26.11.2002

Александр Колотов

Комок, Красноярск

"Бомба" обезврежена. Что дальше?

В субботу утром на глазах жителей Сосновоборска и в присутствии корреспондентов "Очевидца" произошло "разминирование" железнодорожной трассы. Может ли после этого город спать спокойно?

Признаться, у нас были определенные опасения насчет того, что едем мы напрасно. В самом деле, неужели за целых две недели "компетентные органы" так и не смогли обнаружить "закладку" под рельсами стратегически важной железнодорожной магистрали, по которой на Железногорский ГХК транспортируются контейнеры с отработавшим ядерным топливом?

Оказалось, не смогли.

Весь процесс "разминирования" спецмагистрали наш фотограф запечатлел на пленку. "Закладка" была расположена прямо около автобусной остановки -- и проходящие мимо люди с интересом косились на трех человек, сосредоточено ищущих что-то в снегу под рельсами. Впрочем, никто не подошел. Наряда милиции мы тоже не дождались.

Разговор с "террористами"

-- Зачем вы вообще решили устроить такую акцию? -- спрашиваю я у Евгения Спирина, когда он извлекает из-под заснеженного железнодорожного полотна целлофановый пакет с "бомбой".

-- Мы уже давно подозревали, что эта железная дорога, которая находится в ведении Минатома, на самом деле никак не охраняется. И вот сейчас это наглядно подтвердилось.

-- Минатом заявляет, что подобные акции почти всегда имеют определенный политический подтекст. Ваша акция как-то связана с грядущими выборами в Госдуму?

-- Никоим образом. Мы не агитируем за политические партии, не стремимся нажить на этом политический капитал. Мы в данном случае выступаем как простые жители Сосновоборска, которым небезразлична их судьба и здоровье.

Вскоре к разговору подключается второй "террорист", с которым Спирин закладывал пресловутую "бомбу". Это Николай Тесля, председатель сосновоборского Клуба здорового образа жизни.

-- Если произойдет террористический акт, в результате которого вагоны перевернутся и герметичность контейнеров с ОЯТ будет нарушена, -- говорит он, -- то вся прилегающая к железной дороге достаточно густонаселенная местность, и в первую очередь сам Сосновоборск, подвергнется мощному радиоактивному загрязнению.

-- Так что же, нужно выставлять круглосуточное оцепление вдоль этой железной дороги? По словам Минатома, это нереально и нелепо:

-- Мы говорим о том, что железная дорога, по которой идут составы с ОЯТ на Железногорский ГХК, должна иметь хоть какую-то степень защиты. Мы заложили "бомбу" прямо перед автобусной остановкой, на виду у всех. И ничего. Никто нас не схватил за руку. Что означает, что бомбу можно заложить где угодно, поскольку дорога не охраняется.

-- Но что конкретно можно сделать для усиления безопасности трассы?

-- Знаете, если бы Минатом вышел с предложением к жителям сел, городов на протяжении этой спецмагистрали повысить бдительность, мне кажется, он бы получил отклик. И у "зеленых" в первую очередь. Организовали бы добровольное патрулирование. Поставили бы сторожевые вышки, чтобы наблюдать за железной дорогой. Натянули бы колючую проволоку, в конце концов. Таким образом, конечно, на сто процентов не обезопасишься от теракта -- но люди хотя бы видели, что Минатом действительно заботится об их безопасности.

Сказка про белого бычка?

Можно одобрять или не одобрять те методы, которые используют активисты экологического движения для привлечения внимания к проблемам ядерной безопасности в Красноярском крае. Но несомненно одно -- люди всерьез обеспокоены тем, что живут по соседству с трассой, по которой транспортируется потенциально опасный груз. Безопасна ли эта трасса? Минатом уверяет, что абсолютно безопасна, но подробности спецмероприятий по обеспечению безопасности транспортировки ОЯТ, в силу известных причин, раскрывать не имеет права. Нам остается только верить ему на слово. Точно также, как и всем уверениям о том, что и территория, и производственный процесс на Железногорском ГХК полностью соответствуют требованиям по безопасности.

Но как обстоят дела на самом деле? В разговорах с представителями Минатома мне неоднократно доводилось слышать, что из всех предприятий атомного комплекса в России наибольшее давление со стороны экологических движений оказывается именно на Железногорский ГХК. Но быть может, не в последнюю очередь из-за того, что деятельность комбината до сих пор окутана такой завесой секретности, что практически никакой документально подтвержденной информации о его безопасности, в том числе и экологической, не просачивается наружу?

Самый последний пример. Представители Минатома постоянно подчеркивают, что у местных "зеленых" нет соответствующего оборудования для проведения широкомасштабного экологического мониторинга вокруг горно-химического комбината. Соответственно, раз нет научно подтвержденных данных -- нет и проблемы.

Но почему Минатом сам не может сделать шаг навстречу экологам и обнародовать такие данные? Ведь именно сейчас по заказу Железногорского ГХК сразу несколько красноярских ведомств проводят ОВОС (оценку воздействия на окружающую среду) нового хранилища для ОЯТ, который предполагается построить на территории комбината. Заодно специалисты изучают и совокупное воздействие на окружающую среду деятельности ГХК в целом. Будут ли полученные данные, экспертные заключения и рекомендации специалистов-экологов представлены на суд общественности? Или, как обычно, на все документы будет поставлен гиф "для служебного пользования" -- и нам опять останется лишь гадать, какова в действительности степень воздействия ГХК на окружающую среду? Во второй вариант, честно говоря, пока верится куда больше, чем в первый:

А это значит, что сказка про белого бычка начнется снова. "Зеленые" будут продолжать обвинять Минатом в нарушении экологической безопасности, а Минатом в ответ будет заявлять, что все находится под контролем, и для паники нет оснований.

И кому верить?

Террористы заминировали железную дорогу, ведущую на стратегический объект Минатома — ГХК в Железногорске.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»