24.12.2002

Александр Колотов

Комок, Красноярск

Железногорский ГХК снова "взорвали"!

На этот раз сотрудники ФСБ

Сотрудники управления ФСБ по Красноярскому краю проникли на охраняемую территорию Железногорского ГХК и заложили там муляж взрывного устройства.

В конце ноября "Очевидец" уже поднимал вопрос, насколько эффективно может противостоять нынешняя система безопасности Железногорского горно-химического комбината возможным терактам. А седьмого декабря полпред президента Леонид Драчевский прибыл в Красноярск на открытие Сибирского аэрокосмического салона. Но после быстрого осмотра выставочных стендов и пары кратких речей полпред в срочном порядке отправился за колючую проволоку, в Железногорск. По официальной версии -- "ознакомиться с работой предприятий закрытого города". На самом деле -- устроить разнос руководителям ГХК.

Черный год для ГХК

Чтобы понять причину гнева полпреда президента, стоит ненадолго заглянуть в прошлое. Только в этом году активисты "Гринпис" два раза собирали пресс-конференции, где с видеопленками в руках заявляли о том, что им удалось безнаказанно подобраться к "святая святых" Железногорского ГХК -- хранилищу отработавшего ядерного топлива. Оба раза на комбинате проводилось широкомасштабное служебное расследование, которое заканчивалось вынесением одного и того же официального вердикта: "Проникновения в охраняемую зону не было".

И возможно, из-за этого в структурах безопасности ГХК появилась некоторая доля самоуспокоенности. По крайней мере, 11 сентября теперь уже бывший секретарь Совета безопасности Красноярского края Александр Лычковский вообще заявил о "невозможности несанкционированного проникновения на ядерные объекты края". Заявление, которое в свете последующих событий оказалось, мягко говоря, чересчур поспешным.

В ноябре прозвучал еще один звоночек: глава Госатомнадзора России Юрий Вишневский заявил, что "физическая защита не всех ядерных объектов полностью соответствует правилам и нормам". Железногорский ГХК поспешил ответить, что "комбинат соответствует нормам и правилам по его физической защите".

Однако в аккурат перед визитом Драчевского в ходе плановой операции сотрудники управления ФСБ по Красноярскому краю проникли на охраняемую территорию Железногорского ГХК и заложили там муляж взрывного устройства. Как именно им это удалось сделать -- скрыто плотной завесой государственной тайны. Но сам факт успешной закладки "бомбы" сомнений, увы, не вызывает. Поэтому неудивительно, что этот провал системы безопасности комбината и стал причиной срочного визита полпреда президента на Железногорский ГХК, где он устроил руководству полномасштабный "разбор полетов".

Охрана ядерного объекта: кто и от кого?

На операцию ФСБ, впрочем, тут же отреагировали и с другой стороны -- красноярские "зеленые". "Уже давно мы буквально кричим во весь голос о недостаточной защите ГХК, -- говорит представитель "Гринпис" Николай Зубов, директор общественной организации "Красноярский краевой экологический институт". -- А если осуществятся планы по ввозу на комбинат зарубежного ОЯТ, то ГХК станет еще более лакомой добычей для террористов". Ему вторит и директор Гражданского центра ядерного нераспространения Владимир Михеев: "Нам все время заявляли, что мы необоснованно сеем панику среди людей. Теперь спецслужбы показали, как обстоит дело с безопасностью комбината на самом деле. А если бы вместо муляжа была настоящая взрывчатка? Представляете, какая катастрофа постигла бы весь край в случае взрыва хранилища ОЯТ?"

Возможно, экологи здесь несколько сгущают краски. Специалисты ГХК неустанно утверждают, что даже если бы настоящее взрывное устройство сработало в самом хранилище, никакого апокалипсиса бы не произошло -- радиоактивное загрязнение ограничилось бы территорией самого бассейна с ОЯТ, поскольку не повлекло бы за собой самопроизвольной цепной реакции.

Но вопрос все равно остается: почему защита ГХК без особого труда справляется с любителями из стана местных "зеленых", но пасует перед профессионалами из ФСБ?

Видимо, основная причина этому -- та уникальная ситуация, которая сложилась сейчас в системе безопасности комбината. Деньги на охрану объектов на территории ГХК подчас поступают из совершенно разных источников -- к примеру, даже из департамента энергетики Соединенных Штатов. Американцы финансируют охрану складов с оружейным плутонием и действующего атомного реактора АДЭ-2. Хранилище ОЯТ они справедливо считают заботой исключительно российской стороны. И российская сторона старается в меру своих сил и возможностей. Не так давно, например, было принято решение о расширении охраняемой зоны ГХК. Но пока вводятся новые нормативы, за периметром присматривает ведомственная охрана ГХК, подразделения внутренних войск охраняют только само хранилище. В итоге получилось то, что получилось...

Деньги на безопасность

После визита Драчевского история "бомбы от ФСБ" не закончилось. На днях в Красноярской краевой администрации под председательством Александра Хлопонина состоялось заседание региональной антитеррористической комиссии Красноярского края "О состоянии и мерах по повышению антитеррористической защищенности объектов промышленности, жизнеобеспечения и населения Красноярского края". И безопасность Железногорского ГХК снова стала одной из самых обсуждаемых тем. Правда, журналистам было заявлено лишь о том, что "антитеррористическая и противодиверсионная защищенность некоторых предприятий края не отвечает современным требованиям". Но что делать, чтобы она соответствовала?

По самым приблизительным оценкам, на совершенствование системы безопасности Железногорского горно-химического комбината (и в особенности физической защиты наземных объектов) требуется около одного миллиарда рублей. Откуда взять такие деньги? Из бюджета края? Смешно. Краевое руководство может только намечать "план срочных и широкомасштабных действий по воссозданию в крае стройной системы безопасности всех объектов" (цитата из решения региональной антитеррористической комиссии), но маловероятно, что начнет давать под эти красивые слова хоть какие-то деньги. Из бюджета самого ГХК? Но по некоторым сведениям, в ближайшем будущем комбинат едва ли ждет финансовое процветание, поскольку Украина вполне может отказаться продлевать с ГХК договоры на хранение своего ОЯТ. И что тогда? Некоторые железногорские депутаты уже бьют тревогу по этому поводу, говоря о том, что ради повышения своей безопасности ГХК может снизить отчисления в городскую казну. Руководство комбината, впрочем, всячески это отрицает.

Получается, что по большому счету надежда остается только на Москву -- точнее, на Министерство по атомной энергии России. По заявлению Красноярского регионального информационного центра Минатома России, министерство уже приняло соответствующую целевую программу по безопасности ГХК, рассчитанную на несколько лет. Единственное, что остается неизвестным, -- конкретные суммы, которые будут выделяться по этой программе. Хватит ли их?

Возможно, перед следующим визитом Драчевского ФСБ снова решит это проверить...




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»