30.10.2002

Пол Джозефсон

Nuclear Watch, International C

Минатом: тщеславные мечты

Минатом планирует построить десятки новых реакторов в течение ближайших двух десятилетий. Насколько целесообразен такой бурный рост атомной энергетики в России? Предлагает Вам ознакомится с авторитетной точкой зрения

Пол Джозефсон - автор книги "Красный атом" (1999), профессор Колби Колледж в Уотервил, штат Мэн.

России предстоит потратить огромные усилия и средства в течение следующих нескольких десятилетий для решения проблемы контроля над радиоактивными отходами и их уборки, и планы Минатома заработать миллиарды долларов на импорте отработанного ядерного топлива могут предоставить часть необходимого финансирования. (См. статью "Минатом позарился на отходы" из этого же номера журнала - русский перевод опубликован в предыдущем выпуске Nuclear Watch 19 ноября 2002 г.) Но, похоже, Минатом скорее расположен потратить доллары, заработанные на импорте отработанного топлива, на строительство десятков новых ядерных реакторов, вместо улучшения безопасности и решения проблем загрязнения окружающей среды.

Во второй половине 1970-х и начале 1980-х гг. советские руководители ядерного сектора вписывали десятки тысяч мегаватт новых производящих мощностей АЭС в каждый пятилетний план. На одном только Атоммаше каждый год планировалось производить сосуды высокого давления и смежное оборудование для восьми реакторов с высоким давлением воды по 1000 мегаватт каждый.

В конце 1990-х гг. Минатом под руководством министра Евгения Адамова возродил эту амбициозную ядерную мечту, запланировав интенсивную программу развития на период до 2010 г. - но без достаточного финансирования. Минатом собирается завершить 11 неоконченных строящихся атомных станций, начать строительство ещё двух или трёх дюжин и разработать пять новых моделей реакторов мощностью как минимум 1000 мегаватт каждый.

Адамов отклонил сомнения западных специалистов в отношении этих планов, полагая что они были вызваны не искренними усилиями предотвратить ядерное распространение, а намерением американских ядерных промышленников вытеснить Россию с мирового рынка ядерной энергетики.

Отказавшись от открытого цикла для ядерного топлива, в котором отработанное топливо захороняется, а не перерабатывается, Адамов утверждал, что решение США захоронять отработанное топливо было принято слабым президентом (Джимми Картером), который "не оценил должным образом долгосрочные перспективы энергетического сектора". Он был уверен, что Соединённые Штаты и другие страны в конечном итоге вернутся к закрытому топливному циклу с переработкой отработанного топлива для выделения плутония. Адамов также отказался от запрета на использование плутония и гордился возобновлением строительства реактора-размножителя БН-800.

Хотя большинство сторонников охраны окружающей среды и некоторые члены Государственной Думы приветствовали увольнение Адамова в марте 2001 г. как позитивный шаг, мало кто ожидал существенно новой политики от его преемника, Александра Румянцева. И действительно, Румянцев, ядерный специалист, ранее руководивший Курчатовским институтом - старейшим ядерным исследовательским центром в России, - пока не внёс никаких существенных изменений в амбициозные программы Минатома.

Некоторый прогресс

На Российских атомных электростанциях имеются некоторые улучшения. Теперь публикуются ежемесячные отчёты об "инцидентах" на АЭС в соответствии с российским законодательством и международными стандартами. Местные, региональные и федеральные власти немедленно получают информацию о каждом серьёзном происшествии. Производство электроэнергии на российских АЭС увеличилось на 8,3% в 2000 г. до 130 миллиардов киловатт-часов. Количество инцидентов снизилось с 88 в 1999 г. до 67 в 2000 г.

Минатом активно модернизирует оборудование и методы хранения и переработки ядерных материалов и отходов. Теперь не терпится халатность, из-за которой произошли катастрофы в Кыштыме в 1958 г., у озера Карачай и в Чернобыле. Западное финансирование, особенно в рамках американской программы Совместного сокращения угрозы, позволило существенно улучшить технологии хранения и переработки ядерных материалов.

Однако имеются веские причины полагать, что Минатом не готов адекватно развернуть новые программы. Советская традиция технологической спеси и излишней самоуверенности до сих пор сильна. Несколько предлагаемых проектов абсурдны, принимая во внимание опыт прошлых неудач и их потенциал причинить серьёзным вред людям и окружающей среде. В частности, речь идёт о новом поколении реакторов-размножителей, плавучих атомных электростанциях и различных проектах с Ираном, Индией, Китаем, Финляндией, Египтом, Казахстаном и, возможно, Мьянмаром (Бирмой). Минатом до сих пор продлевает сроки эксплуатации старых реакторов, на которых часто случаются инциденты, и налицо существенное ядерное загрязнение окружающей среды в окрестностях большинства, если не всех, атомных электростанций.

Резкий скачок роста

Минатом планирует бурный рост атомной энергетики в течение ближайших двух десятилетий. В дополнение к уже действующим 19 гражданским реакторам на девяти АЭС, Минатом хочет построить ещё 40 реакторов до 2020 г., в том числе реакторы-размножители. Большинство атомных электростанций планируется построить вблизи крупных городов, чтобы минимизировать затраты на передачу электроэнергии. Ввиду мирового опыта строительства АЭС, показывающего, что весь процесс от закладки фундамента до начала эксплуатации занимает в среднем 10 лет, российский ядерный сектор никак не сможет выполнить эти планы в полном объёме.

Россия хочет построить плавучие атомные электростанции для обслуживания своих арктических регионов. В течение нескольких лет, кораблестроительное предприятие Севмаш в г. Северодвинске пыталось раскрутить идею создания флота плавучих АЭС для снабжения города и расположенных там верфей теплом и электроэнергией. Севмаш знаменит тем, что является ведущим производителем атомных подводных лодок в России (в частности, там был построен "Курск"). Основной предлагаемый вариант плавучего реактора способен производить 70 мегаватт электроэнергии и 50 гигакалорий тепла и стоит 110 миллионов долларов.

Другой реактор этого же типа начали было строить на Дальнем Востоке в 1998 г. Строительство того реактора, предназначенного для г. Певек на Чукотке, было приостановлено из-за финансовых трудностей, но он прошёл стадию всех проектных разработок, и были заказаны компоненты на Ижорском заводе в окрестностях Санкт-Петербурга.

Реактор, который планирует построить Севмаш, будет находиться на реке Северная Двина. Его строительство позволит поддерживать занятость работников и оборудования на Севмаше. Однако если он будет построен, сотни тысяч людей будут жить по соседству с реактором неиспытанной надёжности.

Идея плавучих реакторов всегда пользовалась популярностью среди российских ядерных инженеров. Этот проект вырос из программ по разработке атомных подводных лодок и других транспортных средств, включая разработанный в Обнинске реактор ТЭС-3, который мог перевозиться на нескольких плоских железнодорожных вагонах или на танковых гусеницах. Севмаш также разработал проекты атомных плавучих нефтеразведывательных платформ. Все плавучие реакторы основаны на двигателях для атомных подводных лодок, и неизвестно подходят ли они для гражданского использования.

Радиоактивное загрязнение

Российские стационарные реакторы и так испытывают достаточно проблем в отношении безопасной эксплуатации. Минатом многократно опровергал заявления о том, что подведомственное томское военное предприятие выпускает радиацию в реки Томь и Ромашка в Томской области. Однако американские и российские учёные утверждают, что степень радиоактивного загрязнения в этих реках - самая высокая в мире. Председатель регионального экологического комитета Александр Адам подтвердил, что радиоактивный ил постоянно вымывается из ядерно-химического комплекса в Северске. Но, по его словам, количество радиации не превышает допустимые величины. Томские власти продолжают разрешать закачку жидких радиоактивных отходов в подземные тоннели вопреки ряду законодательных актов по защите окружающей среды. Лицензия предприятия на этот метод размещения отходов истекла в марте 2001 г., когда должно было быть введено в строй новое оборудование по стеклованию отходов.

На нескольких АЭС, утечки, остановки и инциденты, похоже, случаются весьма часто. Небольшой участок около Нововоронежской АЭС был загрязнен, когда кобальт-60 из радиоактивной почвы попал в грунтовые воды. Радиация попала в почву в результате утечки из хранилища радиоактивных отходов в 1985 г. Тогда Минатом сообщил, что большая часть загрязнённой почвы была удалена и захоронена, и осталась лишь незначительная её часть. Минатом утверждает, что уровень радиации в воде и рыбе в близлежащей части реки Дон в пределах нормы, и что АЭС работала без серьёзных происшествий.

Безопасность эксплуатации многих АЭС остаётся проблематичной. Модернизация атомных станций второго и третьего поколения необходима, но может не проводиться своевременно из-за недостатка ресурсов. Автоматическая система с детекторами радиации была установлена на Курской АЭС только в 2001 г. До недавнего времени, лабораторные работники наблюдали за уровнем фоновой радиации на АЭС вручную.

На Белоярской АЭС, с реакторами пущенными в эксплуатацию в 1963 г., был целый ряд инцидентов, последний из которых произошёл в сентябре 2000 г., когда третий реактор автоматически остановился из-за резкого перепада частоты тока в энергетической сети. Владельцы местной сети, Свердловскэнерго, никак не прокомментировали возможность повторения подобных или более серьёзных инцидентов, вызванных проблемами в их региональной сети. Низкий уровень инвестиций в техобслуживание энергетических сетей во многих регионах России может привести к инцидентам и на других атомных электростанциях.

Может ли Россия справиться со своими собственными ядерными отходами?

В 1999 г., когда Минатом предложил захоронять радиоактивные отходы из других стран на Курильских островах, законодатели Сахалинской области наотрез отказались одобрить этот план. Государственная Дума направила в областную думу три законопроекта по созданию комплекса для захоронения ядерных отходов на острове Симушир в соответствии с разработками Курчатовского института, которые почему-то просто не приняли во внимание тот факт, что Симушир находится в одной из самых сейсмически активных зон на планете.

Радиоактивные отходы в России повсюду. Они хранятся на территории АЭС, в нескольких закрытых городах или их окрестностях и даже в Курчатовском институте в центре Москвы. На территории судостроительной верфи Звёздочка в черте города Северодвинска (население около 250 тысяч) недавно открылся завод по переработке отходов с низким уровнем радиоактивности. Это предприятие будет принимать сортировать, обезвреживать, компрессовать и заново упаковывать твёрдые и жидкие отходы в стандартные 200-литровые бочки, которые будут помещаться в специальные контейнеры для хранения, транспортировки и захоронения. Этот план осуществляет цели программы Нанна-Лугара по улучшению экологической ситуации и уменьшению рисков, связанных с избавлением от радиоактивных отходов со списанных атомных подводных лодок.

Новый завод будет ежегодно перерабатывать и упаковывать 4000 кубометров жидких отходов и 200 кубометров твёрдых отходов, что позволит Звёздочке разбирать до шести списанных подводных лодок в год.

Значительная финансовая и техническая поддержка со стороны Соединённых Штатов, Европейского Союза и скандинавских стран должна помочь России расширить работу по разборке старых реакторов с подводных лодок. В заливе Сайда, на расстоянии 2 км от Снежногорска, 43 реактора с атомных подводных лодок хранятся наплаву в специальных защитных металлических кожухах. До сих пор не изъято ядерное топливо из двух реакторов. Судоремонтный завод Нерпа должен ремонтировать и разбирать атомные подводные лодки Северного флота, но отсутствует финансирование даже для охраны старых реакторов, не только для их разборки. По словам Нильса Бёмера из норвежского фонда Беллона, "начались протечки в корпусах. Если субмарины затонут, это будет крупной катастрофой для окружающей среды в регионе". Всего на атомных подводных лодках Северного флота 248 реакторов и почти 99 тонн ядерного топлива, в основном отработанного.

Сборщики металлолома добрались и до этих плавающих каркасов в надежде раздобыть металл на продажу. Несколько из них были пойманы внутри кожухов, защищающих реакторы во время хранения, где они отрезали куски цветных металлов. Тем временем, реакторы продолжают прибывать на хранение: к 2005 г. в заливе их будет более ста.

Решение развернуть новую программу развития ядерной энергетики, в то время как не хватает ресурсов для переработки уже имеющихся ядерных отходов и разборки атомных подводных лодок, демонстрирует, насколько мало изменился образ мышления руководителей Минатома с советских времён.

Старые реакторы, те же самые проблемы?

В Соединённых Штатах и в других странах инженеры стараются продлить сроки эксплуатации устаревших реакторов. То же происходит и в России, в том числе и с нестабильными реакторами типа чернобыльского РБМК. Четыре таких реактора - на Ленинградской АЭС в Сосновом Боре поблизости от Санкт-Петербурга. Директор станции, Михаил Орлов, объявил в ноябре 2001 г., что сроки эксплуатации первого и второго блока могут быть продлены на десять лет без риска. Уже начались работы по улучшению безопасности. Планируется потратить 700 миллионов долларов к 2005 г. Станция продолжает работать, но аварийные остановки случаются всё чаще.

Представители федерального Министерства чрезвычайных ситуаций опровергли сообщения о том, что 1 марта 2001 г. произошла утечка радиации в Волгодонске, где расположены новая Ростовская АЭС и завод по производству реакторов Атоммаш. Власти признали факт утечки пара из первого контура, но сказали, что она была быстро прекращена, и никакой утечки радиации наружу не произошло, как на самой станции, так и в её окрестностях.

Это сообщение с Ростовской АЭС важно потому, что Ростовская АЭС считается образцово-показательным объектом пост-советского ядерного сектора. Президент Путин лично посетил эту станцию в ноябре 2000 г., чтобы продемонстрировать свою поддержку ядерному будущему России. Станция действует с конца марта 2001 г., несмотря на беспокойство общественности. Ростовская атомная электростанция расположена на берегу Цимлянского водохранилища в 190 км от Ростова-на-Дону и в 13 км от Волгодонска и является первой пущенной в эксплуатацию российской АЭС с 1993 года. Она оснащена современными автоматическими системами наблюдения за уровнями радиации в радиусе 30 км от АЭС и 28 постами с измерительным оборудованием и современными средствами связи в близлежащих городах и сёлах, что должно было удовлетворить общественность, обеспокоенную вопросами безопасности.

Началось строительство второго реактора Ростовской АЭС, который должен вступить в эксплуатацию через четыре года, и на него было выделено 5 миллиардов рублей в 2001 г. (Если реактор будет завершён в 2005 году, это будет рекорд скорости строительства.) Росэнергоатом планирует построить третий и четвёртый реактор рядом с первыми двумя, а также ряд других реакторов в разных частях страны. Планируется возобновить строительство атомной электростанции в Архангельской области, которое было остановлено в течение десяти лет из-за протестов экологических активистов. В Архангельской области каждую зиму наблюдается нехватка топлива.

Кроме того, Россия возобновила тесное сотрудничество с другими странами бывшего Советского Союза по эксплуатации их ядерных реакторов и по их обеспечению топливом. Минатом недавно снова взялся за роль оператора Мецаморской АЭС в Армении, хотя Европейский Союз выступает за закрытие этой станции, поскольку она находится в сейсмически активной зоне, её реакторы не имеют герметизирующих оболочек, и более 2 миллионов человек живёт в радиусе 30 километров от АЭС. Заместитель министра атомной энергетики Николай Рыжков заявил, что АЭС будет действовать как минимум до 2013-2015 гг.

Самый спорный проект Минатома - строительство нового поколения быстрых жидкометаллических реакторов-размножителей - реакторов, которые воспроизводят плутоний - для использования отработанного ядерного топлива. Реакторы-размножители имеют сомнительную репутацию везде, где они были построены - в Японии, во Франции, а также в бывшем Советском Союзе - они страдали от перерасхода средств, утечек натрия и пожаров. Новые реакторы, скорее всего, будут иметь мощность 800 мегаватт и будут расположены на ядерно-химическом предприятии "Маяк" в Челябинске, где будет дешёвый доступ к огромным запасам плутония.

Соединённые Штаты отказались от реакторов-размножителей в конце 1970-х гг., после того как президент Картер решил, что эта технология ненадёжна и представляет дополнительную опасность как источник распространения ядерных материалов. Однако ядерные инженеры во Франции, в Японии и в России продолжают работать в этом направлении. Реакторы-размножители, предлагаемые Минатомом были одобрены как президентом Путиным, так и Международным агентством по атомной энергии. Чиновники Минатома полагают, что реакторы-размножители помогли бы решить проблему отработанного топлива во всём мире и в то же время не стали бы источником ядерного распространения. Путин назвал реакторы на быстрых нейтронах "технически вполне подходящими".

Против реакторов-размножителей выступают сторонники борьбы за нераспространение ядерных материалов и российские экологи. Единственный реактор на быстрых нейтронах в России, БН-600, находится по соседству с Белоярской станцией. Он не использует плутоний в качестве топлива, и его 15-летняя история эксплуатации содержит серьёзные проблемы. Валерий Мельников, специалист по плутонию экологической организации Зелёный Мир, считает плутоний слишком опасным топливом. По его словам, даже если применение плутония как топлива будет технически возможно, лишь небольшая его часть будет использована, в то время как огромные количества плутония окажутся в воздухе, в воде и в почве.

Советский образ мышления

Хотя очевидно, что сейчас не время для России браться за быстрое расширение ядерного сектора, образ мышления, который преобладал в Советском Союзе - где ударные программы были нормой, - сохранился и даже в последние годы усилился в российских ядерных кругах. Этот образ мышления включает в себя мнение, что атомная энергия - лекарство от всех болезней российского энергетического сектора. Ядерные инженеры отмечают, что стоимость извлечения ископаемого топлива в Сибири и его перевозки на электростанции в европейской части России слишком высока, и что сжигание ископаемого топлива является одной из причин парникового эффекта. Атомная энергия, по их словам, поможет решить обе эти проблемы. Кроме того, российские ядерные инженеры имеют тенденцию считать, что они уже решили все основные технические проблемы в области атомной энергетики, открыв путь новым проектам типа реакторов-размножителей и плавучих АЭС.

Руководители ядерного сектора также продолжают демонстрировать своё пренебрежение к участию общественности в процессе оценки технологий. Исторические корни этого пренебрежительного отношения к общественному мнению - в советской привычке всегда исключать участие общественности в принятии решений. Согласно советскому образу мышления, ядерные технологии можно довести до совершенства, даже если они не полностью безопасны по своей природе.

Инженеры, занимающие руководящие посты в ядерном секторе считают, что вмешательство общественности излишне. Они организовали пресс-центры с целью противодействовать антиядерному движению. Хотя сами по себе эти действия достаточно безобидны, Минатом также уклоняется от выполнения экологических оценок новых проектов. Кроме того, в Минатоме считают, что "международные организации" типа Гринпис стоят за каждой антиядерной акцией. Бывший министр атомной энергетики Адамов назвал западную критику проектов Минатома "кампанией лжи и клеветы".

В отличие от групп экологических активистов, которые с ними борются, российские ядерные специалисты хорошо организованы и хорошо финансируются. Интересы ядерного сектора лоббирует Ядерное общество России, рекламируя успехи в ядерной сфере, добиваясь дополнительного финансирования и минимизируя общественную оппозицию.

Возобновлено несколько исследовательских программ, некоторые из которых были приостановлены из-за озабоченности общественности. Например, Институт ядерной физики им. Константинова в Гатчине, поблизости С.-Петербурга, планирует завершить строительство ядерного реактора с большой плотностью нейтронного потока ПИК-100, разработка которого началась в 1980-х гг. Проект был приостановлен из-за противодействия общественности в эпоху перестройки и отсутствия финансирования в 1990-х гг. Но теперь на его завершение выделено 150 миллионов долларов. Реактор ПИК будет использоваться для исследовательской работы в области физики твёрдого тела, ядерной физики, радиационной химии и биологии.

На словах, Путин считает правильным участие общественности в принятии решений по ядерным проектам в стадии планирования. На пресс-конференции в ноябре 2000 г. Путин сказал, что для России важно развитие атомной энергетики, но в тоже время отметил необходимость учитывать общественное мнение по вопросам экологии и безопасности, а также тот факт, что уровень российских технологий в области атомной энергетики отстаёт от западного. Однако действия президентской администрации и ужесточение контроля над средствами массовой информации указывают на тенденцию возвращения к советскому образу мышления. С тех пор, как Путин пришёл к власти, Минатом более агрессивно отвергает участие общественности в принятии решений.

Национальный исследовательский совет США изучил эффективность различных западных программ финансирования занятости российских специалистов по оружию массового поражения. В отчёте на эту тему сказано, что Минатом начал уделять внимание изменению образа мышления и этического подхода к своим разработкам. Нам остаётся надеяться, что это действительно так, хотя это и представляется маловероятным. К сожалению, западное финансирование, предназначенное для предотвращения утечки мозгов российских специалистов по вооружениям в третьи страны, поддержало исследовательскую работу в закрытых оборонных институтов, в том числе и ядерных, в то время как в гражданском секторе научная деятельность финансировалась гораздо хуже и резко сократилась. В результате не развилась культура, позволяющая адекватно информировать общественность и осторожно оценивать риски, что и не удивительно, ввиду высокой степени закрытости Минатома.

Ещё одна причина сохранения старого образа мышления - естественное старение персонала Минатома в течение прошедшего десятилетия. Недостаточное количество молодых специалистов получило подготовку в последние годы в условиях более серьёзного отношения к безопасности и экологической целесообразности. Сложно оценить скорость смены поколений в Минатоме и в многочисленных институтах, организациях и предприятиях, находящихся в его ведении. Но, сравнивая теперешние программы развития атомной энергетики с их аналогами конца 1980-х гг. можно уверенно сказать, что их цели и методы не изменились.

Разговоры с персоналом в Обнинске и Северодвинске подтвердили, что Минатом всё ещё намеревается осуществить масштабную программу строительства реакторов четвёртого и пятого поколений, несмотря на то, что проблемы радиоактивных отходов, реструктуризации ядерного сектора и привлечения молодых специалистов пока остаются нерешёнными.

Проблематичные планы на будущее

В конце января 2001 г. заместитель министра Булат Нигматулин заявил, что атомная энергетика в России отстаёт от уровня развитых стран на 20 лет, и подтвердил, что Минатом планирует построить 39 новых ядерных реакторов до 2020 г., чтобы предотвратить возможный "энергетический кризис". Планируется построить реакторы в самых различных регионах, от Архангельской области на севере до Северного Кавказа (неподалёку от Чечни) на юге и от Тихого океана на востоке до европейских границ России на западе. У Минатома есть возможность продвигать этот план, поскольку бюджет этого министерства огромен по российским стандартам и весь сектор полностью российский, без необходимости тратить валюту на импорт. Замена Адамова Румянцевым вряд ли существенно повлияет на эти планы или на образ мышления, преобладающий в Минатоме. Румянцев - приверженец реакторов-размножителей, ввоза зарубежного отработанного топлива за доллары и проектов типа плавучих АЭС.

Если эти планы будут претворены в жизнь, новые реакторы, отходы от них и другие ядерные объекты поглотят огромное количество территории и нанесут значительный экологический ущерб. До сих пор наблюдается готовность игнорировать риски и размещать радиоактивные отходы по всей стране, которая привела к наихудшему экологическому ущербу в Челябинске, Красноярске и на Новой Земле. В Кыштыме, 20000 квадратных километров были загрязнены; всем местным жителям пришлось покинуть свои дома. Испарения радиоактивных отходов из озера Карачай были распространены ветром на 50 милей, и пришлось эвакуировать 41000 человек. В окрестностях ядерных полигонов уровень смертности от лейкемии, рака лёгких и рака щитовидной железы в семь раз выше, чем в других местах. Насколько распространено перемещение радионуклидов во флоре и фауне - неизвестно из-за невозможности анализа засекреченных данных.

Существуют некоторые механизмы по обеспечению безопасности. В России, как и в других странах, чиновники признали необходимость разделения деятельности по развитию сектора от функций регулирования и надзора для обеспечения экологической безопасности. Но Минатом смог ослабить влияние органов надзора. Ядерные специалисты, которые работали в Государственном комитете по охране окружающей среды, потеряли работу, когда Путин закрыл его в 2000 г. Госатомнадзор, сформированный лишь в 1994 г., уже потерял значительную часть своих первоначальных полномочий. Теперь Минатом пытается вообще отнять у Госатомнадзора право лицензировать и инспектировать гражданские ядерные объекты.

В 1981 г. Николай Доллежал, один из первопроходцев советской атомной энергетики, критиковал размещение АЭС вблизи городов (для минимизации затрат на передачу электроэнергии). Он считал опасной перевозку ядерного топлива и отходов через густонаселённые регионы и предлагал строить самодостаточные ядерные комплексы с огромными заводами по хранению и переработке топлива и атомными электростанциями - с множеством мощных реакторов по 1000 мегаватт каждый - где-нибудь к востоку от Урала. Эта схема обезопасила бы жителей Европейской части страны.

Теперешние планы Минатома оставляют меньший запас прочности, потому что они сосредоточены на Европейской части России и предполагают перевозку огромных объёмов топлива, отработанного топлива и отходов в три центра по переработке ядерных материалов, которые уже и так перегружены отходами советских времён. Минатом улучшил требования безопасности на многих объектах, но многое ещё предстоит сделать.

Необходимо решить проблемы безопасности до того, как Минатом развернёт крупномасштабную программу расширения ядерного сектора. Но Минатом ещё не готов к этому. Его образ мышления и технологии - это наследие ушедшей эры.

Перевод: The International Center, Юлий Елисеев




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»