01.10.2002

Татьяна Спожакина

Комок, Красноярск

Конституция не про нас. Cупротив Минатома народу не выстоять

Госдумцы вновь поупражнялись в законотворчестве: внесли поправку в Закон о референдуме. Отныне мораторий на референдум не позволяет гражданам России заниматься волеизъявлением за год до выборов президента или Госдумы. Но не бойтесь моратория. И без него референдум в России - фикция.

Красноярцы уже не единожды пытались посредством референдума отбиться от планов Минатома. В декабре 1996 года избирком зарегистрировал инициативную группу, которой было разрешено вести сбор подписей в поддержку референдума "о запрете строительства (продолжении строительства) на территории Красноярского края объектов по переработке отработавшего ядерного топлива, в т.ч. завода РТ-2".

Инициативная группа (ее возглавлял депутат Госдумы В. Тетельмин) активно взялась за дело, подписи были собраны. Но уже в мае 1997 года прошла судебная коллегия по гражданским делам краевого суда под председательством судьи С. Полынцева. Коллегия одобрила Постановление Законодательного собрания края, отклонившего инициативу зеленых по проведению референдума. У местных законодателей в руках оказался "солидный" довод -- оказывается, "предложенный в качестве законопроекта вопрос не может быть вынесен на краевой референдум, так как его решение не относится к ведению Красноярского края как субъекта Российской Федерации". Если перевести на обыкновенный русский язык, то означает сие следующее: красноярцы не должны выступать против Москвы и Минатома. Только те вправе решать, где и сколько радиоактивных свалок плодить. И все высокие слова из Российской Конституции: "Референдум является высшим непосредственным выражением воли народа, и каждый имеет право на благоприятную окружающую среду" -- не про нас.

То, что Конституция действительно "не про нас", подтвердилось и нынче, когда зеленые вновь начали сбор подписей для проведения краевого референдума. В конце ноября 2001 года избирком края дал добро и зарегистрировал инициативную группу. Людям задается вопрос: "Считаете ли вы необходимым запретить размещение на территории Красноярского края новых объектов хранения, переработки и захоронения отработавшего ядерного топлива?" И всего лишь через два с лишним месяца все тот же избирком под председательством Георгия Кострыкина отказал инициативной группе, представившей более сорока тысяч подписей, в возможности такой референдум провести.

Прогнозы септиков, утверждавших, что чиновники супротив Минатома народу высказаться не дадут, оказались провидческими. Штабисты несостоявшегося антиядерного референдума к такому повороту событий тоже были готовы и пошли судиться с господином Кострыкиным в наш родной краевой суд.

На судебном заседании в июле 2002 года все придирки избиркома были отметены подчистую. Краевой суд посчитал несостоятельным заключение избирательной комиссии о признании недостоверными тридцати одной тысячи подписей. "Забрил" краевой суд и другой аргумент избиркома -- о несвоевременном открытии зелеными специального счета для финансирования сбора подписей. Как выяснил суд, спецсчет был открыт с опозданием по вине: избиркома, который почти два месяца согласовывал в различных инстанциях свою инструкцию "О порядке открытия и ведения счетов референдума".

Не подтвердилось и последнее утверждение крайизбиркома о том, что инициативная группа вела незаконную агитацию во время сбора подписей. Казалось, справедливость судом была восстановлена: абсолютно все претензии крайизбиркома были признаны несостоятельными. И вполне логично предположить, что активисты антиядерного движения должны были бы праздновать заслуженную победу, но... Председательствующий на этом заседании судья, господин С. Полынцев, проделал весьма оригинальный юридический кульбит (статья 195 ГПК позволяет судьям в ИСКЛЮЧИТЕЛЬНЫХ случаях проявлять инициативу), благодаря которому проведение референдума все же было запрещено. Довод все тот же: "Красноярский край как субъект федерации не вправе:"

Но члены инициативной группы отступать не собирались и подали апелляцию в Верховный суд. Увы... Можно теперь ни грамма не сомневаться, что мощное лобби Минатома сыграло здесь не последнюю роль, поскольку решение Красноярского краевого суда Верховный суд оставил в силе.

Теперь у поборников референдума остался один шанс искать защиту в Международном суде в Страсбурге. Может, там права человека не пустой звук?

А мне не понять наших думцев, чего они с мораторием на референдум так суетились? У нас и без моратория его нипочем не провести.




Страница:


  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»