08.04.2003

Рашид Алимов

Bellona, Норвегия

Льготная зона вокруг атомных станций

Санкт-Петербург - Правительство вернуло льготы жителям 30-километровых зон атомных станций. Российский налогоплательщик продолжает дотировать атомную энергию, а Минатом пропагандировать ее дешевизну.

"Вопрос восстановления льгот для жителей 30-километровой зоны АЭС решен. Подписано постановление правительства РФ N 179, в соответствии с которым льготы восстановлены с 1 января 2003 года", - заявил лидер фракции "ОВР" Вячеслав Володин.

По его словам, согласно постановлению правительства РФ, льготы будут компенсироваться за счет средств федерального бюджета, предусмотренных на субсидирование жилищно-коммунального хозяйства. Для этого потребуется 831 млн. руб, т.е. примерно $26 млн.

Ссылаясь на постановление N 179, В.Володин слукавил. В этом постановлении правительства ни о жителях 30-км зон, ни о льготах для них не говорится ни слова. В этом документе сказано только о порядке перечисления субсидий на оплату жилья в регионах и о формах отчетности регионов.

Можно подумать, что В.Володин просто ввел в заблуждение своих избирателей, заявив, что вопрос решен и поспешив выдать желаемое за действительное. Но это, кажется, верно лишь отчасти. Как поясняют во фракции "ОВР", Минатом выработал следующий механизм предоставления льгот для тех, кому пришлось жить вблизи атомных станций: "В ближайшее время региональные энергетические комиссии тех регионов, где есть АЭС, должны будут установить льготный тариф для населения 30-км. зоны, а областные законодатели принять соответствующие изменения в закон о бюджете".

Между тем, и Федеральная энергетическая комиссия (ФЭК), являющаяся "федеральным органом исполнительной власти", и региональные энергетические комиссии, и областные законодатели, по закону независимы от Минатома. И совсем не обязательно законодатели захотят тратить деньги, положенные на субсидирование жилищно-коммунального хозяйства, на льготы тем, кто живет у атомных станций.

В ФЭК России корреспонденту Bellona Web сообщили: "Сроки по этой тематике пока не рассмотрены. Мы разделяем озабоченность по вопросу льгот, но другое дело - каков будет механизм их финансирования".

Ещс недавно льготы действительно устанавливались и отменялись постановлениями правительства. Кажется, что сегодня задачу решать, какие тарифы "должны установить" региональные комиссии, взял на себя Минатом. И за Минатом вновь расплачивается федеральный бюджет. Остается два вопроса: почему Минатом устанавливает льготы за федеральный счет? И для чего - могут ли льготы увеличить безопасность работы атомных станций?

История вопроса

С 1992 в России действовало постановление правительства (N763, от 15.10. 92), предусматривавшее особые льготные условия людям, живущим в 30-километровых зонах вокруг действующих АЭС.

30 километров - это "зона наблюдения" атомных станций, в которой проводится постоянный контроль за радиоактивностью внешней среды: приземного слоя воздуха, атмосферных осадков, почвы, воды, растительности, продуктов питания.

В частности, согласно постановлению 1992 года, в городах 30-километровой зоны создавались внебюджетные фонды, куда АЭС отчисляли средства в размере до 2% от объема стоимости проданной электроэнергии. Кроме того, жители 30-километровых зон оплачивали только половину тарифа за пользование теплом и электричеством.

Прошло десять лет, и в 2002 году правительство РФ приняло постановления (N121 от 20.02.02 и N630 от 24.08.02), которые отменили внебюджетные фонды и 50% льготу на оплату электричества и тепла. Местные власти городов близ АЭС и приравненных постановлением N525 от 3.06.93 к ним Северска и Железногорска (где расположены химкомбинаты, производящие уран и плутоний), принялись писать Путину. Возвращения льгот потребовал Саратовский губернатор Аяцков. Администрация Северска пригрозила подать в суд на Минфин. Мэр Соснового Бора даже объявил, что постановления, отменившие льготы, "ударили атомную энергетику под коленки - нарушили ес внутреннее равновесие". Разберемся, как же так получилось, что подкосились глиняные ноги колосса ядерной индустрии.

Почему отменили внебюджетные фонды?

Внебюджетные фонды отменили потому, что они вошли в противоречие с новым Налоговым кодексом. Дело в том, что атомные станции, отчисляя в эти фонды до 2% от объема стоимости проданной электроэнергии, просто включали сумму этих отчислений в состав себестоимости электричества. А такая практика поощрения одних потребителей за счет других рассматривается теперь Налоговым кодексом как незаконная.

То есть жители городов близ АЭС были благодарны своим атомным монстрам, и соглашались закрывать глаза на инциденты и аварии на станциях, игнорировать явные нарушения в их работе. Считали нормальным то, что из-за закрытости Минатома в городах не развиваются частные предприятия.

Жители закрывали глаза и на нарушения безопасности, - ведь все-таки строились на деньги внебюджетных фондов и дома, и школы, и поликлиники. А платили за это строительство в атомградах вовсе не атомщики, но все остальные потребители: стоимость каждого киловатт-часа возрастала для них как раз на эти самые два процента.

"Это не совсем честно, - говорит житель Соснового Бора, бывший работник Ленинградской АЭС, эксперт ЭПЦ "Беллона" Харитонов, - фактически в цены на электроэнергию для петербуржцев были заложены отчисления на строительство в Сосновом Бору. И петербуржцы их оплачивали. Но почему Петербург должен платить, если этот город точно также попадет в зону заражения при любой аварии на ЛАЭС. Откуда эта лукавая зона в 30 километров? Чернобыль показал, что расстояние не является определяющим. Как ликвидатор, могу напомнить, что после аварии заражение во многих городах Украины, Белоруссии и России было выше, чем в самом Чернобыле".

Точно также жители Курска, расположенного от Курской АЭС на расстоянии 40 км, подвергаются не меньшему риску, чем жители поселка Курчатов, в котором расположена станция. Новый Налоговый кодекс объявил, что незаконно положение, чтобы льготные условия для Курчатова оплачивались потребителями электроэнергии в Курске.

Заметим, что федеральный энергетический рынок обязан покупать у атомных станций энергию, даже если это и не выгодно. И именно поэтому атомные станции готовы включать в свои цены любые наценки и любые льготы, зная, что ни у федерального энергетического рынка, ни у конечного потребителя просто не будет иного выбора, кроме как покупать их электричество. Ведь, согласно установленному правительством порядку, если, например, полной мощности Балаковской АЭС будет недостаточно для снабжения потребителя электроэнергией, то только тогда должна включаться Пермская ГРЭС, сжигающая газ. И строго говоря, никакая конкурентная борьба с атомщиками невозможна.

"Внебюджетные фонды не решали проблем атомградов, - считает Сергей Харитонов, - Как показала практика в Сосновом Бору, отчисления с ЛАЭС использовались для того, чтобы влиять на судебную власть, надзорные органы, общественное мнение. Вместо того, чтобы тратить деньги на повышение безопасности, атомные станции фактически тратили их на подкуп местной власти".

В Сосновом Бору, о котором говорит Сергей, на деньги внебюджетных фондов, пока они существовали, строились не только школы и поликлиники, но и здания для чиновников. И чиновники становились лояльны, и даже смотрели сквозь пальцы на сомнительные операции, которые ЛАЭС проделывала с деньгами в коммерческих банках. Мэрия даже пыталась не замечать крупные забастовки на ЛАЭС, вызванные задержками зарплат в 1996, 1998-2000 годах.

Проверка, проведенная контрольно-счетной палатой Ленинградской области в Сосновом Бору в 2001, установила нецелевое использование 62 114 600 рублей (более $2 млн) из внебюджетного фонда в 1998-2000 годах. Всего за эти годы во внебюджетный фонд Соснового Бора поступило около $7,6 млн. При этом прокуратуре, суду и другим федеральным бюджетным учреждениям мэр города, обвиненный комиссией в нецелевом использовании средств, отпустил за три года около $140 тыс. Как обнаружили сосновоборские журналисты, часть этой суммы ушла не деньгами, а подарками: так областной прокуратуре и налоговой полиции были переданы автомобили.

Местная власть становилась всс больше и больше заложником атомной энергетики. Даже когда бюджет мэрии обрушивался из-за невыплат с ЛАЭС, власти Соснового Бора предпочитали не конфликтовать.

Считается, что ежегодно регионы, где действуют АЭС получали за счет внебюджетных фондов $30-60млн.

Как 50% льготы отменили...

Льгота на оплату электроэнергии и тепла была отменены правительством примерно по тем же причинам, по каким были ликвидированы внебюджетные фонды. Принятый в 1999 году федеральный закон (N33, от 11.02.99) отменил перекрестное субсидирование. А ведь пятидесятипроцентная льгота и была возможна благодаря системы перекрестного субсидирования населения за счет региональных промышленных потребителей (до 1998 года), а впоследствии за счет федерального оптового рынка электрической энергии.

Уравнивая жителей атомградов со всеми остальными, правительство заявило, что оно действует исходя из концепции упорядочения системы категориальных льгот и замены их адресными формами государственной поддержки.

По мнению правительства РФ, среднемесячный доход на душу населения ряда областей, на территории которых находятся действующие АЭС, составляет 2500-4000 руб/мес. Соответственно, увеличение платежей за электроэнергию в результате отмены 50 процентной льготы в расчете на семью из трех человек при потреблении электроэнергии 250 кВт.ч/мес составило от 68 до 100 руб/мес, или от 0,71 до 1,23% от среднемесячного дохода на душу населения.

...и теперь возвращают

Теперь, если законодатели и региональные энергетические комиссии поддержат инициативу Минатома, льготы будут компенсироваться за счет средств федерального бюджета, предусмотренных на субсидирование жилищно-коммунального хозяйства.

Как заявляет член фракции "Яблоко" Сергей Митрохин, чья партия поддержала идею восстановления льгот, эти расходы должны компенсироваться Минатомом: "Производители атомного электричества должны платить за риск людей, которые расплачиваются за их доходы своим здоровьем", - считает он.

"С одной, стороны, когда кто-то может платить меньше, я радуюсь за этих людей, - признался Bellona Web Сергей Харитонов, сам проживающий в Сосновом Бору, на жителей которого льгота распространяется, - Но меня настораживает то, что в результате Минатом за наши деньги будет покупать нашу лояльность и лояльность властей атомных городов".

Льгота за федеральный счет оказывается скрытой государственной дотацией атомной отрасли. А когда Минатом устанавливает ес фактически в обход правительства, через лоббирование в региональных энергетических комиссиях и местных думах, то можно представить к какой зависимости местной власти от атомщиков это приведет.

Приведет ли это к повышению безопасности на станциях? Упоминавшиеся забастовки на Ленинградской АЭС проводились именно тогда, когда все льготы действовали. Видимо, для самих работников станции улучшения условий труда, повышение зарплаты, и страхование риска важнее любых льгот.

За риск люди должны получать льготы и компенсации. Но для снижения радиационных рисков куда существеннее не выплата дополнительных льгот, а поддержка программ по повышению безопасности на станциях и введение общественного контроля.

А ведь именно из-за отсутствия контроля общества, из-за того, что людям, живущим близ АЭС, не дают правдивой информации о том, что происходит на станции, и возрастает опасность.

Минатом сворачивает социальные программы

Льготу в 50% оплатит федеральный бюджет. Местные внебюджетные фонды пока восстанавливать не собираются. Но если соберутся, можно предположить, оплата их вновь ляжет на плечи или потребителей, или государства.

Рассмотренные нами льготы жителям зон вокруг АЭС, оказавшиеся просто формами дотаций атомщикам, впервые появились в 1992 году в постановлении N763. Там они были прописаны под пунктами два и три.

Когда они были отменены, Минатом патетично требовал их восстановления, заявляя о своем единстве с "пристанционным" населением. На фоне этих заявлений странно выглядит тот факт, что пункт первый этого постановления не отменен, но его-то Минатом не выполняет.

Это требование "включать в сметы на строительство новых и расширение действующих атомных станций затраты на сооружение в определяемых в проекте зонах вокруг этих станций объектов социальной сферы для населения, проживающего в данных зонах, в размере до 10% капитальных вложений, выделяемых на строительство объектов производственного назначения, сверх предусмотренных действующими нормативами в сводке затрат на жилищно-гражданское строительство".

Не выполняется это требование, например, в Ростовской области, где в 2001 году именно "льготные" пункты постановления N763 склонили местные власти к тому, чтобы разрешить строительство Ростовской АЭС. Но объекты социальной сферы Ростовской области не получают обещанных денег. Если в 2001 г. на реализацию социальных программ Минатомом в Ростовской области было выделено 283 млн руб., то в 2002 г. было запланировано только 51 млн руб. Таким образом, расходы на программы социального строительства были сокращены на 82%. А представители Минатома, в ответ на запросы ростовских депутатов, стали фактически шантажировать область, заявляя, что обещанное за первый блок она получит только если будет ускорено строительство второго блока АЭС.

Об истории с Ростовской АЭС недавно были проинформированы руководители всех субъектов Российской Федерации, где намечено строительство атомных объектов. Учитывая, что такое строительство дорого, а АЭС опасны, Минатом пытается привлекать власти этих субъектов РФ обещаниями социальных благ. "Гринпис России" обратился к региональным властям с открытым письмом, в котором заявил, что ситуация, аналогичная Ростовской, повторится в любом другом субъекте, где намечено строительство новых АЭС:

"Примерно так же Минатом лоббировал принятие ядерных законопроектов в Государственной Думе: сначала обещал миллиарды долларов прибыли, а когда законопроекты были приняты, выяснилось, что финансовых поступлений вроде никто и не обещал, а прибыли не будет и вовсе. Мы просим вас учесть опыт Ростовской области в этом вопросе (а также особенности политики Минатома в целом) и при согласовании строительства новых ядерных реакторов не принимать во внимание обещания Министерства по атомной энергии о помощи в развитии социальной сферы на территориях, прилегающих к АЭС".

В соответствии с программой ядерного строительства (принята постановлением правительства N923 от 29.12.01), новые ядерные реакторы должны появиться в 19 субъектах РФ. Это Башкортостан, Карелия, Коми, Татарстан, Приморье, Хабаровский край, Архангельская, Воронежская, Костромская, Курская, Ленинградская, Пермская, Ростовская, Саратовская, Смоленская, Тверская, Ульяновская, Челябинская области и Чукотский автономный округ.

Атомная дешевизна

Естественно, что сумма из бюджета России, из которой будут оплачены 50% льготы, как и средства, требующиеся на утилизацию радиоактивных отходов и выводимых из эксплуатации атомных станций, не включена в тарифы АЭС, которую атомщики рекламируют как самую дешевую.

В тарифы включаются средства на строительство новых станций (эта составляющая тарифа начала заметно расти с середины 2000 года), а программы по увеличению безопасности АЭС и экологической реабилитации оплачиваются в основном из федерального бюджета и зарубежными донорами.

Между тем, в Европейском Союзе, как сообщил корреспонденту "Bellona Web" представитель Директората энергии и транспорта Европейской комиссии Дерек Тейлор, "операторы обязаны покрывать всю стоимость производства электричества":

- В тарифы включаются средства на обращение с ОЯТ и радиоактивными отходами, и на вывод из строя АЭС, когда они закончат работу. Что касается безопасности атомной станции, то это - полностью ответственность оператора. Такое положение утверждено международной конвенцией по ядерной безопасности.

Для решения проблем с радиоактивными отходами, необходимо включить затраты в тарифы на отпускаемую с атомных станций энергию. Это помогло бы создать в глазах общества картину, отражающую реальную цену атомной энергии. В эту цену необходимо включить все затраты на обращение с отходами, включая окончательное захоронение и вывод старых АЭС из строя.

Ядерное страхование

Атомная энергетика в России легко может заявлять о своей дешевизне, когда все компенсации за ес деятельность выплачивает государство. И это не удивительно.

Федеральная программа "Преодоление последствий радиационных аварий на период до 2010 года" (принята постановлением правительства N637 от 29.08.01) финансируется в основном федеральным бюджетом и из казны регионов.

Можно вспомнить и опыт судебных процессов против атомной отрасли, проходивших, главным образом, в Челябинской области: обычно все бремя ответственности за радиационные аварии ложится на рядовых налогоплательщиках, так как все компенсации выплачиваются из федерального бюджета, а не предприятиями Минатома.

В России нет закона об обязательном страховании ядерных рисков. Страхование ядерных рисков - нормальная практика во многих "ядерных" странах, но у нашего законодательства, вероятно, другие приоритеты. Такое положение вещей противоречит федеральному закону "Об использовании ядерной энергии" и другим нормам права. Надо обязать Минатом создать специальный страховой фонд, средства которого и будут тратиться для возмещения ущерба в случае радиационных инцидентов или аварий.

"Если бы предприятия Минатома платили за радиационное загрязнение окружающей среды (в настоящее время действуют только нормативы платы за химическое загрязнение), выплачивали компенсации чернобыльцам и пострадавшим от деятельности производственного объединения "Маяк", страховали ядерные и радиационные риски, стала бы, наконец, очевидна истинная цена атомной энергетики, - считает журналист из Челябинска Эдуард Мейлах, - А пока российская ядерная отрасль живет мифами о том, что это самый дешевый и безопасный источники энергии".




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»