31.08.2001

Юджин Рюмер

Washington Post, США

Поймем ли мы когда-нибудь Россию?

Партнерство с Россией должно базироваться на совместных ценностях, которые невозможно подменить никакой дружбой президентов

Юджин Рюмер является старшим научным сотрудником Института стратегических исследований при Университете национальной обороны США.

31 августа 2001 года. Администрация Буша-младшего (George W. Bush) после прихода к власти обещала восстановить нормальные отношения с Россией. Это означало достижение прогресса в решении вопросов, которые остались в наследство от предыдущей администрации: стратегические вооружения и противоракетная оборона, поддержка российских реформ вместо того, чтобы нянчиться с г-ном Ельциным и его олигархами и беспощадное разоблачение российских зверств в Чечне и покушений на свободу прессы в России. Однако в действительности политика администрации Буша, кажется, скатилась к предсказуемому стилю отношений, который был выработан бывшими президентами Джорджем Бушем-старшим (George H. W. Bush) и Биллом Клинтоном (Bill Clinton): тесные личные связи с российским лидером, пустые разговоры о российских реформах и максимальное давление на Россию с целью принуждения к принятию условий США по горячей проблеме дня без учета долговременных последствий такого подхода.

Россия - не друг, но и не враг. Она так велика и имеет столько ядерного оружия, что игнорировать ее невозможно, однако она настолько ослаблена, что не способна противостоять Соединенным Штатам иначе, как угрожая своими ядерными ракетами. Она привела в замешательство трех американских президентов - Клинтона и обоих Бушей - необходимостью сделать выбор между тем, что они считали правильным, и поддержкой неправильно действующего российского лидера. Их выбор - всегда в пользу поддержки человека вместо поддержки дела - заставил все большее число россиян и американцев испытывать подозрительность в отношении друг друга и чувствовать, что их взаимоотношениям угрожает непоправимый крах.

Действия Владимира Путина дома и за рубежом можно оценить в лучшем случае как неоднозначные. Своему народу он дал стабильность, но заставил заплатить определенную цену. Новый режим быстро привел к повиновению все потенциальные источники оппозиции. Он развязал безжалостную кампанию в Чечне, не принимая во внимание жертвы среди гражданского населения. За рубежом г-н Путин сделал своей специальностью заискивание перед изгоями и диктаторами - Саддамом (Saddam), Милошевичем (Milosevic), Кастро (Castro).

Реакция Белого дома была любопытной. Он отмахнулся от таких вопросов, как свобода прессы и война в Чечне, и предпочел заискивать перед г-ном Путиным. Разумеется, возможности США влиять на поведение России ограничены, но неутешительно наблюдать за тем, как вопрос противоракетной обороны вытесняет все другие вопросы из повестки американо-российских переговоров. Это нам о чем-то напоминает. В период своего президентства г-н Буш-старший всецело поддерживал г-на Горбачева и игнорировал демократических руководителей. К Борису Ельцину - в то время лидеру демократического движения России - команда Буша-старшего относилась как к помехе. Его популярность в своей стране подрывала позиции фаворита Белого дома, г-на Горбачева.

Из того романтического периода нам запомнились такие характерные признаки политики США, как решительная поддержка объединения Германии и "бархатных революций" в странах Восточной Европы, а также демократических, осуществляемых мирными средствами перемен. Но в этой саге были и другие главы, например, администрация Буша-старшего продолжала поддерживать г-на Горбачева даже несмотря на то, что тот объединился с реакционерами в безнадежном стремлении сохранить целостность Советского Союза. Самой низкой точкой падения стал день, когда президент Буш-старший, находясь с визитом в Киеве, читал настроенной на независимость Украине мораль об опасностях национализма.

Несомненно, удержание от распада возглавлявшегося г-ном Горбачевым Советского Союза имело смысл в 1991 году. Г-н Горбачев оправдывал многие надежды - в вопросе контроля над вооружениями, в выводе своих войск из Европы, в вопросе ближневосточного конфликта. Американским руководителям было просто игнорировать его недостатки: что он стал президентом благодаря хитрым махинациям своих коллег по Политбюро ЦК КПСС, а не в результате бесспорной победы на выборах; что его внутренние реформы ни к чему не привели; что его страна стоит на пороге голодания. Но, сфокусировавшись на г-не Горбачеве, администрация США проглядела тот факт, что народы России, Украины и Латвии устали иметь своим президентом г-на Горбачева а своей страной - Советский Союз. Они были готовы двигаться дальше, тогда как администрация США не была к этому готова.

Отношения г-на Клинтона с Россией и с г-ном Ельциным развивались по тому же сценарию. После первой американо-российской встречи на высшем уровне в Ванкувере в марте 1993 года американская поддержка российских реформ вылилась в поддержку Биллом Клинтоном личности Бориса Ельцина. И г-н Ельцин оправдывал надежды: вывод дополнительных войск из Европы, демонтаж ракет и ядерных головных частей, расширение НАТО и Косово. Опять-таки администрации Клинтона было просто закрывать глаза на капитализм близких дружков (лидера страны - прим. пер.) в России, сравнивать войну в Чечне с гражданской войной в Соединенных Штатах и поддерживать закачивание миллиардов американских долларов в российскую экономику, которая летом 1998 года стремительно вышла из-под контроля.

Тот же самый подход в дипломатии (под лозунгом "быстрого обогащения") повинен в том, что администрация Клинтона поддерживала г-на Путина. Чем еще можно объяснить, что тогдашний государственный секретарь США Мадлен Олбрайт (Madeleine Albright), оценивая г-на Путина в январе 2000 года, подняла вверх большой палец - в то время как русские пушки несли смерть жителям Грозного?

И вот теперь новая администрация Буша хочет в третий раз за 10 лет "положить конец холодной войне". Вполне возможно, что администрации удастся достичь договоренности по вопросу национальной системы противоракетной обороны (НПРО) США и отказа от Договора об ограничении систем противоракетной обороны (Договор по ПРО) от 1972 года, когда г-н Путин встретится с г-ном Бушем-младшим в Крауфорде, штат Техас, в ноябре. Но партнерство такого рода, которого, как утверждает администрация, она хочет с Россией, не может базироваться исключительно на соглашениях по вопросу противоракетной обороны. Оно должно базироваться на совместных ценностях, которые невозможно подменить никакой дружбой президентов.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»