу новая дискуссия о перспективах российской энергетики. В ситуации, когда традиционные источники энергии на исходе, а рост энергопотребления продолжается и будет расти значительно, все чаще в научной среде возникает вопрос, что может обеспечить энергетическую безопасность человечества через несколько десятков лет и во что надо вкладывать основные инвестиции?

Ядерный комплекс предлагает инвестировать в качественно новый вид ядерной энергетики на основе плутония. При этом "плутониевая энергетика" агрессивно лоббируется в качестве единственного выхода. Но - с учетом крайне высокой стоимости такого перехода, проблем распространения ядерного оружия и технологий, а также радиационной безопасности - плутониевая экономика не вызывает однозначного приятия в мире.

Нынешняя ситуация с созданием "плутониевой энергетики" аналогична той, что сложилась в 50-60 годах прошлого века, когда человечество стояло перед выбором: инвестировать или нет в ядерную энергетику. Тогда также стоял вопрос о создании "перспективного, безопасного, дешевого" нового сектора энергетики. В результате агрессивной политики со стороны военно-промышленного комплекса ядерных держав, в США, СССР, Великобритании был сформирован "гражданский" ядерный комплекс (скорее, как побочный продукт военных технологий).

Во что же обошлась новая энергетика человечеству?

Первый же опыт эксплуатации ядерных реакторов показал их нерентабельность и опасность. Практически, все реакторы были построены за счет и с помощью государства; и стоимость производимого ими электричества расходы на строительство не покрывала. Строго говоря, когда строились первые реакторы, вопрос об их самоокупаемости не считался значимым; на кону были "более важные" политические и военные вопросы - от наработки оружейных материалов до престижа стран, освоивших ядерные технологии. Для поддержания этого комплекса в мире были созданы сотни институтов, научных и политических. Всего на создание и поддержание "гражданского" ядерного комплекса было затрачено сотни миллиардов (!) долларов. Стоимость его поддержания также крайне высока. Например, только на создание национального хранилища отработавшего ядерного топлива в США правительство (то есть налогоплательщики - а не атомные станции) должны будут израсходовать десятки миллиардов долларов. Стоимость ликвидации последствий чернобыльской аварии также измеряется десятками миллиардов долларов. Более 50 ядерных НИИ и КБ в России, обеспечивающие ядерную и радиационную безопасность, финансируются далеко не за счет прибыли от деятельности АЭС.

Итак, сотни миллиардов долларов ушло на то, чтобы создать ядерный сектор, который обеспечивает долю в общем мировом энергобалансе в размере 4% (!). Плюс ко всему - нерешенная, крайне дорогостоящая проблема утилизации отходов и демонтажа выводимых из эксплуатации реакторов. Плюс истощимость запасов урана для классических тепловых реакторов (урана хватит на 60-80 лет, что сравнимо со сроком эксплуатации запасов углеводородного сырья для нефтяной и газовой промышленности).

Уникальность и отличие нынешней дискуссии от ситуации в 50-60 гг. прошлого века заключается в том, что многие ученые и политики начинают рассматривать проблему энергетики не с позиции интересов военно-промышленного комплекса и ядерного лобби, а с позиции стабильности и безопасности энергоснабжения как такового. В этой связи все больше голосов выступает за пересмотр однобокой модели "светлого ядерного будущего".

Среди причин такой ситуации - удачный международный опыт по внедрению нетрадиционных возобновляемых источников энергии (НВИЭ), которые могут стать достойной заменой традиционной энергетики. Для примера, ежегодно вводимая мощность только ветростанций (без учета малых ГЭС, солнечной энергетики, энергетики на основе биомассы) сопоставима с мощностью вновь вводимых реакторов. Мировое сообщество все больше убеждается, что использование НВИЭ экономически доступно и экологически безопасно.

Оппоненты НВИЭ со стороны ядерного комплекса утверждают, что стоимость нетрадиционной энергетики крайне велика и поэтому не стоит уделять ей много внимания. "Ядерные ястребы" или просто "неаккуратные" ученые и политики забывают, что аналогичная ситуация была и с ядерной энергетикой 50 лет назад. Но, вложив сотни миллиардов долларов, мир получил целый сектор в энергетике и ядерное лобби - в политике и экономике.

Нетрадиционная энергетика, не имея таких вливаний и пользуясь гораздо меньшей государственной поддержкой (и то лишь в некоторых странах), фактически самостоятельно (!) сформировала свой сектор в энергетике. При этом она не требует десятков институтов, воинских частей, которые организовывали бы физическую защиту, исследований в области утилизации отходов и пр. и пр. Можно предположить, что десятая часть того, что было инвестировано в ядерную энергетику или то, что запрашивается для "плутониевой энергетики" обеспечила бы уже в нынешних условиях экономическую рентабельность и высокую конкурентоспособность для НВИЭ.

Так может, имея перед глазами исторический пример с созданием ядерной энергетики, начать инвестировать в НВИЭ и создать новый сектор в российской энергетике в промышленных масштабах? Тем более, что опыт мобилизации ресурсов и сами ресурсы на реализацию новых проектов в России есть (например от продажи стратегических запасов оружейного урана).

А что касается идеи "плутониевой энергетики", то она, несмотря на дороговизну и опасность, сильна вследствие мощнейшего лобби со стороны ученых и политиков, которые получают от этого экономические дивиденды. Но стоит ли ради удовлетворения амбиций небольшой группы рисковать безопасным будущим человечества?




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»