10.11.2002

Nuclear Watch, International C

Майкл Макфол, старший эксперт Фонда Карнеги, комментирует развитие американо-российских отношений в долгосрочной перспективе

Выступление в Фонде Карнеги, Вашингтон

Перевод: The International Center (Владислав Сошников)

Майкл Макфол: Хотелось бы поговорить о сегодняшних российско-американских отношениях, особенно о тех важных вещах, которые я недооценил 6 месяцев назад, а также о главной опасности - инерции, или "дрейфе", как сказала Роуз [Готтемюллер]. Я думаю, что события 11 сентября помогли прояснить и кристаллизовать тот долговременный процесс, который, по-моему, начался несколько десятилетий назад, по крайней мере, за несколько лет до 11 сентября 2001 года. Я и Джим только что закончили книгу об этом периоде. В заключительной главе мы отмечаем, что 11 сентября дало нам общего врага, и в результате Буш отказался от конфронтационного подхода в отношении России, и стало ясно, что есть цели в области стратегической безопасности, ради которых надо работать вместе с русскими. Буш отбросил свою риторику времён предвыборной кампании и в основном продолжил политику Администрации Клинтона.

Однако, по-моему, главной причиной этого движения являются не быстрые решения Буша или Путина в ответ на события 11 сентября, а внутренние изменения в России. Это было медленное движение России ("дрейф") в сторону Запада. Конечно, хотя Россия продвигалась по демократическому, капиталистическому и про-западному пути, были и проблемы: Косово, Олимпиада в Солт-Лейк Сити, а в будущем проблемой может быть и вторжение в Ирак. Но сегодня Путин возглавляет прагматиков в России, и они правильно рассчитывают, также как и их предшественники, начиная с Горбачёва, что лучше продолжать это движение и работать вместе с Западом и США, чем быть вне интеграции. Это движение продолжалось в течение последних 15 лет и то сближение, которое мы сейчас наблюдаем - это не прорыв, а последствие.

Для продолжения этого движения нужно делать совсем небольшие вещи, которые перечислены в нашем "Новом плане обновления". В недавней статье Билла Келлера в "Нью-Йорк Таймс" снова повторяются эти вещи, определённые командой Карнеги, и говорится о поправке Джексона-Вэника и визовом режиме, но публично не упоминается об иракском долге. Надо забыть о 40 миллиардах долларов по будущим контрактам, а говорить надо о 7 или 8 миллиардах долларов иракского долга, который Россия унаследовала от Советского Союза. США настаивали на принятии Россией этого долга, и президент Буш-старший особенно добивался согласия русских. Теперь же США более не занимаются этой проблемой, но Россия продолжает свою игру вокруг иракского долга. Очевидно, Россия руководствуется своими расчётами о национальных интересах, а не поведением США. Так же Россия заинтересована в интеграции с США, несмотря на то, что мы получаем от этого больше выгод. В связи с этим, хотелось бы отметить четыре главных опасности.

Первая опасность - простое невнимание США к России и недостаток сотрудничества. В российских газетах пишут о том, что Администрация Буша не думает о России. На самом деле в Администрации Буша, конечно, думают о России, как и многие люди здесь в Вашингтоне. Вторая опасность - растущее разделение между Востоком и Западом. Происходит расширение ВТО, Европейского союза и НАТО. Однако расширение последних двух организаций в Европе может быть последним на долгое время. Большой проблемой может стать осознание Украиной и Россией того факта, что они остаются за пределами этих европейских структур. Пока ещё остаётся некоторая надежда, что они могут быть приняты. Но что будет с отношениями России с Западом, если через пять или десять лет эта надежда будет всё менее реальной.

Третья опасность. США присутствуют в обоих мирах - и в либеральной Европе, и в мире реализма на окраинах цивилизации. Мы представлены в обоих лагерях. В сегодняшнем анархическом мире мы должны использовать силу и одностороннее принуждение. Россия не присутствует в либеральном лагере, но начинает полагаться на силу в своих отношениях с окружающим миром. Это проявилось во время недавней напряженности в отношениях с Грузией. Такой расклад может привести к сближению российских и американских интересов, но к удалению от тех, кто живёт в либеральном мире Европы.

Четвёртая опасность - интеграция России может быть полной только при завершении внутренних изменений в самой России. Именно потому, что в России произошла смена политического режима - мы можем иметь с ней новые отношения. В этом главная разница между 1940-ми или 1970-ми годами и сегодняшним днём. И если ситуация внутри России ухудшится - это плохо отразится на отношениях России и США. По-моему, неверно полагать, что мы можем иметь прочные и глубокие союзнические отношения даже с диктатором. Это не в наших долгосрочных интересах собственной безопасности. Мне не хотелось бы заявлять о движении России к авторитаризму, но есть опасные признаки такого движения: отношение к прессе, война в Чечне, возвышение ФСБ, коррумпированные выборы в Ингушетии, Сочи и Курске. Вероятность такого исхода пока ещё менее 50 процентов, но, учитывая то, что является истинной причиной нынешнего сближения России и США (т.е. внутренние изменения в России), то можно утверждать, что именно диктаторство, а не закон Джексона-Вэника или визовый режим, помешает нашему сотрудничеству.

Джордж Перкович: Микрофон открыт для вопросов. Пожалуйста.

Вопрос: давайте поговорим о важности точки зрения российского народа и позиции России по отношению к нам. Насколько хорошо мы знаем, действительно ли население России поддерживает или одобряет действия российского руководства?

Майкл Макфол: Существуют достаточные доказательства того, что население Россия поддерживает западные ценности и движется в правильном направлении. Население России высказывает больше энтузиазма в отношении демократии, но критикует рынок. Россияне более не ассоциируют США с единственным представителем Запада, как это было ещё десять лет назад. Сегодня россияне с большим сомнением относятся к действиям США. Для всего мира хорошо, что Путин сегодня определяет отношение элиты к США. Путин не следует некоторым отрицательным настроениям в российской элите и, будем надеяться, что люди типа генерала Ивашова никогда не будут определять внешнюю политику России.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»