26.12.2002

Сергей Лесков

Известия.ру

Ядерный Иран

Атомные программы не слишком отличаются от балетных пачек

На этой неделе в Исламской Республике Иран работала российская делегация под руководством министра по атомной энергии РФ академика Александра Румянцева. Главные вопросы переговоров - ход строительства АЭС в Бушере, сроки доставки ядерного топлива и возможность строительства новых атомных блоков. Чрезвычайно сложные технические вопросы. Но не менее сложна политическая подоплека российского визита. В американских СМИ появились снимки секретных ядерных объектов, на которых Иран будто бы готовится изготавливать атомную бомбу. И Россия со своей мирной АЭС становится невольным пособником. Корреспондент "Известий", побывав в Иране, постарался разобраться, что представляет собой ядерная программа исламского государства.

Если взглянуть на конфликт вокруг Ирана с философской точки зрения, то окажется, что это продолжение извечного спора о том, что первично - материя или сознание. Наша страна, как и подобает ей после длительных экзерсисов на ниве материализма, занимает позицию, основанную на фактах, документах и денежном интересе. Мускулистая Америка, унесшись во все мыслимые эмпиреи, стоит на доводах духа и интуиции. Впрочем, и звон монет ее тоже волнует, хотя об этом она стыдливо, как Альхен, умалчивает...

Снимки сделаны спутниками-шпионами. Они и в Интернете появились - желающий может испытать себя в качестве дешифровщика. Все-таки непонятно, что можно разгадать по крышам зданий? "Мне тоже это неясно, - сказал "Известиям" министр Александр Румянцев. - Эти снимки американцы показывали мне еще в сентябре. Я обещал, что в Иране задам вопросы. Но за две недели до визита они выбросили информацию в прессу. Это не сенсация, а политическая акция, направленная на то, чтобы Россия прекратила строительство АЭС в Бушере. Иранцы тут же ответили: пусть МАГАТЭ приезжает и все проверяет. Эксперты во главе с генсеком МАГАТЭ египтянином Аль-Барадеем приедут в Иран в феврале".

Министры приезжали из России в Иран, давно обрубивший дипсвязи с США, неоднократно. Почему же к этому визиту США отнеслись так болезненно? Потому что степень готовности российской атомной станции в Бушере такова, что встал вопрос о завозе в Иран ядерного топлива. Топливо уже готово, лежит в Новосибирске. Физический пуск станции назначен на декабрь 2003 года, по правилам топливо должно несколько месяцев проходить технологические процедуры в хранилищах при самой АЭС. Иранцы утверждают, что уже в январе ангары будут полностью готовы. Ясное дело, страна - обладатель 90 тонн ядерного топлива, пусть даже мирной, далекой от оружейной степени обогащения, принципиально повышает свой политический статус. И, по этому поводу ведутся бесконечные споры, принципиально приближается к заветной цели агрессивных (хотя Иран вычеркивает себя из этого ряда) режимов - созданию атомного оружия. Итак, говорим о шпионах - подразумеваем топливо.

- Какие объекты увидят эксперты МАГАТЭ? - спросил корреспондент "Известий" вице-президента Ирана и президента организации по атомной энергии Голям Реза Агазаде. - Правда ли, что, как говорят американцы, это секретные реакторы по наработке тяжелой воды, необходимой для ядерного оружия?

Ответ вице-президента Г. Агазаде являл собой смесь неповторимую одурманивающей цветистости, свойственной Востоку, туманной велеречивости юристов и уклончивости, характерной для опытных политиков. Наши дипломаты потом заметили: это прогресс, раньше Иран не поднимался выше резкого отрицания своей вины.

- Иран - полноправный член Международной организации по атомной энергии. По уставу МАГАТЭ все его члены имеют право развивать ядерные технологии в рамках прогресса науки. МАГАТЭ обязано помогать в этом всем без исключения своим членам, контролируя их деятельность. Более того, МАГАТЭ должно противостоять тем государствам, которые препятствуют его членам развивать атомные технологии. В уставе МАГАТЭ определен срок, когда стране необходимо оповестить о создании нового объекта. Кто же нарушает устав МАГАТЭ и кто его соблюдает? Обвинения США ничего нового ни для нас, ни для МАГАТЭ не содержат. Иран предъявит в срок все документы, а 25 февраля мы покажем экспертам вызвавшие интерес объекты. В эти дни президент Хатами заявил: "Иран развивает атомную энергетику исключительно в мирных целях и готов возвращать отработанное топливо с АЭС в страну-изготовитель. Постоянно говорим американцам: если видите, что мы нарушаем законы, укажите, где мы их нарушаем, но нам ничего не предъявляется".

Итак, все упирается в атомную станцию, которую Россия строит на берегу Персидского залива в Бушере. США с настойчивостью ребенка на рождественском базаре требуют от России прекращения проекта, который уже близится к завершению и оценивается более чем в 1 млрд долл. Пусть проект полностью соответствует международному праву - все равно прекратить. Пусть МАГАТЭ направляет на стройку в среднем 60 делегаций, больше, чем недель в году, - прекратить. Хотя, надо признать, денег или еще каких-либо преференций за уход из Бушера США нам не предлагают. Как сказал заместитель госсекретаря Джон Болтон, не те у Америки с Россией сегодня отношения, чтобы торговаться по вопросу международной безопасности.

Осенью на стройке в Бушере начался монтаж реактора. Это критическая точка в строительстве АЭС. Как рассказывает гендиректор стройки Александр Лютый, когда в Бушере появилось тяжелое оборудование, иранцы поняли, что мы АЭС не бросим. Металл затягивает человека, гипнотизирует - отступать некуда. Александр Миронов, который в Бушере работает уже 4 года, вспоминает, что наши монтажники гладили реактор со слезами на глазах. В родной стране уже много лет они не занимались работой, которой когда-то гордились и которая их щедро кормила.

Но не надо высоких слов. Именно Бушер спас около 300 предприятий отрасли от финансовой смерти. Потом уже пошли крупные контракты по Китаю, Индии, есть надежда, что и в России начнется строительство замороженных блоков. "Бушер дал нам 70% загрузки, - сказал Евгений Сергеев, директор питерских "Ижорских заводов", где сделан реактор. - В этом году средняя зарплата на предприятии повысилась почти в 4 раза. И налогов в бюджет заплатили в 3,5 раза больше".

Зачем Ирану атомная энергетика? Эта страна по уровню добычи нефти занимает в ОПЕК второе после Саудовской Аравии место, а разведанные запасы газа достигают 15% мировых. Но еще изгнанный шах решил усеять Иран атомными станциями, без этой отрасли будущего у страны он не видел. Исламский режим стряхнул наследие монархии - за исключением восторженного отношения к атому. Пока в мусульманском мире атомная станция - небольшая, китайского производства и устаревшей технологии - имеется только у Пакистана. (В свое время, кстати, Пакистан выходил на СССР с этой просьбой, но был сочтен недружественным нам режимом.) После того как в Бушере появился ижорский реактор, иранцы поняли, что Россия не бросит проект на полпути, воспылали энтузиазмом и уже прощупывали почву относительно возведения новых атомных блоков числом не менее шести.

Что касается опасений США о том, что введение в мир высоких технологий малопрогнозируемого фундаменталистского режима делает его потенциально опасным, не надо забывать, что в этой области с Ираном сотрудничает не только Россия. По словам заместителя министра экономического развития РФ Владимира Карастина, если объем сотрудничества России с Ираном достигает 1 млрд долл в год, то у многих европейских стран он превышает 3, даже 5 млрд долл в год. И Америке, конечно, непозволительно упускать из сферы влияния столь лакомый нефтегазовый кусок. Но пока в Иране самым распространенным является пламенный лозунг "Смерть Бушу!". Эту надпись в изобилии можно увидеть и на атомной станции в Бушере. Интеллектуалы же на заборе забитого американского посольства начертали величественное "Мы нанесем Америке много тяжких поражений!".

Можно ли из ядерного топлива для АЭС сделать оружейные ядерные материалы? Да, можно. Но для того, чтобы провести обогащение урана с 4% до 92%, необходимо построить несколько городов-заводов с квалифицированным персоналом в десятки тысяч человек. В производстве атомной бомбы именно процессы обогащения считаются самыми сложными. Министр Румянцев сказал "Известиям": "Для общей безопасности надежнее всего не позволять богатому Ирану замыкаться и контролировать его программы". Заместитель госсекретаря Джон Болтон сформулировал другое мнение: "Есть режимы, которые для общей безопасности надо держать от ядерных арсеналов подальше". Тоже извечный вопрос: лучше ввести непонятного чужака в свой круг или вывести за городскую черту?

Россия очень многое значит для Ирана. Первым водителем у шаха был русский офицер, первые автослесари - русские, первым фотографом - тоже русский, первыми европейской выучки военными частями стали приглашенные в Персию казаки. Когда-то шах, пораженный русским балетом, обрядил свой гарем в балетные пачки. Сейчас новыми железными дорогами никого не удивишь, а рыбные промыслы мы по дурости отдали. Теперь злободневный вопрос - удержимся ли в атомной энергетике.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»