02.10.2002

Николай Поросков

Время Новостей

Двойная ядерная бухгалтерия

Договор о СНП корявый, но жизненно важный

Вчера в Госдуме, в помещении №830, тщательно "зачищенном" от возможных "жучков", прошли закрытые слушания по договору между Россией и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов (СНП). Состав участников более чем солиден. К хозяевам здания в Охотном ряду -- представителям комитетов по обороне, экологии, безопасности, промышленности, транспорту -- пришли посланцы Минобороны, МИДа, Минатома, спецслужб. Разведчики посвятили депутатов (все народные избранники допущены к сведениям под грифом "Секретно" и "Совершенно секретно") в планы американской стороны.

Подписанный Владимиром Путиным и Джорджем Бушем 24 мая этого года в Москве договор об СНП вызвал горячие дискуссии. И противники, и сторонники договора признают его непродуманным, поверхностным и даже корявым, но... жизненно важным. Противоречия разрешаются просто. После того как в мае 2000 года Россия ратифицировала подписанный еще в 1993 году договор СНВ-2, а США этого не сделали (и не собирались), в системе соглашений в области ядерного разоружения образовался тревожный разрыв. Он расширился после выхода США из Договора по ПРО. Чтобы не прервался диалог в сфере глобальной безопасности, президент, военные, дипломаты и пошли на инициирование и подписание договора о СНП.

У нового договора действительно много недоработок. В нем нет механизма контроля за сокращением ядерных зарядов до оговоренного уровня 1,7--2,2 тыс. штук. Представитель российского МИДа пояснил обозревателю газеты "Время новостей": поскольку договор СНВ-1 остается в силе, остается и прописанный в нем механизм контроля за ядерными разоружениями. Однако это далеко не одно и то же. У американцев же остается действенный механизм контроля -- инспекции по программе Нанна--Лугара "Совместное уменьшение угрозы".

Договор о СНП не влечет за собой ликвидации ядерного оружия, поскольку его можно будет бесконтрольно складировать, модернизировать, использовать на новых носителях. Своего рода двойная бухгалтерия. Документ не предусматривает присоединения к нему других государств, не затрагивает проблемы тактического ядерного оружия. Последнее, по мнению специалистов РВСН, имеет статус тактического лишь условно, поскольку предназначено для достижения стратегического результата.

По сути, речь в документе идет не о реальном сокращении боезарядов, а о снижении боеготовности, поскольку предметом сокращения американцы считают "оперативно развернутые стратегические ядерные боезаряды". И хотя этого словосочетания в договоре о СНП нет, оно есть в послании президента Буша сенату США. То есть "лишние" боеголовки американцы просто складируют, чтобы вновь "навинтить" их на носители, если в той же России поменяется режим. И здесь просматриваются элементы двойной бухгалтерии.

В предыдущих договоренностях такого рода употреблялся термин "стратегический боезаряд", в свежеиспеченном документе добавлено слово "ядерный". Опытные ракетчики считают, что это означает следующее: Россия смирилась с возможным размещением на МБР США неядерных зарядов. Например, высокоточного оружия, которое не учитывается в общих уровнях.

Как будут учитываться ядерные заряды на АПЛ и стратегических бомбардировщиках? Будут ли вместе с сокращаемыми боезарядами уничтожаться и их носители -- ракеты, как того требует СНВ-1? Много подобных вопросов остается без ответа. Удастся ли их решить двусторонней комиссии, созданной в рамках этого договора, специалисты не берутся ответить.

Председатель комитета ГД по обороне Андрей Николаев высказал обозревателю газеты "Время новостей" предположение: договор еще до конца года будет внесен в Госдуму. 14 июня нижняя палата приняла заявление, в котором говорится о недостатках договора о СНП. Несмотря на это, уверен г-н Николаев, большинство депутатов проголосуют за его ратификацию. Вчерашние слушания и ставили своей главной целью убедить народных избранников в жизненной необходимости для страны этого документа.




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»