13.05.2003

Евгений Пахомов

Еженедельный журнал

Второе корейское предупреждение

Пхеньян пытается шантажировать мир ядерным оружием, чтобы заставить с собой считаться

"Держит ли Ким Чен Ир палец на ядерной кнопке?" - ответ на этот вопрос сегодня волнует политиков от Сеула до Вашингтона. Вслед за Ираком еще одна страна "оси зла" оказалась в центре мирового внимания. Причем Ким Чен Ир в отличие от Саддама давно уже не скрывает свои ядерные амбиции. Наоборот, в январе этого года Северная Корея официально вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия (см. "Журнал" №51), а в феврале возобновил работу реактор в северокорейском ядерном центре в Ёнбёне.

В марте Токио запустил два разведывательных спутника, чтобы наблюдать за территорией своего непредсказуемого соседа. В ответ Пхеньян в начале апреля жестко напомнил Японии, что она "находится в пределах досягаемости корейских ракет", а еще через несколько дней заявил, что готовит переработку восьми с лишним тысяч стержней отработанного ядерного топлива для производства оружейного плутония. Таким образом, КНДР - единственная из стран "оси зла", которая не только не отрицает наличия у нее ядерной программы, как Ирак, или утверждает, что программа эта исключительно мирная, как Иран, но последовательно сообщает об успехах в разработке ядерного оружия.

В конце апреля в Пекине начались было переговоры представителей США и КНДР. Си-эн-эн передавала весьма колоритные их детали: глава делегации КНДР Ли Гын во время перерыва между заседаниями отвел в сторону помощника госсекретаря США Джеймса Келли и сказал ему, что у Пхеньяна есть "по меньшей мере одна" атомная бомба и он в ближайшее время

собирается "представить доказательства". Ли Гын добавил, что его страна согласна "поэтапно" свернуть программу в обмен на дипломатическое признание КНДР Вашингтоном (США официально признают только Южную Корею), гарантии безопасности и широкомасштабную помощь - как финансовую (по некоторым сведениям, Пхеньян попросил два миллиарда долларов безвозмездно), так и в виде поставок продовольствия, медикаментов и горючего. Келли немедленно сообщил об этом прессе.

Вашингтон счел требования неприемлемыми и потребовал, чтобы КНДР немедленно и без предварительных условий прекратила свою ядерную программу. Представитель Белого дома Ари Флейшер заявил, что президент "не станет поощрять Северную Корею за дурное поведение". Пхеньян в ответ обвинил США в "подлом трюке" (предали гласности конфиденциальную беседу). Переговоры провалились. На прошлой неделе влиятельная газета "Токио симбун" сообщила, что Управление национальной обороны Японии, где весьма озадачены поведением КНДР, даже анализировало возможность нанесения превентивного воздушного удара по Северной Корее. Все государства - соседи Пхеньяна напряженно ждут, что еще выкинет "вождь, сын вождя" Ким Чен Ир.

Две бомбы для председателя

Как заявляют представители МИД КНДР, война в Ираке стала уроком: чтобы обеспечить безопасность страны, необходимо иметь мощную сдерживающую силу. Но вряд ли дело только в последних событиях - военная ядерная программа Пхеньяна имеет давнюю историю. Как рассказал "Журналу" бывший представитель КГБ и МВД СССР в Северной Корее Александр Киселев, информация о ней появилась в конце 50-х. Великий вождь Ким Ир Сен стремился любой ценой заполучить атомную бомбу, даже обращался к СССР и Китаю с просьбой помочь в ее создании. В Пхеньяне ссылались на то, что во враждебной Южной Корее есть ядерный арсенал - на американских военных базах, а потому, мол, и коммунистическая Корея должна его иметь. Но КНР и Советский Союз неохотно делились секретами. Москва была готова помочь КНДР, но исключительно в развитии атомной энергетики. В 1965 г. при помощи СССР был пущен первый экспериментальный реактор в городке Ёнбён в 90 км к северу от Пхеньяна - здесь расположен национальный центр атомных исследований, эдакая корейская Дубна. Однако власти КНДР хотели большего. При первой возможности они направляли своих специалистов на стажировки в советские и китайские ядерные центры, пытались вербовать корейцев, работавших в ядерных центрах на Западе. Есть данные, что в 90-е годы Пхеньян предпринимал попытки завербовать и российских специалистов.

Сегодня реактор в Ёнбёне в центре внимания. Именно здесь в специальном хранилище находятся урановые тепловыделяющие элементы (ТВЭЛы), которые

Пхеньян грозится использовать для производства оружия. Однако к настоящему моменту в КНДР уже создано около 10 ядерных центров. И, по мнению специалистов, главные мощности по реализации военной программы могут находиться вовсе не в Ёнбёне, а на горном севере страны. В свое время здесь было построено несколько крупных каскадных электростанций, ток от которых никуда не идет, - вокруг бедные деревни, не знающие, что такое электричество. Возможно, где-то здесь и находится подземный завод.

"В КНДР вообще всю оборонную промышленность прячут в горных убежищах и хранилищах глубокого залегания, - рассказывает Александр Киселев. - Мне довелось посмотреть на эти сооружения - гигантские подземные ангары, в каждом из которых стояли десятки самолетов, и было видно, что весь комплекс еще на много этажей уходит вглубь. "Это пустяки! - говорили принимавшие меня корейцы. - Вы еще не видели, что там дальше..."

О построенных на севере КНДР уникальных подземных сооружениях говорят и другие источники. Правда, содержимое этих подземных складов и фабрик, скорее всего, давно устарело. После того как СССР распался, а дружественный Китай стал стратегическим партнером США, помогать КНДР некому. Своего же современного оружия у Пхеньяна нет. Все принадлежащие Корее баллистические ракеты - модификации старой советской ракеты средней дальности Scud. КНДР произвела несколько испытательных пусков, но лишь один из них можно считать относительно успешным: в 1998 г. корейская ракета пролетела над Японией (многие специалисты, впрочем, полагают, что она должна была лететь совсем не туда). Что до атомных боеголовок, то, по мнению западных экспертов, которых в последнее время все чаще цитируют зарубежные агентства, запасы ядерного оружия у Пхеньяна оцениваются в две бомбы небольшой мощности. Если Пхеньян начнет активно развивать свою атомную программу, то, возможно, вскоре сможет создать еще шесть-восемь. Но специфика ядерного оружия такова, что достаточно одного заряда и одной, пусть и ненадежной, ракеты, чтобы вызвать серьезнейшее беспокойство у соседей.

Атом вместо масла

В агрессивной демагогии Северной Кореи на самом деле нет ничего нового. Шантаж - стандартное дипломатическое оружие Пхеньяна, причем предназначенное не столько для внешнего, сколько для внутреннего потребления.

Страна переживает тяжелейший кризис. Доход на душу населения на Севере Корейского полуострова в 14 раз меньше, чем на Юге. Средняя зарплата здесь всего около 13 долл. в месяц. В стране - многолетний голод, и граждане выживают в основном благодаря талонам, которые парткомы распределяют на производстве в зависимости от степени общественной активности работника. (Публичные рыдания корейцев у мавзолея Кима-старшего, поражающие приезжих, во многом объясняются тем, что активисты следят, кто больше "страдает", - от этого напрямую зависит, сколько еды получат "плакальщики".) По некоторым данным, в прошлом году власти сократили число талонов на рис - основной продукт питания - и подняли на него цену. Выросли цены на транспорт и на коммунальные услуги.

Психологический климат также очень тяжел. "Разрыв между посулами и действительностью необыкновенно велик, - говорит Александр Киселев. - В стране растет недовольство режимом. Люди сильно пьют, алкоголизм давно стал серьезнейшей проблемой Северной Кореи. Процветает коррупция".

Население Северной Кореи вынуждено "кормить" огромные вооруженные силы: 22-миллионная страна содержит более чем миллионную Народную армию, не считая еще около миллиона военнослужащих охранных и строительных войск. Дорогая атомная программа грозит сделать жизнь простых корейцев еще более скудной. В этих условиях Пхеньяну просто необходим образ внешнего врага, который вот-вот нападет на страну.

В то же время Ким понимает, что атомная угроза весьма эффективно действует и на мировое сообщество. Однажды, в 1993 г., КНДР уже демонстративно выходила из договора о нераспространении ядерного оружия. Этот жест сопровождался многотысячными демонстрациями трудящихся в поддержку решения. Шантаж подействовал. Международные организации принялись оказывать Пхеньяну срочную гуманитарную помощь.

В 1994 г. США предложили КНДР поставлять ежегодно 500 тыс. тонн топочного мазута, чтобы решить энергетическую проблему, а также помочь построить два реактора на легкой воде, которые нельзя использовать для производства атомного оружия. Но Пхеньяну, как видно, этого показалось недостаточно. В октябре 2002 г. Вашингтон объявил, что, по его данным, КНДР возобновила военную программу. США прекратили поставлять Пхеньяну топливо. В ответ в декабре, задолго до военной операции против Ирака, раздраженный Ким Чен Ир распорядился удалить технические средства слежения, установленные ООН на ядерном объекте в Ёнбёне, и выпроводил прочь экспертов МАГАТЭ.

Теперь, как видно, северокорейские власти повысили планку своих требований. По сути речь идет о том, чтобы США оплачивали существование северокорейского режима, а тот будет продолжать тем временем свои ядерные разработки.

Несмотря на провал переговоров в Пекине, Вашингтон пока опровергает предположения о том, что Северная Корея может стать целью новой военной операции американской армии. Ари Флейшер заявил на днях, что дипломатический процесс будет продолжен. "А дипломатические процессы требуют времени", - добавил он. Теперь, по предположению журнала "Фар истерн экономик ревью", Вашингтон попытается использовать "китайский рычаг" - то есть заставить КНР надавить на своего неуступчивого соседа и старого союзника. Как заявил один вашингтонский чин: "В конце концов, Пекин лучше знает, на каком языке нужно говорить с коммунистическими чиновниками..."




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»