14.06.2003

Сюзанна Аманн

Der Spiegel

Они могли бы создать "грязную бомбу"

Группа экспертов МАГАТЭ с прошлой недели находится в Ираке. Ей предстоит проверить, подвергался ли грабежам после войны ядерный объект в аль-Тувейте. В беседе с корреспондентом нашего издания пресс-секретарь МАГАТЭ Мелисса Флеминг не исключила, что уран мог попасть не в те руки.

Госпожа Флеминг, ваши эксперты работают на месте: были ли случаи хищения радиоактивных материалов на ядерном объекте в аль-Тувейте во время и после войны?

Многие журналисты говорили нам, что оттуда исчезло большое количество ураносодержащего материала. Эта информация весьма правдоподобна. И это нас очень беспокоит. Поэтому мы хотим выяснить, пропало ли что-нибудь, и организовать охрану объекта.

Ваши семь инспекторов уже что-нибудь выяснили?

В настоящий момент мы можем только сказать, что большая часть материалов, к счастью, все еще там. Грабители, похоже, просто опорожнили бочки, в которых хранился уран. Бочки они взяли с собой, а радиоактивный материал оставили на месте. Сказать, что отсутствует и сколько, мы сможем только тогда, когда все снова будет упаковано и взвешено. Окончательные результаты мы рассчитываем получить только через две недели.

Есть ли в Ираке другие атомные электростанции или ядерные объекты, кроме расположенного в аль-Тувейте, безопасность которых нарушена?

Завод в аль-Тувейте – это гигантский ядерный объект, который был частью последней военной ядерной программы Ирака. Там, действительно, находится огромное количество радиоактивного материала, но это не оружейный уран. Оружейный уран был уничтожен еще во время проведения первой военной инспекции под эгидой Организации Объединенных Наций. Также сейчас в Ираке нет ни одной действующей атомной электростанции.

Объект в аль-Тувейте после окончания боев не охранялся?

Мы этого не знаем. Сейчас мы можем делать выводы только на основании того, что мы читаем в газетах и что рассказывают сотрудники гуманитарных организаций на местах. По их сведениям, имели место массовые грабежи. Это нам внушает большие опасения. Ведь мы хотим не только обеспечить там безопасность, но и предотвратить возможность попадания урана не в те руки. В частности, потенциальная опасность исходит от террористов. С помощью этих материалов они могли бы создать "грязную", то есть радиоактивную бомбу.

Было ли отсутствие защиты объекта упущением со стороны американских военных?

Это я не могу прокомментировать. Я только могу сказать, что сейчас объект охраняется вооруженными силами США. В нашей сегодняшней работе на месте мы ощущаем полную поддержку со стороны американских подразделений.

Сколько ураносодержащего материала, по вашим данным, еще находится в Ираке?

В целом – 1,8 тонн низкообогащенного и около 500 тонн естественного урана. Кроме того – более 400 различных радиоактивных источников, которые используются, прежде всего, в медицинских и промышленных целях. Однако все это не является оружейным ураном, для этого его еще необходимо обогатить.

Воры должны были бы вступить в непосредственный контакт с ураном, если они хотели использовать для воды бочки, в которых он хранился. Не опасно ли это?

Тот, кто вступает в контакт с ураном, не сразу получает критическую дозу облучения. Существенно более опасны для населения радиоактивные источники, целостность которых нарушена. Конечно, мы хотели бы предотвратить возможность любого соприкосновения с радиоактивными материалами и тем более их похищения. Мы настаиваем, чтобы они правильно хранились. Однако в первую очередь мы хотим точно знать, где и в каком количестве имеются радиоактивные материалы.

В стране, потрясенной кризисом, нет контроля над ядерными объектами – было ли такое когда-нибудь в прошлом?

Конечно. Прежде всего в странах бывшего Советского Союза, где эта проблема существует до сих пор. После крушения старого режима много радиоактивных материалов попросту исчезло. Не зря же правительство США вкладывает миллиарды долларов для поддержания безопасности тамошних ядерных объектов.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»