21.01.2003

kreml.org

Чернобыль возвратится. Взгляд из Новозыбкова

Скоро - опять апрель. В нашу местность начнут залетать, словно птахи разных мастей - журналисты, телевизионщики, "центровые" фотографы . Хорошая хватка позволяет большинству из них быстро определить группу своих интересов в неизвестной доселе ситуации, отснять ещё не занятые аистами гнезда, пару бабушек в брошенном чернобыльском селе, грустные глаза больных детей в поликлинике либо больнице, руководителя районного масштаба с морщинами на лбу или агронома, тыкающего пальцем на дозиметр. Параллельно с этим другие профи возьмут пять- семь интервью, и через день-два, галдя и перетаскивая в несколько приемов свою аппаратуру к вагону, они уезжают, чтобы своей трехминуткой в телеэфире или статьёй в центральных СМИ обозначить тему:"Чернобыль". В поезде быстренько выгоняют "радиацию" с помощью народного напитка. И всё. До следующего апреля.

А тысячи россиян останутся жить в зоне отселения. Большинство из них никогда не увидят тех статей, видео репортажей, в кадрах которых промелькнули, оказывается, они, их дети, соседи, местный пьяница на фоне своей халупы без дверей, да остов коровы, падшей в прошлом году с воронами на прогнившем боку.

Парадокс: - Чернобыль из элитной проблемы, на которой ещё относительно недавно люди от разных уровней власти, строительства, науки сделали большие деньги и имена, за последние годы превратился в "стыдную" тему. Было время, когда сюда, в город Новозыбков Брянской области, в центр российских чернобыльских проблем ехали "обозначиться" парламентарии, лидеры российских партий, даже премьеры, Всё, затихло. Борис Ельцин, грозно зашедший в наш гастроном и тут же распорядившийся снять директора местного мясокомбината за "дорогую" колбасу, (которая, конечно же, была дешевле, чем в Москве) стал последним чудаком-человеком из Московского Недалёка, хотя бы обозначившим свое внимание к проблемам радиоактивной Брянщины, а, значит, и к ряду аналогичных проблем других областей великой (как пространство) России.

А между тем то, что мы с вами, пряча глаза, плутовато называем аварией на ЧАЭС, всё же является КАТАСТРОФОЙ. Катастрофой многоплановой, разрушившей жизни стариков и детей, настроившей тупики для городских предприятий и сельских подворий, для образования и медицины, для самой системы жизнепродолжения, жизневоспроизведения достаточно большого региона на стратегически важной окраине России. И стоит Чернобыль важным звеном в череде иных катастроф эпохи, которые в целом создают силуэт катастрофы России.

Политики и чиновники эпохи разламываемого на куски СССР в свое время передали проблему "российского Чернобыля" в руки становящегося более самостоятельным российского Правительства. Оно передало вопрос координации проблем Чернобыля в России солидному ведомству - МЧС!

- Совершенно не логично. Интересно, в чью голову, если предположить, что она была в трезвом уме и при ясной памяти, могла придти идея дать в руки МЧС, занимающегося предотвращением и ликвидацией достаточно стремительных процессов, - пожаров, наводнений, оползней и пр., вопросы регулирования катастрофы общемирового значения с далеко идущими, растянутыми на десятилетия, трудно предсказуемыми последствиями, требующей поддержки тех ли иных научных гипотез, отработки на практике мониторинга по десяткам, сотням показателей на протяжении ряда лет (десятилетий)?

Многие правительственные чиновники, хорошо знающие проблемы нашей "зоны", признают, что это негосударственное решение. Продолжать текущую политику относительно чернобыльских регионов в нынешнем режиме просто невозможно. В приватных беседах они говорят, что необходим новый подход, который во главу угла поставил бы прямую экономическую и психологическую заинтересованность самих чернобыльцев в активном участии преобразовании своего края. Экономическое восстановление региона нужно использовать в качестве ключа к улучшению состояния здоровья и экологии. Методы планирования, унаследованные от старой советской системы, не могут адекватно соответствовать задачам нового этапа. С этим совершенно солидарны эксперты ООН, исследовавшие чернобыльские регионы Украины, Белоруссии и России в августе 2001г. (см. Гуманитарные последствия аварии на Чернобыльской АЭС стратегия реабилитации Отчет представлен по заказу ПРООН и ЮНИСЕФ при поддержке УКГД ООН и ВОЗ Нью-Йорк-Минск-Киев-Москва 6 февраля 2002 года).

Конечно, нужны средства на создание у жителей пораженных регионов возможности самим содержать себя и улучшать свои жизненные условия. Но их нет, и нет "в верхах" понимания необходимости неких иных преобразований, чем те, которые уже имеют место быть. У нас на периферии в последнее время растет убеждение, что в нашей российской столице в различных ведомствах давно, напрямую и исподволь, работает "похоронная команда" Чернобыля, как темы для серьёзного государственного действия. В её задачу, на наш взгляд, входит обоснование неразумности выделения впредь средств на ликвидацию последствий катастрофы на ЧАЭС. (Сколько, дескать, можно?)

При этом, по мнению "чернобыльцев", идет подмена понятий. То, что средства выделялись неразумно - никто не спорит. В качестве примеров каждый из нас расскажет о выделениях огромных бюджетных средств под некие феерические переселения наших земляков в места, где люди так и не прижились; - под многочисленные медицинские обследования людей, которые, кроме повышения уровня тревожности, ничего не приносили; - под строительство диагностических центров для чернобыльцев за сотни километров от тех людей, которых они призваны обслуживать, и многое иное. Будьте уверены, таких фактов - несть числа.

Совершенно иное, - это то, что проблема, на решение которой потрачены миллиарды рублей в предыдущий период, осталась на данном этапе полуразрешённой. Мы, россияне, можем свернуть любые работы относительно этой любой проблемы внутри своей страны, но вправе ли сделать это? Многие ученые считают, что вероятность повторения аналогичных катастроф в мире каждое десятилетие: 50/50. Наш бесценный опыт может быть востребован мировым сообществом. Но, в данном случае, внимание к проблемам Чернобыля востребовано и российским народом в той его части, которая обречена жить на загрязненных территориях*.

Понятно, что можно найти повод окончить финансирование этой темы у нас в стране, скажем, сегодня. Проблем в России много, они - на каждом углу. Деньги быстренько переведём на другие важные проекты. Да если и разворуем - народу не привыкать. Но чернобыльская проблема отличается от многих иных. С ней ситуация пострашней, чем любой случай с непогашенным окурком, брошенном в доме. Тот может случайно погаснуть. Чернобыльские же проблемы сами собой не уйдут; следующему Президенту всё равно придется возвращаться к ней. И затраты потребуются куда более серьёзные.

* В результате чернобыльской катастрофы заражению подверглась российская территория площадью около 57 000 км2, на которой проживало 2,7 миллиона человек. Более 250 000 российских граждан приняли участие в работах по оказанию помощи после аварии, из них 46 000 человек стали инвалидами




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»