02.06.2003

Франко Вентурини

Corriere della Sera

Взрывоопасное досье иранской ядерной программы, финансированной русскими

Джордж Буш намерен обсудить в Эвиане вопрос, который станет настоящим барометром для западного сотрудничества в постсаддамовский период: иранское досье. Вчера утром глава Белого дома обменялся с Владимиром Путиным выражениями дружеских чувств, как и в лучшие времена. Как будто Россия вместе с Францией и Германией не выступала против войны, как будто Москва не продолжает отстаивать свое "многополярное" видение мира, что так раздражает Соединенные Штаты. Но лишь по одному пункту, единственному, Путин "показал коготки": мы согласны бороться с распространением ядерного оружия и действовать вместе, лишь бы не дошло до нелояльного соперничества с российскими предприятиями, занимающимися строительством в Иране атомной электростанции. Этот момент никак не отразился на атмосфере взаимных комплиментов. Но русские и американцы, так же, как и европейцы, прибывшие в Эвиан, прекрасно осознают, что иранская проблема остается взрывоопасной.

Америка считает бесперспективными реформистские усилия президента Хатами и обвиняет Тегеран в четырех смертных грехах: в гостеприимстве, оказанном членам "Аль-Каиды"; в поддержке, оказываемой Ираном таким террористическим организациям, как ливанское движение "Хезболлах"; пресловутое дестабилизирующее влияние на иракских шиитов после падения Саддама; существование военной ядерной программы под прикрытием сотрудничества с Россией, поставляющей оборудование для гражданских объектов.

На основании этих пунктов обвинения в США возникли дебаты по вопросу о том, что делать с Ираном. Госдепартамент выступает за диалог, Пентагон считает целесообразным "сменить режим", хотя не говорит о том, что последствия могут быть такими, как в Ираке. Белый дом пока не поддержал ни одну из сторон. Но, если Иран на самом деле создаст ядерные установки, которые будут использоваться в военных целях, американская сторона не исключает возможности превентивных "целевых" ударов.

Ставка в игре велика, и не только в региональном масштабе. После того, как стало известно о сооружении в Центральном Иране установки по получению обогащенного урана, возможный выход из ситуации пришел из МАГАТЭ: чтобы развеять опасения международного сообщества, Иран должен подписать дополнительный протокол к Договору о нераспространении, заявив о готовности принимать инспекции без предварительного предупреждения.

Россия, заявляя об отсутствии угрозы, решила все-таки прекратить поставки ядерного топлива на АЭС в Бушере, пока Тегеран не подпишет протокол с МАГАТЭ. Это решение поддержали и европейцы, имеющие в Иране свои экономические интересы, прежде всего Германия и Италия. Иными словами, мы готовы к выработке единой позиции, к созданию "фронта", который должен убедить Иран в необходимости согласиться с инспекциями и отказаться от опасных планов? Возможно. Но отсутствие единой позиции по этому вопросу в самих Соединенных Штатах смущает европейцев, которые продолжают сохранять преданность стратегии "критического диалога". Путин должен избегать неприятностей накануне начала избирательного сезона, вначале в Думу, а в будущем году - на пост президента. Выборы должны состояться и в Иране: в 2004 году - парламентские, в 2005 году - президентские. Пойдет ли Тегеран на подписание этого протокола в условиях постоянного обострения борьбы между реформаторами и консерваторами? Иранский вопрос, так же, как и палестино-израильская проблема, может оказаться для европейцев, русских и американцев конкретной сферой, где все они смогут вновь работать вместе. Именно так, как обо этом заявляли все участники саммита "восьмерки". Но он может оказаться и первым большим кризисом на постсаддамовском этапе после торжеств в Санкт-Петербурге и взвешенных контактов Эвиана.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»