15.12.2002

Неделя, Украина

ЧАЭС закрыть нельзя эксплуатировать

Юрий Костенко продолжает утверждать, что именно он поставил в этом двузначном предложении запятую после слова "закрыть". На самом деле его подпись под Меморандумом о взаимопонимании между правительством Украины и правительствами стран "большой семерки" и Комиссией Европейского сообщества относительно закрытия Чернобыльской АЭС оказалась жирным многоточием...

Пришел, увидел, напугал

Специалист по плазменной обработке металлов Юрий Костенко попал на должность министра охраны окружающей среды Украины в 1992 году по квоте Народного руха, в котором на тот момент занимал должность председателя Киевской краевой организации. В те романтические времена национал-демократы договорились с посткоммунистической номенклатурой о своеобразном распределении должностей в молодом государстве. Согласно этому неформальному договору, экс-коммунисты получали контроль над экономическим и силовым блоками, а нацдемы - портфели части министров гуманитарной сферы. А для тех руховцев, которые не входили в его поэтически-писательское большинство, специально создали несколько новых структур, в том числе - и "министерство Костенко". Правда, "именным" оно станет позже (Юрий Иванович был бессменным защитником украинской экологии аж до 1998 года), а тогда пан Костенко стал срочно создавать себе фронт работ. Поскольку внутри страны, где бушевал экономический кризис, его пламенные речи типа "береж_ть л_си _ р_ки" отклика не находили,

Костенко обратил взгляд на Запад. А с чем в Европе и США ассоциировалась не только украинская природная среда, но и вся страна ? Правильно, с Чернобыльской АЭС. Спекулятивно привязав решение проблем украинской атомной энергетики с ядерным разоружением страны, Костенко сразу же стал одной из ключевых фигур в правительстве.

Справедливости ради следует заметить, что специально Костенко европейцев и американцев не стращал: они были достаточно напуганы как самой чернобыльской катастрофой, так и последующими более мелким авариями на ЧАЭС. Но грамотно использовать нарастающие на Западе антиядерные настроения он сумел сполна. Тем более, что как кандидат технических наук в конструктивных особенностях чернобыльских блоках сумел разобраться получше, чем в экологии. Правда, как технарь, он прекрасно понимал и другое: при нормальной (и не такой уж дорогой) реконструкции ЧАЭС могла стать безопасной в технологическом понимании, проработать еще минимум лет 15, при этом исправно снабжая Украину электроэнергией. (В приглашенной на днях в ЕС Литве реакторы "чернобыльского" типа все это время спокойно работают). Но подобное решение проблемы не устраивало никого: западные правительства - поскольку их избиратели требовали закрытия "чернобыльского монстра", западный бизнес - ибо кто же в здравом уме растит себе конкурента, да и самого Костенко - без западных денег что за политическая деятельность ? А их давали только на закрытие Чернобыльской атомной. Об интересах страны как-то не вспоминали... Даже смена президента Украины не выбила Костенко из "зеленого" (во всех отношениях) кресла. Ему удалось убедить Леонида Кучму принять предложенные США и ЕС условия закрытия ЧАЭС: "мы им" закрываем - "они нам" гранты и кредиты, в т.ч. на достройку блоков на РАЭС и ХАЭС. А дальше - звездный час самого Костенко: подписание вышеупомянутого Меморандума в свете юпитеров и фотовспышек. Похоже, ослепление от них не прошло у Юрия Ивановича и по сей день...

Что охраняешь - с того имеешь

На персональном сайте Юрия Костенко с гордостью указано, что "за время пребывания Костенко на посту министра практически все природоохранные программы финансировались за счет международных средств. Когда Костенко пришел в министерство, западная помощь составляла едва 60 тыс. долл. в год. Когда ушел - около 2 млн. долл. в год на безвозмездной основе, а суммарная безвозмездная помощь за этот период превысила показатель 50 миллионов долларов; они были предоставлены для осуществления природоохранных программ и создания системы ядерной безопасности". Иными словами: министр экологии пренебрег своими прямыми обязанностями предусмотреть в бюджете страны нормальное финансирование своего ведомства и полностью сосредоточился на выбивании западных грантов (да и кредитов тоже, о чем сайт умалчивает). Напрашивается аналогия с известным анекдотом: "А что, здесь еще и зарплату платят?" Действительно, бюджетные деньги "дерибанить" хлопотно, да и слишком уж много народу, информированного о статьях бюджетных расходов. А вот "деньги с запада" вполне можно и присвоить, и использовать не совсем по назначению. В крайнем случае - провернуть какую-нибудь хитрую финансовую схему, как говаривали купцы, "пустить в рост". Причем сумма может быть получена даже от МВФ и составлять хоть миллиард - Виктор Ющенко на посту главы Нацбанка это прекрасно всем доказал. Но его нынешний одноблочник Костенко почувствовал вкус западной финансовой помощи еще в те годы, когда сотрудничество с МВФ было для украинского руководства табу.

Да и в самом министерстве экологии все было не так уж плохо, как в окружающей среде. Слаженными усилиями Костенко и его команды министерство быстро превратилось в классическую контролирующую организацию и наряду с налоговой, пожарными и санэпидстанцией заняло почетное место в списке "заклятых друзей" украинского бизнеса. Причем работа велась сразу по двум направлениям. Крупному бизнесу предлагалось минимизировать природоохранные платежи и штрафы за загрязнение окружающей среды, плату за экологическую экспертизу, разрешения и т.п. в центральном офисе министерства - за соответствующую мзду, конечно. А с малым и средним бизнесом в регионах работала система т.наз. экологических инспекций. Кто с ними договаривался - мог хоть химическое производство открывать в центре города, кто нет - того штрафовали за пару окурков и опавших листьев на прилегающей к офису территории. Об "экологических постах" на дорогах страны много писать не буду - очень уж болезненная тема для миллионов украинских автолюбителей... Позвольте усомниться в том, что вся эта коррупционная система работала без ведома министра.

А как же процесс "выведения ЧАЭС из эксплуатации и превращения ее в экологически безопасный объект"? Судя по всему, г-на Костенко этот процесс, а также запланированный результат интересовали все меньше. Действительно, Меморандум подписали, других встреч на высоком уровне не предусматривается, западные денежки понемногу капают. А что в сотни раз меньше, чем обещали - так и ответственности меньше, и контроля...

Почему Ющенко не дали денег на закрытие ЧАЭС?

Собственно, есть три взаимосвязанных ответа. Во-первых, у Ющенко были проблемы с контролем со стороны международных финансовых организаций, которых удалось избежать Костенко. Действительно, суммы, в нецелевом использовании которых обвиняли Нацбанк, измерялись миллиардами долларов (история, кстати, не угасла до сих пор). Во-вторых, главной технологической задачей правительства Ющенко было реструктуризировать уже имеющуюся задолженность Украины (а ее тоже было на несколько миллиардов) - в такой ситуации не до новых заимствований. Подчеркнем: гранты Запад обещал только на закрытие ЧАЭС, а достройку необходимых компенсирующих мощностей на Ривненской и Хмельницкой станциях планировалась за счет полуторамиллиардного кредита Европейского банка реконструкции и развития. И в-третьих - Ющенко сам не ставил вопрос перед странами "большой семерки" и ЕС вопрос о выполнении ими своих обязательств пред Украиной. Создавалось впечатление, что правительству Ющенко, топливно-энергетический блок которого возглавляла "газовая принцесса" Юлия Тимошенко, просто невыгодно было поддерживать конкурентоспособность украинской атомной энергетики.

При этом Украина выполняла свои обязательства перед Западом, практически не нарушая графика. Конечно, президент время от времени взывал к западным партнерам, но ведь Меморандум не предусматривал для Украины возможности отказаться от выполнения своих обязательств в случае необязательности другой стороны. Весной 2000 года, во время "прощальной гастроли" в Украине Билла Клинтона Леонид Кучма скрепя сердце назвал дату окончательного закрытия ЧАЭС - 15 декабря того же года. Это был неоценимый взнос в предвыборную копилку однопартийца Клинтона, вице-президента и кандидата в президенты США Элберта Гора, кампания которого в значительной мере строилась на экологических слоганах. И несмотря на поражение Гора, в определенный срок ЧАЭС все же "выключили". Ющенко, которого и тогда считали прозападным политиком, получил в руки крупный козырь в переговорах с тем же Западом о выделении обещанных денег. До отставки "правительства реформаторов" оставалось более четырех месяцев, но у Виктора Андреевича появились совсем другие дела. Вспыхнул "реактор" кассетного скандала, на поддержание "управляемой реакции" в котором и ушли все усилия Ющенко. К сожалению, среди настоящих и надуманных причин отставки кабинета Ющенко, изложенных в решении парламента, места для нерешенных проблем ЧАЭС не нашлось. К сожалению - потому что и следующее правительство уделяло им совсем немного внимания. Действительно, раз предшественников не ругали - так и нам можно забыть про этот самый Чернобыль...

Запад давит, Украина уступает. Кто получает удовольствие?

Новое правительство Украины оказалось заложником обязательств своих предшественников. Но на первое место среди "чернобыльских" проблем Януковича выходят уже не политические (и даже не технические), а социальные. Ведь после закрытия ЧАЭС город-спутник станции Славутич оказался практически без средств к существованию. И это - лишь малая толика необходимых на "чернобыльские" программы денег. А есть еще миллионы ликвидаторов, переселенцев и просто пострадавших в результате катастрофы. Да и блоки на Хмельницкой и Ривненской атомных, готовые более чем на 90%, достраивать нужно. Даже двух бюджетов Украины на все это не хватит. Выпускать очередные еврооблигации, увеличивать заимствования на внутреннем рынке? Во-первых, дорого, во-вторых, эти ресурсы практически исчерпаны. Российский правительственный кредит на достройку ХАЭС/РАЭС тоже решает далеко не все проблемы. По большому счету, остается требовать выполнения своих "чернобыльских" обязательств западными грантодателями и кредиторами.

Одним словом, как ни оценивай процесс закрытия ЧАЭС, начатый Юрием Костенко в декабре 1995 года подписанием непосильных для Украины обязательств, он уже стал необратимым. Причем ровно два года назад, когда Леонид Кучма на глазах у всего мира выполнил главное условие Запада - выключил последний энергоблок Чернобыльской станции. Миллионы "зеленых" Европы и США (да и немало граждан другой политической ориентации) получили от этого акта неземное удовольствие. Правительства западных стран, "всунувшие свои пять копеек" в финансирование закрытия ЧАЭС, с удовольствием констатировали возрастание своего рейтинга среди избирателей (и что немаловажно - налогоплательщиков). Теперь своей порции удовольствия ждут западные финансовые структуры, которые собираются давать кредиты на работы по превращению ЧАЭС в безопасный объект и достройку компенсирующих энергоблоков. Причем выдвигают при этом совсем уж извращенные требования к Украине: увеличить стоимость электроэнергии, за бесценок отдать облэнерго западным же "инвесторам". Одно остается непонятным: от чего должны получать удовольствие жители Украины, у которых то и дело по вечерам отключают свет? Или это как раз и является намеком на одно из немногих оставшихся доступным удовольствие?




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»