07.10.2002

Игорь Маскалевич

Зеркало Недели

Энергоатом-2004

Для нового руководства "Энергоатома" период раскачки завершился. Теперь оно начинает отчитываться, что именно сделано в компании

Первые сто дней руководству любой структуры дается на раскачку. Для нового руководства "Энергоатома" этот период завершился в середине сентября, так что теперь оно начинает отчитываться, что именно сделано в компании.

Откровенно говоря, рапортовать есть о чем. За три месяца была проведена глобальная операция по "зачистке" "Энергоатома". Чистили не скупясь, наотмашь. При этом в августе НАЭК и "Энергоатом" впервые за все время его существования снизили тариф. Точнее, атомщики со слезой на глазах расскажут, что им и раньше его снижали неоднократно, и ныне он составляет 1,21 цента вместо 2,7 цента (как это было в 1998 году). Но этим они обязаны, в основном, девальвации гривни, в копейках тариф, а с ним и рентабельность здорово подросли.

Теперь тариф снизили на 12,8% (до 6,5 коп.), плановую годовую рентабельность - с 60 до 33% и прочие радости. Так что министр топлива и энергетики Виталий Гайдук полностью выполнил свое обещание.

Конечно, тут атомщики сами виноваты - защищались они из рук вон плохо. На последнем заседании Национальной комиссии по регулированию энергетики (НКРЭ) по тарифам выступление представителей НАЭК до боли напоминало жалобное мычание. Создавалось ощущение, что сказать им просто нечего. Вообще-то итоговое заседание НКРЭ - всегда немного шоу. Основные согласования ведутся до того, а это уже заключительный аккорд. И происходящее показало слабую подготовку НАЭК - у него не было серьезных аргументов.

Невнятные слова о социальной напряженности в коллективах АЭС (работникам которых за год зарплату повысили на 60%) всерьез не воспринимались. Да ее никто и не собирался снижать. Больше доводов не было - зато ляпов хватало. То сумму в 20 млн. грн. обзывали слишком мелкой, то не могли толком ответить на вопросы. В довершение всего письменные ответы на ранее заданные вопросы в НКРЭ предоставили: фактически после принятия решения. Вообще складывалось впечатление, что к заседанию готовились едва ли не за день.

Однако это не совсем так. В июле НАЭК серьезно готовился к защите и просчитал несколько вариантов тарифа. Впрочем, в Минтопэнерго были готовы к любому развитию событий. Тем более у них был железный аргумент - каким образом компания, получив за семь месяцев 75% "живых" денег, ухитрилась профинансировать работы по повышению безопасности на 8%. Или безопасность у них не относится к приоритетам?

Впрочем, вслух таких вопросов задавать не пришлось, "Энергоатом" поднял руки вверх и без этого. Кстати, расчетом атомного тарифа в Минтопэнерго занимался очень опытный атомщик Николай Штейнберг.

Хотя ступор, охвативший его представителей, объяснялся несколько иными причинами. В компании идет большой передел, последствия которого заметно превзойдут все ожидания.

Поначалу июньский приход Тулуба приняли не очень серьезно. Бурная и многотрудная история "Энергоатома" - за шесть лет Сергей Борисович уже шестой президент, располагала к таким выводам. Недашковского уволили с откровенным нарушением процедуры, да и Тулуб разбирается в атомной энергетике примерно так же, как его предшественник в особенностях марок угля. Особенно после того, как он опрометчиво пообещал за месяц подготовиться и сдать экзамен на допуск к исполнению обязанностей руководителя эксплуатирующей организации. Так как большинство оперативного персонала имеет высшее образование и представляет отличие сдачи экзаменов в шахте от ядерного реактора, то это заявление вызвало откровенную издевку. Реально для этого надо годика два-три. Так как это противоречило ядерной безопасности, многие уверовали, что Тулуб - фигура проходная.

Плюс предшественника сняли не за провал работы, а за "политику". На выборах атомщики "неправильно" проголосовали, отдав подозрительно много голосов блоку Юлии Тимошенко (при которой им стали регулярно платить зарплату). Так как "телега" об этом печальном факте отправилась именно из СНБО, то пришедшего на новое место выдвиженца этого славного ведомства приняли без теплоты. В пристанционных городах западных Ривненской и Хмельницкой АЭС даже прошли небольшие митинги. Однако скептики крупно ошиблись - Тулуб это всерьез и надолго. И дело не в том, дотянет ли он до следующих президентских выборов. Человек прислан с конкретной миссией, и он ее выполнит.

При новом назначении много говорилось, кто же его "пробил". Основная версия сводилась к тому, что это поощрительный приз донецким. Однако все далеко не так однозначно. Последние годы Сергей Борисович больше обитал не на Донбассе, а в Киеве. С родным краем его связывала разве что глубокая семейная симпатия к углетрейдеру "Европа".

В политике приходилось искать иные точки опоры. Своим назначением в СНБО он был обязан объединенным эсдекам, симпатии к которым не скрывал. Кстати говоря, в преддверии жесткой схватки между ними и донетчанами свежеиспеченный атомщик - не такая уж уступка Донбассу.

Разговоры о том, что назначение Тулуба - это большой успех Марчука, опирались на привычку Сергея Борисовича всегда и везде представляться в первую очередь заместителем секретаря СНБОУ, а уже потом президентом НАЭК. Однако в эту версию плохо укладывалось создание в компании (пусть и с подачи Кинаха) наблюдательной комиссии и назначение ее главой Андрея Деркача. Последнее время генерал армии и народный депутат в своих публичных оценках друг друга трогательно единодушны - "жулик и международный аферист".

Подобные взаимоотношения, несомненно, гарантируют четкую и слаженную работу между президентом компании и коллегией. Правда, при одном условии - их будет кто-то регулировать. Известно, и кто этим будет заниматься. Что-что, а как создавать системы сдержек и противовесов Президент Украины хорошо умеет. Собственно, именно ему и обязан своим назначением новый руководитель НАЭК. Именно перед ним и будет отчитываться о проделанной работе.

Главным же заданием ставилась задача полной оптимизации финансовых потоков компании, а точнее полная подконтрольность всех финансовых потоков НАЭК высшему руководству страны. Задача облегчалась тем, что львиная часть черновой работы была уже сделана тем же Недашковским. Все познается в сравнении. "Энергоатом", получивший в 1999 году от "Энергорынка" 7% "живых" денег, в первом полугодии этого уже имел 75%.

Это, конечно, не мешало атомщикам рвать на себе рубашку, горестно стеная о своей нелегкой судьбе. Но вопросы топлива, зарплаты решались уже не авралами в Кабмине, а стали внутренним делом компании. И заслуга команды Юрия Недашковского в обработке этой системы была приличной.

Лучшим комплиментом его работе стало отсутствие этим летом выбросов серьезного компромата в адрес НАЭК. И это при том, что такая задача новым руководством ставилась. Спешно запущенные публикации о поставках урана в Россию по цене ниже себестоимости продемонстрировали только незнание его составителей себестоимости добычи на Восточном ГОКе и условий его отправки в Россию. Ирония ситуации в том, что поставлять уран по 18 долл. за килограмм придется и самому г-ну Тулубу.

Недашковскому пришлось довольствоваться тем, что ему впервые удалось в судебном порядке доказать, что уволили его неправильно и что заседания Кабмина, якобы уволившего его, в природе не существовало. Но кроме разве что большого морального удовлетворения, это ничего не давало. Попытка вернуться на рабочее место (как и ожидалось) не удалась. Впрочем, никаких иллюзий по поводу ее успешности не было.

Зато возбужденное дело против ряда бывших руководителей НАЭК было сразу широко анонсировано. То, что фамилии Недашковского там нет, не беда - его никто ни в чем не обвинял. Просто было заявлено, что "бывшее руководство развалило компанию".

Надо думать, новое ее соберет - и это чистая правда. Только "сборка конструктора" будет происходить по иным правилам, политическим.

Согласно последним приказам, в компании вводится новая структура. Теперь президент не будет заниматься вопросами технологического управления. Эту функцию возложат на вице-президента, главного исполнительного директора - руководителя эксплуатирующей организации. Фактически он и будет реальным руководителем компании. Еще один вице-президент будет заниматься капстроительством. А вот финансовые потоки остались в руках президента. Ему напрямую подчинены и дирекция по экономике, и дирекция финансов.

Прелесть новой структуры в том, что теперь финансовый поток будет отделен от производства. Фактически теперь президент НАЭК будет выполнять функции ликвидированной должности вице-президента по экономике и финансам (заодно устраняется и человек из предыдущей команды Ольга Кравец). Но в отличие от нее он не будет подчиняться никому в компании. Т.е. им естественно будут руководить, но центр принятия ключевых решений будет максимально выведен за пределы компании. Президент в новой структуре - чисто политическая фигура. А это значит, что число претендентов на разруливание потоков в "Энергоатоме" резко возрастет. Порог профпригодности резко упадет. В идеале компания станет похожа на бритвенный прибор со сменяемым лезвием. В этом отношении она приблизится к "Нефтегазу Украины", которым мог с успехом руководить и бывший прапорщик Бакай, и налоговик Копылов. Желающих занять вакансию в компании с годовым оборотом более миллиарда долларов будет предостаточно.

Тулуб, кстати, далеко не худшая кандидатура. Он достаточно умен, и особых амбиций у него уже нет, нынешняя должность для него явно потолочная. Что касается нынешнего сидения на двух стульях - в СНБО и в НАЭК - то с этим товарищу, в конце концов, помогут определиться. Закон "О коррупции", прямо запрещающий такое совместительство, пока что не отменили. Просто не стоит обольщаться - это займет не один месяц.

Тем более, что в краткосрочной перспективе это будет достаточно безопасно - профессионалы внизу не дадут мудрым решением взорвать реактор. Если, конечно, их предварительно не "отпрессуют".

Пока что "загонка в стойло" идет полным ходом. Уже заменены директора двух "неблагонадежных" станций. Правда, если директора Хмельницкой резко понизили в должности, то легендарного директора Ривненской Владимира Коровкина формально даже повысили - до вице-президента по капстроительству. Тем не менее должность эта куда более контролируема.

Сейчас в компании вводится такая замечательная вещь, как конкурсный отбор должностей при перемещении. Возразить против этого абсолютно нечего, но пока это имеет все шансы превратиться в механизм "зачистки" неугодных. Людям стоит напомнить - это не макаронная фабрика и даже не шахта "Юбилейная". Станции должны безопасно работать даже тогда, когда ваши фамилии уже забудут. Пока что с методами не церемонятся - на войне как на войне.

И все-таки зачистки зачистками, а ближайшей задачей поставлена "зачистка" "Энергоатома" от всех фирм, политориентация которых считается неверной. В первую очередь речь идет о структурах Николая Мартыненко и Давида Жвания.

В конце августа Сергей Тулуб сообщил о расторжении его компанией договоров с фирмами-посредниками, которые занимались вывозом с атомных станций отработанного топлива. Мотивировка: компания имеет намерение отказаться от бартерных расчетов, в связи с чем услуги посредников сочли ненужными.

Заодно Сергей Борисович сообщил, что "среди компаний-посредников сплошь и рядом оффшорные компании. С ними еще будут разбираться". Учитывая, что в 1998-2000 гг. вывозом топлива занимался "Бринкфорд" и дружественный ему кипрский оффшор Darill Holding, это прямой намек. Правда, на вывозе "сидели" и григоришинское "Созидание", и запорожское ДДК, но этих теперь тоже можно бить. Что особенно приятно, по существу Тулуб абсолютно прав - времена посредников действительно прошли, при денежных расчетах они не нужны.

Другое дело, что этим занялся еще его предшественник Недашковский, который неплохо "выстроил" их. В отличие от Дудченко, Недашковского никто не обвинял в том, что он марионетка.

Пока же в "Энергоатоме" централизовали закупку запчастей и оборудования. Для этого создано специализированное предприятие "Атомкомплект". Кроме того, НАЭК собирается сократить излишки запасов на складах, их там на 2 млрд. грн. Против этого трудно возразить. Правда, имеется забавный слух, согласно которому на "Атомкомплект" сбросят все долги, расчистив баланс "Энергоатома". Но пока что говорить по этому поводу что-то определенное рановато.

Впрочем, реорганизация реорганизацией, а дело делом. В августе Недашковского, Нигматулина и Дудченко срочно вывели из состава правления НАЭК "Энергоатом". При этом в прессу была тут же "слита" информация, что у "Энергоатома" сейчас имеется 165 судебных решений о погашении долгов перед фирмами-посредниками, с которыми расторгли договоры. И что Сергей Борисович по этому поводу испытывает "огромное психологическое давление". Кстати говоря, из опубликованной суммы очевидно, что за два года она не сократилась, т. е. как "висела" в 1999, так и "висит".

Вообще, по мнению наблюдателей, суть перемен в НАЭК по существу сводится к следующему. Не так давно Президента Украины убедили в очень простой и совершенно неопровергаемой мысли. По большому счету неважно, финансировали ли "атомные" деньги кого-то из его оппонентов. Вполне достаточно того, что такая возможность была не исключена теоретически.

Не говоря уже о том, что НАЭК и сам по себе очень "вкусный" объект - производит около 3% от ВВП. Одна инвестиционная составляющая тарифа - более 1,5 млрд. грн. (280 млн. долл.) в год. И если даже заложить скромную 10% рентабельность строительных и ремонтных организаций, то прибыль будет вполне достаточной.

Сейчас НАЭК декларирует конкурсный принцип отбора поставщиков. Но как известно, условия конкурсов пишут люди, и может сложиться так, что некоторым фирмам просто отчаянно не повезет. Ну карма у них теперь такая.

Попытки избежать подобного сценария будут неизбежно наталкиваться на традиционную закрытость информации. Поэтому для начала придется бороться не столько против Тулуба или за Недашковского, сколько за прозрачность принимаемых решений. Ведь когда говорят о том, что анализ технического состояния АЭС показал, что тепломеханическое оборудование атомных станций изношено на 56%, а электроборудование и аппаратура технического контроля - на 60%, то это чистая правда и на это действительно нужны деньги.

Что касается политики, то "атомные" деньги уже участвовали в выборах 1999 года. Участвовали политически правильно, но после этого "Энергоатом" выкарабкивался до лета 2000 г. (не было денег на загрузку блока Южно-Украинской АЭС). И сейчас задача-минимум: он не должен стать партийной кассой (неважно, чьей) для 2004 года. У "Энергоатома" вполне хватает своих проблем.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»