13.01.2003

Чарльз Диггес

Bellona, Норвегия

ФСБ закладывает муляж бомбы в хранилище ОЯТ на заводе РТ-2 в Красноярске-26

В конце декабря прошлого года одетые в камуфляж агенты Красноярского управления Федеральной службы безопасности (ФСБ) проникли через заграждения вокруг хранилища отработанного ядерного топлива завода РТ-2 при железногорском Горно-химическом комбинате и подложили фальшивую бомбу, так и не встретив никакого сопротивления со стороны сотрудников МВД, охраняющих этот объект, сообщил представитель ФСБ.

Очевидная несостоятельность службы безопасности, работающей на хранилище, стала причиной срочного визита в Железногорск полномочного представителя президента в Сибирском округе Леонида Драчевского.

Несанкционированное проникновение в хранилище, - излюбленный метод, используемый ФСБ для проверки эффективности работы системы безопасности на объекте, - доказало то, что уже неоднократно утверждали за прошедший год и активисты экологического движения, и депутаты Государственной Думы от партии "Яблоко>, и Госатомнадзор, или ГАН, российский орган контроля над безопасностью ядерной промышленности страны: система безопасности на железногорском хранилище отработанного ядерного топлива (ОЯТ) реакторов типа ВВЭР-1000 при строящемся заводе РТ-2 является вопиющим нарушением всех стандартов по охране ядерных объектов. Кроме того, проведенная ФСБ операция и ее результаты неминуемо усугубят тревоги международной общественности, и без того обеспокоенной состоянием безопасности на российских ядерных предприятиях, которые, несмотря на содействие, которое запад оказывает России уже десять лет, остаются, по большей части, уязвимыми и доступными для злоумышленников.

Главной проблемой, по словам экологов, является ничтожный бюджет, который Россия выделяет на меры по безопасности на хранилищах ядерных отходов, не входящих в военный комплекс. В самом деле, в то время как на создание надежных условий хранения оружейного плутония и на закрытие плутониевого реактора АДЭ-2 Железногорск получает несколько миллионов долларов, которые приходят в виде западной помощи, ОЯТ лежит неподъемной ношей на плечах российского правительства. И несмотря на целый ряд довольно громких инцидентов, имевших место за прошедший год, когда экологи неоднократно продемонстрировали, насколько ненадежна система безопасности на хранилище РТ-2, тренировочная диверсия, проведенная ФСБ, доказывает, что никаких мер по повышению уровня защиты хранилища предпринято не было.

Согласно представителю ФСБ, группа сотрудников госбезопасности, замаскированная под "военизированный террористический отряд" легко проникла на территорию Железногорска через дыру в заборе, окружающем этот закрытый ядерный объект, расположенный примерно в 40 километрах от города Красноярска. При себе оперативники ФСБ имели "очень правдоподобный муляж взрывного устройства", который они заложили рядом с хранилищем ОЯТ.

"Оперативники вошли и вышли беспрепятственно, они даже не видели ни одного охранника", - сказал представитель ФСБ. - "Естественно, это довольно опасная ситуация".

Экологи и депутаты уже совершали аналогичные акции

Теперь, на фоне этого самого последнего по времени проникновения в охраняемую закрытую зону Железногорска, - очевидного и неоспоримого доказательства несостоятельности Железногорской охраны, - по меньшей мере, смешными выглядят неоднократные утверждения железногорских властей и представителей Министерства по атомной энергии (Минатома), о том, что проникнуть сквозь охрану на комбинате невозможно. Подобными отрицаниями Минатом реагировал на публичные заявления организации "Гринпис", доказывавшей на пресс-конференциях в прошлом году, что ее сотрудники уже несколько раз за прошедший год посещали здание хранилища РТ-2, проникая на территорию объекта через прорехи в заграждениях и проходя мимо охраны практически незамеченными.

Во время одного такого посещения активистов сопровождал депутат Государственной Думы от партии "Яблоко" Сергей Митрохин и группа телевизионных журналистов российского телеканала НТВ. Митрохин и съемочная группа вошли на территорию РТ-2 через двухметровую дыру в заборе, окружающем объект, и последовали хорошо протоптанной тропой прямо в здание хранилища. Войдя в хранилище, Митрохин и активисты "Гринписа" снялись на камеру на фоне 3 тысяч тонн высокорадиоактивного отработанного ядерного топлива.

Как только НТВ показало репортаж о визите в хранилище, железногорские власти, спешно выказывая редкостное должностное усердие, провели "тщательное расследование" и объявили, что пришли к выводу, что проникновения на территорию объекта не было, несмотря на доказательство обратного, представленное в виде показанной по телевидению видеопленки. На другие предпринятые активистами несанкционированные посещения предприятия, прошедшие без какого-либо вмешательства охраны и позже обнародованные экологами, железногорское руководство отреагировало такими же опровержениями - проникновений на территорию хранилища не было, заграждения вокруг объекта целы и невредимы.

Однако после учебной диверсии, проведенной ФСБ, некоторые представители железногорских властей поторопились отречься от столь часто повторяемых ими заявлений о том, что проникнуть на территорию РТ-2 без ведома охраны невозможно.

"В системе безопасности на хранилище есть определенные недостатки. Мы о них знали", - сказал Павел Морозов, пресс-секретарь железногорского Горно-химического комбината, чьими устами руководство закрытого города неоднократно заверяло общественность о надежности охраны РТ-2, в интервью красноярской газете "Комок". Еще один собеседник красноярского издания, неназванный высокопоставленный чиновник из руководства комбината, сказал, согласно репортажу газеты, что комбинат был заранее предупрежден сотрудниками ФСБ о планируемой операции по закладыванию муляжа бомбы, но никаких специальных мер, по его словам, предпринято не было в виду "очевидной бессмысленности" учений.

Минатом спасает "честь мундира"

Для депутата Митрохина заинтересованность в надежности охраны на РТ-2, проявленная, хоть и с опозданием, Красноярским ФСБ, не стала чем-то неожиданным. По версии Митрохина, проблемы с безопасностью в Железногорске исходят из сознательной позиции Минатома, систематически уклоняющегося от необходимости выделять средства на мероприятия по повышению уровня безопасности на таких объектах, поскольку инвестиции в безопасность выкачивают из казны министерства получаемую им прибыль.

"Проблемы с охраной опасных объектов не являются секретом для верхушки атомного министерства. Однако, спасая "честь мундира", они придерживаются тактики замалчивания существующих проблем", - заявил Митрохин, комментируя операцию ФСБ.

"Эта система замалчивания проблем и прямой лжи [...] связана с тем, что министерство сегодня фактически превращено в бизнес-структуру, "хозяева" которой стремятся снизить издержки и увеличить рентабельность за счет недофинансирования безопасности", - продолжил он.

Митрохин подчеркнул, что экономика ядерного комплекса устроена таким образом, что в финансовом выигрыше оказывается только его генерирующая часть - атомные станции. "Все остальные фазы ядерно-топливного цикла оказываются по отношению к ним дискриминированы".

В качестве примера к вышесказанному, Митрохин добавил, что зарплата работников железногорского ГХК примерно в три раза ниже, чем у работников атомных электростанций.

"Одновременно Минатом реализует целый ряд программ, - таких как строительство новых атомных станций и ввоз иностранного ОЯТ, - увеличивающих опасность рукотворной аварии с выбросом радиации", - сказал он.

Во время недавних дебатов в Государственной Думе, обсуждавшей бюджет 2002 года, партия "Яблоко" была чуть ли не единственной фракцией, настаивавшей на повышении расходов на ядерную безопасность. По собственным же подсчетам Минатома, мероприятия по повышению уровня безопасности на РТ-2 обернутся затратами в без малого 32 миллиона долларов - почти половиной из той суммы в 70 миллионов долларов, которую Дума выделила на осуществление проектов по ядерной безопасности как на гражданских, так и на военных атомных объектах, на 2003 год.

Но даже и на эти 70 миллионов долларов Минатом уже, по-видимому, имеет вполне конкретные виды - министерство планирует потратить их как часть расходов, необходимых для реализации проекта по демонтажу списанных подводных лодок Тихоокеанского флота, а именно, на строительство склада для хранения реакторов подводных лодок, смета которой составляет как раз 70 миллионов долларов. Под проект утилизации подводных лодок Москва надеется организовать финансовую поддержку других государств, но пока что никаких международных контрактов в рамках проекта заключено не было.

Хотя железногорские власти и подтверждают, впрочем, не допуская никаких конкретных высказываний, недостатки в системе безопасности на РТ-2, предположение о том, что теракт на хранилище может привести к катастрофическим последствиям, вызывает в них категорические возражения. Специалисты комбината, в интервью красноярской газете "Комок", сказали, что взрыв внутри хранилища с ядерными отходами не приведет к цепной реакции, и что загрязнение вследствие выброса радиации будет ограничено стенами бассейна с ОЯТ.

Впрочем, судя по комментариям экологов, это довольно спорное утверждение.

"Нам все время заявляли, что мы необоснованно сеем панику среди людей", - сказал в интервью газете "Комок" Владимир Михеев, директор работающего в Красноярске Гражданского центра ядерного нераспространения.

"А если бы вместо муляжа была настоящая взрывчатка? Представляете, какая катастрофа постигла бы весь край в случае взрыва хранилища ОЯТ?"




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»