03.10.2002

Хилари Вейнрайт

Guardian

16 лет тюрьмы за то, чтобы Мир знал

Перевод Виктора Уськина, NuclearNo.ru

Шестнадцать лет назад в такой же понедельник агент МОССАД - израильской секретной полиции - с кличкой "Синди" пригласила двадцатитрехлетнего израильского техника-ядерщика провести с ней романтический уик-энд в Риме. Любовной приключение закончилось тем, что Мордехай, напичканный наркотиками, был похищен, связан и вывезен в трюме судна, идущего в Израиль, где он был тайно осужден по обвинению в шпионаже и предательстве и приговорен к тюремному заключению в восемнадцать лет.

В чем заключается его преступление? В 1986 году он рассказал о ядерном оружии Израиля.

Он находился в Лондоне и работал в Санди Таймс над своими откровениями когда налетела Синди. В отсутствие какой бы то ни было международной инспекции за ядерными мощностями Израиля Вануну является нашим неофициальным инспектором по вооружению DIY. В настоящее время, а через несколько месяцев ему исполнится сорок, он "живет" в тюрьме с самым строгим режимом безопасности. Большую часть из шестнадцати лет он провел в одиночном заключении. Ни ООН, ни один член Совета Безопасности по отдельности открыто не поднимал вопроса о нем или требовал международной инспекции ядерных мощностей Израиля.

Его история читается с высочайшим напряжением как трагический триллер. Но это реальная жизнь. Реальная как тюремный завтрак, от которого он отказывается во время, как тюремщики, с которыми он отказывается разговаривать в стремлении сохранить хоть кусочек жизни, свободной от израильского государства. Реально и то, что завод по производству ядерного оружия Димона, где Вануну работал в качестве механика, и заводы по производству биологического и химического оружия в Нес Сионе все еще закрыты для международных инспекторов. В 1994 году Разведывательное Ревю Джейнс - всемирно признанный авторитет по индустрии вооружений - подтвердило, что Израиль располагает 200 ядерными боеголовками, что выводит Израиль на шестое место среди ядерных держав. Реальность - это политики, угрожающие военным вторжением в случае, если Ирак не допустит инспекции иракских ядерных мощностей, которых они так боятся, и не потребовавших инспекции того, что известно как израильские ядерные производства.

С двойными стандартами, бросающимися в глаза каждый раз, когда сталкиваешься со словами "оружие массового поражения", невозможно примириться на том основании, что Израиль придерживается международных правил. Израиль отказывается подписывать любое соглашение, регулирующее использование ядерного оружия. Вся корреспонденция, касающаяся Соглашения о ядерном нераспространении, Договора о запрещении ядерных испытаний и всех иных долго обсуждавшихся соглашений по оружию массового поражения отправляются в мусорные корзины израильского правительства. Шарон заявляет, что пока на Ближнем Востоке не будет мира, Израиль будет делать то, что пожелает с оружием, производство которого он только что признал. Это - ядерная держава вне контроля. Более того, оно получает 3 миллиарда помощи от Соединенных Штатов, которые в 1950-х годах приняли законодательство Саймингтонское Соглашение, запрещающее правительствам США выделять помощь странам, разрабатывающим ядерное оружие вне рамок международного контроля и соглашений.

Члены правительства, защищающие тесные связи Тони Блэра с президентом Бушем, заявляют, что у него больше влияния "внутри, чем снаружи ". Многие из них соглашаются с теми, кто выступает против войны, что акции по Ираку должны быть скоординированы с акциями по нарушению Израилем резолюций ООН в отношении Палестины.

В этом месяце комитет Вануну в Израиле предоставил Тони Блэру скромный тест его трансатлантического влияния и практическое предложение каким образом связать проблему Саддама с проблемой Шарона. Они обратились к Кофи Аннану с предложением провести такую же инспекцию ООН по вооружению, на которой он настаивает по отношению к Ираку, в Израиле. Египет выдвигает такое требование уже в течение продолжительного времени. Это требование требует поддержки в Совете Безопасности. Использует ли наш премьер-министр свое влияние на президента чтобы поддержать эту разумнейшую просьбу? (Одновременно он мог бы поддержать просьбу об освобождении Вануну под честное слово). Боюсь, что нет. Будем надеяться, что я ошибаюсь.

Вануну написал стихи о том, как он осознал, что он должен выступить с откровениями, описывающем его превращение из техника, думающего только о выполнении следующего поручения, в гражданина, перед глазами которого предстала гораздо более широкая картина. И это обращение к нам.

Я клерк, техник, механик, шофер. Мне говорят, "Сделай это, сделай то, не смотри направо и налево, не читай текст. Не смотри на эту машину. Твоя ответственность - вот этот винт. Вот эта печать [...]

Я подписал этот бланк. Только сейчас я читаю что написано на нем. Этот винт - часть бомбы. Этот винт - это я.... Кто видел? Кто слышал? Король действительно голый. Я его вижу. Почему я? Это не для меня. Это слишком велико.

Поднимись и кричи. Поднимись и расскажи людям. Ты можешь. Я винт, техник, механик? Да, ты. Ты - секретный агент народа. Ты - глаза нации.

Ясно, что тысячи людей поднимают глаза от своей рутинной работы и видят мир шире. Они видят, что их правительство - винт, удерживающий международную систему двойных норм, заключающих нравственных героев, таких как Вануну, в тюрьму. На встречах и в разговорах по телефону через всю страну они начинают подниматься и кричать, их первое крещендо прозвучало на улицах Лондона. Если эти голоса разума не добьются изменений в политике правительства, мы должны предпринять свои ненасильственные действия - вырвать эти винты, на которых держится эта система.




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»