21.11.2002

Обозреватель, Украина

Казахстан готов строить ядерную свалку

Власти бывшей союзной советской республики готовы соперничать с Россией в сфере ввоза и захоронения отработанных ядерных отходов

Спор на данную тему идет в Казахстане с середины прошлого года. Инициатором создания на территории страны новых мощных ядерных могильников выступает президент национальной компании "Казатомпром" Мухтар Джакишев. Его активно поддерживает известный казахстанский предприниматель и политик Булат Абилов, более известный в республике под своим детским прозвищем "Бутя" (именно так назвал он свою первую коммерческую фирму, созданную им в начале 90-х).

Предполагается, что под новые атомные могильники будут использоваться бывшие ядерные полигоны Семипалатинской и Атырауской областей, урановые карьеры на полуострове Мангистау (бывший Мангышлак).

Идее изо всех слабых сил сопротивляются местные "зеленые" и оппозиционные политические движения. Проводятся общественные слушания, теледебаты. Кипят страсти в парламенте - прежде, чем разрешить ввоз ядерных отходов в республику, необходимо отменить запрещающий это закон.

Доводы "зеленых" очевидны: они беспокоятся о здоровье населения страны и об экологическом благополучии территории, в том числе Каспийского бассейна. Сторонники проекта ввоза в Казахстан ядерного мусора апеллируют к цифрам. Выступая в меджлисе (нижней палате парламента) Мухтар Джакишев заявил, что, ввозя на свою территорию отходы других стран, государство может заработать в ближайшие три десятилетия 30-40 миллиардов долларов.

Эти деньги, по мнению политиков, можно будет направить на то, чтобы хоронить и собственные радиоактивные отбросы. Сегодня их приходится не только прятать в Казахстане, но и вывозить за его пределы. И то, и другое недешево. А найти деньги - как раз и значит решить проблему оздоровления населения, утверждают инициаторы идеи.

Атом и политика в Казахстане всегда были тесно переплетены. В конце 80-х известный поэт-"шестидесятник" Олжас Сулейменов победил на выборах в народные депутаты СССР исключительно на гребне созданного им антиядерного движения "Невада-Семипалатинск".

Началось с того, что, по предварительным опросам, в одном из алмаатинских округов, где баллотировался поэт, симпатии избирателей катастрофически склонились в пользу его политического оппонента - рабочего Кайырлы Шопанаева. И Олжас Сулейменов предпринял гениальный по тем временам ход: созвав многолюдный митинг, объявил о создании антиядерного движения. После чего практически единогласно был избран народным депутатом от Абайского района Семипалатинской области - наиболее пострадавшего от многолетних ядерных испытаний, передает bbc.com

Активисты движения "Невада-Семипалатинск" заявляли о том, что "почти полвека в Казахстане велась необъявленная ядерная война против собственного народа". Они добились закрытия знаменитого Семипалатинского испытательного полигона, причем, сделано это было так поспешно, что в штольне, где проводились взрывы, так и остался не взорванным очередной заряд, ликвидировать который удалось только десятилетие спустя.

В самом деле, Казахстан в годы "холодной войны" и после нее пострадал от ядерных испытаний больше любой другой союзной республики. Даже масштабная Чернобыльская катастрофа не может сравниться с тем ущербом, который понес от безудержной гонки вооружений и наращивания ядерных технологий народ этой страны.

С первых послевоенных лет атомные бомбы испытывались на полигоне под Семипалатинском. Причем поначалу там, в непосредственной близости к населенным пунктам, проводились не подземные, а открытые ядерные взрывы. Об опасности местное население не предупреждали - степень этой опасности тогда плохо себе представляли. По свидетельствам очевидцев, солдат так просто усаживали на землю и заставляли смотреть "как взрывается атомная бомба".

Страдали и другие регионы республики. С 1947 года в Западно-Казахстанской области до сих пор действует военный ядерный полигон Капустин Яр, в Атырауской области остались бывшие военные полигоны Азгир и Тайсоган, где проводились испытания авиационной и ракетной техники, осуществлялись воздушные и подземные ядерные взрывы, уничтожались устаревшие типы ракет, велись военно-технические эксперименты.

Когда с наступлением перестройки Советский Союз приступил к ликвидации ракет средней дальности, то взрывать эти ракеты повезли опять-таки в Казахстан - бывший ракетный полигон Сары-Озек был переоборудован в полигон для уничтожения ракет.

И результаты действительно плачевны - зараженная степь, зараженные реки, болезни и генетические деформации, которым подверглись тысячи людей. Но после того, как политическая активность лидера антиядерного движения показалась главе Казахстана Нурсултану Назарбаеву чрезмерной, поэт-политик был сослан послом в Италию, и деятельность "Невада-Семипалатинск" постепенно угасла.

Кроме того, казахстанские власти довольно быстро сообразили, что закрывать военные полигоны (антиядерщики требовали закрыть даже космодром Байконур) менее выгодно, чем сдавать их в аренду России.

Дебаты по поводу возможности ввоза в Казахстан отработанных ядерных отходов разгорелись вскоре после того, как об этом же заспорили в России. Реакцию специалистов за пределами Казахстана можно назвать "ошарашенной". Ведущий российский эколог академик Алексей Яблоков назвал происходящее "большой проблемой". "В глазах мира это выглядит не просто чудачеством, а почти безумием", - сказал он.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»