06.12.2002

Алексей Андреев

Независимая газета

Война с Ираком вероятна на 70%

Россия предоставила американцам полную свободу действий

В воскресенье истекает срок, когда Багдад должен представить СБ ООН полный список программ, касающихся разработки химического, биологического и ядерного оружия, баллистических ракет и других систем доставки, а также список объектов, на которых находится ОМУ. Развитие событий вокруг Ирака в интервью "НГ" комментирует заместитель директора Института востоковедения РАН, доктор экономических наук Владимир Исаев.

- Является ли неизбежной, с вашей точки зрения, война против Ирака?

- На мой взгляд, существует 70% вероятности того, что США и Великобритания все же начнут боевые действия против Ирака. Слишком много денег США уже потратили и на пропаганду военной кампании, и на обработку ряда стран с целью привлечения их на свою сторону. К границам Ирака Пентагон перебрасывает группировку в составе 45 тысяч военнослужащих. Первый отчет инспекторов ООН намечен на 18-20 декабря. Все будет решаться в этот момент.

- Что с военной точки зрения означает дата 8 декабря?

- В этот день заканчивается не только Рамадан, но и Праздник разговения. Но в любом случае бомбардировки начнутся не 8 декабря, а только после отъезда миссии ООН. Крайний же срок начала военных действий на суше - начало марта, когда в Ираке наступит наиболее подходящая для этого погода.

- Как скажется война на наших экономических интересах в Ираке?

- На них никто не будет обращать внимания. Американцы во время консультаций с российскими дипломатами на вопрос, могут ли они гарантировать соблюдение российских интересов при смене режима, ответили "нет". Четко и ясно.

- На недавней Багдадской ярмарке были широко представлены европейские фирмы. Европа заранее готовится закрепить свои позиции в Ираке?

- Возможно. Кроме того, я хотел бы обратить внимание на следующий факт: граница с Иорданией отодвинута иракцами в глубь своей территории на 27 километров. Этот достаточно большой кусок иракской земли превращен в склад. Если ехать на машине из Иордании в Ирак, можно получить несколько фантастические впечатления. Все забито оборудованием, трубами, станками, чем угодно. Иностранные компании сначала дождутся окончания инспекции ООН, и если американцы не будут бомбить, сразу же начнут переправлять все эти грузы в Ирак, в места, где по контрактам нужно начинать работы. Пока, естественно, все наиболее дорогостоящее оборудование не ввозится.

- Создается впечатление, что Израиль также не заинтересован в развертывании военных действий против Ирака.

- Естественно, ему хватает головной боли с палестинцами. Израильтяне четко и ясно сказали: мы нанесем удар только в том случае, если Багдад нас на это спровоцирует. У старых иракских ракет советского производства - "Скад" - слабая точность попадания. Однако если Ирак действительно начинит их отравляющими веществами, это будет очень серьезная угроза, даже если ракета упадет в пустыню. Но надо учитывать, что американцы поставили целую систему ПВО "Пэтриот" Израилю, и во всяком случае подавляющее большинство иракских ракет (а у Багдада их не так много) будут просто-напросто уничтожены на подлете. Если же все-таки хотя бы одна из этих ракет попадет в населенный район Израиля, последний, несомненно, нанесет удар. У израильского правительства просто не будет никаких внутриполитических перспектив, если оно допустит потери от иракских бомбежек.

- В интервью "НГ" лидер Патриотического союза Курдистана Джаляль Талабани сетовал, что в Ираке Россия ориентируется только на Багдад. Что бы вы ответили на это?

- Установить хорошие отношения с Иракским Курдистаном - значит фактически поддерживать сепаратизм, давая пример, скажем, чеченским сепаратистам. Наша дипломатия имеет дело с легитимными режимами, нравятся они нам или нет. Чисто по-человечески курдов можно понять. Но начни мы переговоры с тем же Талабани на официальном уровне, это вызовет недовольство Турции, Ирака, Сирии, Ирана, потому что эти страны не желают создания курдского государства.

- Как вы комментируете то, что американцы проводят переговоры с делегациями иракских оппозиционеров?

- США могут вести переговоры такого рода, потому что у американского капитала - в отличие от российского - реальных экономических позиций в Ираке пока не наблюдается. Но как только мы начнем переговоры с тем же Талабани, все наши договоренности с Багдадом станут просто филькиной грамотой. О том, сколь значительны будут наши потери, говорит тот факт, что экономические отношения с Ираком составляют примерно 70% всего российского объема сотрудничества с арабским миром. В свое время у нас были неплохие отношения с другим курдским лидером - Барзани, чьи сторонники обучались в СССР. Здесь уже речь идет о внутрикурдской проблеме лидерства, то есть о противоречиях, которых нам совсем уж ни к чему касаться.

- Как вы относитесь к мнению, что Россия "сдала Ирак", проголосовав за резолюцию СБ ООН 1441?

- Такие оценки справедливы с точки зрения наших союзников времен СССР, когда мы были безоговорочно на стороне арабов. Чем мы можем их поддержать сегодня? Военными поставками мы бы противопоставили себя не только США, но и Европе. В экономическом плане для нас это равносильно катастрофе. Поэтому мы вынуждены маневрировать. Мы ставим себе в заслугу то, что уберегли Ирак от бомбежек, которые могли начаться, условно говоря, вчера, и одновременно, умыв руки, предоставили американцам полную свободу в проведении операций против Ирака.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»