20.12.2002

Александр Жемчужников

Зеркало Недели, Украина

Выдержит ли Украина еще один Чернобыль?

Вот уже два года прошло с момента остановки третьего и последнего энергоблока Чернобыльской АЭС, хотя до исчерпания ее проектного ресурса оставалось еще десять лет. Станция была остановлена под сильнейшим нажимом Запада - зимой, в условиях энергетического кризиса в стране. С отсутствующими установками по переработке и хранению ядерного топлива и радиоактивных отходов.

Человечество может вздохнуть свободно?

Все не так просто

За время после аварии 1986 года в повышение безопасности Чернобыльской АЭС было вложено более 200 млн. долларов США. По итогам 2000 года станция вошла в число двадцати наиболее безопасных АЭС мира. Принятые меры полностью исключили возможность повторения аварии такого масштаба, что произошла в 1986 году. Специалисты в Украине, России и других странах гарантировали безопасную эксплуатацию станции. Технически последний, третий энергоблок ЧАЭС мог продолжать работать еще многие годы, производя товарной продукции (электроэнергии) на полмиллиона долларов в сутки. Продолжение выработки и отпуска электроэнергии позволили бы, в соответствии с требованиями закона, сформировать фонд снятия с эксплуатации, подготовить проект и программу снятия, построить объекты по переработке и хранению отработавшего ядерного топлива и радиоактивных отходов, которые будут накапливаться в ходе вывода из эксплуатации.

Именно таким путем идет сейчас Литва, готовясь закрыть через пять лет свою единственную Игналинскую АЭС, производящую до 60% электроэнергии в республике. И ничего - и в НАТО Литву приняли, и в ЕС, и эмбарго не применяют, и президента охотно встречают в любой стране. Значит, можно совмещать реактор РБМК с <европейским выбором>, национальные интересы - с пожеланиями (даже очень настойчивыми) соседей (даже очень сильных)?

Настойчивые требования досрочного закрытия Чернобыльской АЭС Запад обосновывал необходимостью повышения всеобщей безопасности. Однако здесь надо быть последовательным: уходя от одних угроз, нельзя допускать возникновения других.

Эти новые угрозы вполне реальны, хотя, может, и не так наглядны, как работающий атомный энергоблок.

Во-первых, разрушенный 4-й блок с распыленными и расплавленными остатками ядерного топлива (около 180 тонн!) после закрытия ЧАЭС никуда не делся, он по-прежнему представляет опасность для окружающей среды и требует всевозрастающих затрат на свое содержание. Создание новой защитной оболочки ("Укрытие-2") запланировано только на 2008 год, но, с учетом сложившейся практики хронического недофинансирования работ, и этот срок вызывает большие сомнения у специалистов.

Во-вторых, обеспечение ядерной безопасности остановленной АЭС постоянно требует значительных финансовых вложений, и это на протяжении 8 -10 лет после останова, вплоть до полной выгрузки из реакторов ядерного топлива. До 15 декабря 2000 года, то есть до останова третьего энергоблока, ядерная безопасность станции финансировалась за счет прибыли от продажи электроэнергии, т.е. за счет собственных средств предприятия. После останова блока прибыль исчезла. Остается госбюджет. Возможности его сегодня, в условиях экономического кризиса, ограничены, перспективы в ближайшие десять лет - туманны. На сегодняшний день недофинансирование по всем источникам составляет 96,8 млн. грн. - это только по бюджету текущего года. Следовательно, не будет выполнено значительное число запланированных работ, в том числе - по поддержанию ядерной безопасности.

В-третьих, физическая охрана действующей АЭС финансировалась также за счет прибыли. После исчезновения этого источника финансирование мероприятий по физической охране объекта осуществляется со значительными нарушениями сроков и объемов, систематически происходят перебои в выплате денежного содержания военнослужащих, занятых в охране АЭС. В такой ситуации имеется реальная угроза снижения уровня физической защиты. Это может привести к несанкционированному вывозу радиоактивно загрязненного оборудования, сырья, металлического лома, которые после первичной переработки появятся на рынках Украины и других стран и приведут к "расползанию" радиации.

В-четвертых, кризис привел также к резкому снижению уровня социальной защиты персонала, перебоям в выплатах зарплаты, которые начались с мая этого года. Высококвалифицированные специалисты, теряющие профессиональную перспективу, начали активно искать работу за пределами станции и страны. Есть обоснованные опасения, что к ним проявляют интерес "проблемные" страны - Северная Корея, Ливия, Ирак, Иран.

В-пятых, идет "вымывание" наиболее подготовленных, грамотных, ответственных работников. Молодое кадровое пополнение, призванное восполнить потерю специалистов, требует еще достаточно долгой "шлифовки". Да и эта "подпитка" весьма ограничена: далеко не каждый молодой, особенно перспективный, специалист хочет связывать свою карьеру, свое будущее с закрывающейся атомной электростанцией. Такая смена поколений дополнительно увеличивает существующие опасности.

Таким образом, закрытие Чернобыльской АЭС реально привело не к повышению, а к снижению уровня безопасности для всего человечества.

Разумеется, специалисты, работающие сейчас на ЧАЭС, делают и будут делать все от них зависящее для того, чтобы держать ситуацию под контролем. Это наиболее подготовленные люди, имеющие неоценимый опыт практической борьбы с радиацией, с ядерной угрозой. Кроме того, они настоящие энтузиасты: много ли найдется в мире специалистов, готовых день за днем, месяц за месяцем, год за годом работать в эпицентре глобальной ядерной катастрофы, получая при этом заработок в 20 и более раз меньший, чем персонал нормальных - не аварийных! - АЭС в других странах? Но и этот заработок задерживается на месяцы, не позволяя не то что развиваться, но просто питаться, оплачивать жилье, восстанавливаться после трудной и опасной работы в особо вредных условиях, лечиться, учить и содержать детей, то есть элементарно выживать. Сегодня предел терпения этих людей практически исчерпан. И физически, и психологически, и морально многие из них находятся на грани отчаяния, за которой никто не может гарантировать их социально безопасное поведение. В сложившихся условиях нельзя исключить выход ситуации из-под контроля (не приведи, Господь!) с возможными тяжелыми радиационными последствиями для города Киева, всей Украины и значительной части Европы. И очень мала надежда, что многократно обманутые, разуверившиеся во всем, физически и морально раздавленные люди в очередной раз самоотверженно и бескорыстно встанут на пути этой беды.

Выдержит ли Украина еще один Чернобыль?




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»