30.10.2002

Nuclear Watch, The Internation

Государственный департамент США комментирует драму с захватом заложников в московском театре

Отрывки из брифинга официального представителя Государственного департамента Ричарда Баучера

Перевод: The International Center.

"Мы с облегчением узнали о том, что драма с захватом заложников в московском театре закончилась", - заявил официальный представитель Государственного департамента Ричард Баучер, отвечая на вопросы журналистов на регулярном брифинге в Государственном департаменте 28 октября. "Разумеется, мы глубоко опечалены трагической гибелью невинных людей. Мы направляем наши соболезнования семьям заложников, которые погибли во время этой трагедии, и всему российскому народу. Мы надеемся на скорейшее выздоровление тех, кто пострадал во время этого кризиса, - сказал он. - Мы подчеркиваем, что эта трагедия была вызвана террористическим актом. США осуждают террористические атаки всюду, где они происходят, и никакие политические жалобы не могут служить оправданием захвату заложников и убийству невинных людей". "В результате этого жестокого террористического акта правительство России столкнулось с трудной дилеммой. Не было легкого выхода из этой ситуации, при которой вооруженные террористы угрожали жизням такого большого числа людей", - сказал Баучер. Журналисты буквально забросали Баучера вопросами, однако он отказался критиковать реакцию российских властей на захват заложников. "В данный момент мы признаем лишь то, насколько трудной была ситуация и насколько трудным было решение, которое им пришлось принять", - сказал он.

Ниже приводится выдержка из брифинга в Государственном департаменте 28 октября:

Вопрос: Всемирный чеченский конгресс, который сегодня открылся в Дании, вызвал самое глубокое обострение отношений между Россией и Данией со времен холодной войны. Теперь Президент Путин отказывается ехать в Данию в следующем месяце для встречи с лидерами Евросоюза, а Дания, в свою очередь, перенесла эту встречу в Брюссель. Какую позицию занимают США в отношении этого спора?

Баучер: Кажется, вы упомянули Данию, Россию и Брюссель, т. е. Бельгию. Нет, я не думаю, что США должны вмешиваться в это. Мы все время занимали четкую позицию по Чечне. И эта позиция остается неизменной.

Вопрос: Нельзя ли поговорить о том, что вызвало этот кризис? Что лично вы думаете о том, что произошло в Москве?

Баучер: Насколько мне известно, мы уже в общих чертах прокомментировали это, но я могу повторить это для вас: мы с облегчением узнали о том, что драма с захватом заложников в московском театре закончилась. Разумеется, мы глубоко опечалены трагической гибелью невинных людей. Мы направляем наши соболезнования семьям заложников, которые погибли во время этой трагедии, и всему российскому народу. Мы надеемся на скорейшее выздоровление тех, кто пострадал во время этого кризиса. Мы подчеркиваем, что эта трагедия была вызвана террористическим актом. США осуждают террористические атаки всюду, где они происходят, и никакие политические жалобы не могут служить оправданием захвату заложников и убийству невинных людей. В результате этого жестокого террористического акта правительство России столкнулось с трудной дилеммой. Не было легкого выхода из этой ситуации, при которой вооруженные террористы угрожали жизням такого большого числа людей. Что касается американцев, то нашему посольству в Москве пришлось обойти все больницы и другие места в городе для того, чтобы разыскать и навестить одного из американских граждан, который находился внутри. Этот американский гражданин находится в стабильном состоянии. Нам также удалось установить личность человека, имеющего вид на постоянное жительство в США, и он также оправляется от полученных травм. У нас имеются основания полагать, что нам удалось установить местонахождение тела еще одного американского гражданина. Однако мы ждем результатов окончательного опознания этого тела. Закон о неприкосновенности частной жизни не позволяет нам сообщить подробности об этих американских гражданах, поэтому никакой другой информации я вам предоставить не могу.

Вопрос: Задавали ли США русским вопрос о том, какой газ они применили?

Баучер: Мы задали им этот вопрос - мы и, насколько мне известно, другие члены международного сообщества. Сейчас мы ждем ответа.

Вопрос: Можете ли вы прокомментировать тот факт, что русские не сообщили о том, какой газ они применили, даже врачам, которые занимаются поступающими жертвами?

Баучер: В данный момент у меня нет комментариев по такого рода вопросам и по тому, как была проведена эта операция. Все мы знаем, что русские оказались в очень трудной ситуации. Из подобных ситуаций нет легких выходов. Я знаю, что имеется множество специфических обстоятельств, которые всем нам хотелось бы знать. Мы задали некоторые из этих вопросов русским. Но в данный момент мы пока не получили от них ответов.

Вопрос: Среди погибших от газа есть один американец. Вы можете подтвердить это?

Баучер: Я не могу подтвердить это в деталях, но я могу сказать, что, насколько мне известно, российские власти заявили о том, что все смертные случаи наступили в результате отравления газом.

Вопрос: Сообщалось о том, что русские обратились к США с просьбой проанализировать свои контакты и целесообразность присутствия на территории США чеченских представителей. Поднимался ли этот вопрос?

Баучер: Во время этой кризисной ситуации мы держали русских в курсе того, с кем мы поддерживали связь, кто нам звонил или с кем мы вступали в контакт. Насколько я понимаю, вы имеете в виде не эти наши контакты. Видимо, вы имеете в виду нашу политику в отношении того, с кем мы общаемся с чеченской стороны.

Вопрос: Да.

Баучер: Я должен уточнить это. Насколько мне известно, мы всегда придерживались той точки зрения, что этот кризис нуждается в политическом урегулировании, и обе стороны должны быть готовы обсуждать это и урегулировать это политическими средствами. Военного решения в Чечне нет ни для одной из сторон, как, разумеется, нет рецептов против терроризма и нет никакого оправдания подобному терроризму. Поэтому мы считаем, что чеченские лидеры должны раз и навсегда отказаться от террористических актов и согласиться на политическое урегулирование. Мы всегда придерживались такой политики. Мне не известно о том, просили ли русские нас проанализировать наши контакты или то, с кем мы поддерживаем контакты.

Вопрос: Знали ли вы заранее о том, что русские собираются применить этот газ? Проинформировали ли они вас о том, что они собираются предпринять?

Баучер: Разрабатывая и осуществляя план спасения заложников, русские действовали на свой страх и риск. Как я уже сказал, мы отдаем себе отчет в том, с какими трудностями им пришлось столкнуться. Но нам не было известно об этом заранее.

Вопрос: Возможно, вы сочтете мой вопрос нечестным, но намерены ли США критиковать русских за применение этого газа, от которого погибло так много людей; признание ими того, что подобную тактику или методы спасения заложников было бы уместно применять и в будущем? На мой взгляд, это вполне честный вопрос.

Баучер: Это честный вопрос, но в данный момент ответа на него нет. Мы ждем дополнительной информации. Мы должны знать, что это был за газ, как он применялся, другие подробности. В конечном счете, если у нас будет что сказать по этому поводу, мы сделаем это. В данный момент мы признаем лишь то, насколько трудной была ситуация и насколько трудным было решение, которое им пришлось принять. Но что касается разговоров о том, что мы думали, то нам нужна дополнительная информация, и мы, наряду с правительствами многих других стран, запросили у русских эту информацию.

Вопрос: Вас не тревожит тот факт, что в результате спасательной операции погибло так много из тех, кого она была призвана спасти?

Баучер: Разумеется, мы считаем ужасным, что все эти люди погибли. Но хотелось бы, однако, напомнить вам, что все произошло в результате террористического акта. И внезапно переключаться на русских, когда они... Кроме того, учитывая дилеммы, перед которыми они стояли в тот момент и трудный выбор, который им предстояло сделать, я не считаю возможным критиковать их, не имея дополнительной информации. Мы запросили дополнительную информацию. И как только у нас появится любая информация, которая позволит пролить свет на произошедшее, мы сообщим вам об этом.

Вопрос: Ричард, вы сказали, что конфликт в Чечне можно урегулировать лишь политическими средствами и путем диалога, и, тем не менее, складывается такое впечатление, что русские выступают против этого диалога, тогда как чеченцы последовательно выступают за диалог.

Баучер: В данный момент я ничего не могу сказать по этому поводу.

Вопрос: Лежит ли на русских часть ответственности, моральной ответственности за продолжение конфликта? Я имею в виду, не являются ли они здесь отчасти неправыми?

Баучер: Я не знаю, я не думаю, что могу дать вам подобную оценку в данный момент. Да, они являются одной из сторон конфликта, но, на мой взгляд, ни вы, ни я не хотим сказать, что русские каким-либо образом несут ответственность за эту акцию, за этот теракт в Москве. Поэтому я не считаю возможным отвечать на подобные вопросы сегодня.

Вопрос: Ричард, возвращаясь к вопросу о газе. Вы задали русским вопрос о том, какой газ они использовали. Предположительно для этого не потребуется создавать комиссию по выяснению фактов; это та информация, которой они должны были располагать в тот момент. Американцы вполне могли погибнуть от этого газа. Можете ли вы прокомментировать тот факт, что вы не получили ответа на ваш вопрос немедленно?

Баучер: Нет, не могу. Насколько мне известно, мы адресовали наши вопросы Министерству иностранных дел, которое не располагало этой информацией. Тогда мы обратились в Министерство внутренних дел. Мы пытаемся получить эту информацию. И, как кто-то справедливо заметил, эта информация также нужна врачам. Мы ждем ответа, но пока мы не получили ответа.

Распространено Офисом международных информационных программ Государственного департамента США. Веб-сайт: http://usinfo.state.gov/russki




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»