26.09.2002

Юрий Скалон

Мировая энергетическая политик

Атомная проблема Индии

АЭС могут не только обеспечить основные потребности страны, но и открыть новые технологические горизонты

Cначала немного цифр. Население Индии, как считается официально, - миллиард человек (данные на осень 2000 г.), но в действительности, вероятно, гораздо больше. Среднегодовой прирост населения, опять же официально, - около 20 млн человек. Так что абсолютно не исключено, что есть и полтора миллиарда. При таком количестве населения в стране производится по мощностям всего около 100 тыс. МВт. Для сравнения: в России, при населении в 10 раз меньше, имеется примерно в 5 раз больше мощностей.

В Индии при оплате коммунальных услуг цена 1 кВт-ч - примерно 10 центов. Это рекордная цифра, поскольку международный стандарт - 3 цента.

Стране известна проблема неуплаты индийских штатов за электроэнергию центральному правительству в лице министерства энергетики. Центральные власти время от времени грозят отключить тот или иной штат от центральной энергосистемы.

Но и без отключений в стране постоянны перебои с энергией. В каждом доме, в каждом учреждении есть генератор. 300-500 млн относительно процветающих индийцев находятся на автономном снабжении. Иначе энергию каждый час отключали бы. При этом считается, что половина страны еще не электрифицирована. В принципе Индия - очень энергоемкая страна не только в силу того обстоятельства, что являет собою одну из наиболее динамично развивающихся экономик, но и в силу климатических условий, так как борьба с жарой требует тех же затрат энергии, что и борьба с холодом. Каждое жаркое лето уносит тысячи жизней, как и российская зима. Кондиционирование, особенно промышленное, столь же энергоемко, как и отопление, а стоимость этих двух процедур аналогична.

Собственных энергоносителей у Индии мало, если не считать углей - некачественных, загрязняющих воздух, с низкой теплоотдачей. Сеть рек ограничена, но они нестабильны и сезонны - то мелеют, то разливаются. Нефти и газа пока что обнаружено немного. Зависимость от импорта проявляется, скажем, в том, что с июня цена одного литра 93-го бензина - примерно 33 рупии, то есть около 70 центов.

Если не считать постоянного поиска неких принципиально новых источников энергии, то атомная энергетика в среднесрочной перспективе выглядит как наиболее многообещающая.

Игроки индийского рынка

Главная проблема современной атомной энергетики - это проблема сложившихся по интересам групп поставщиков этого рынка. Если говорить о качестве и безопасности станций, то на вершине холма - немцы, русские и японцы. Ниже идут французы и совсем в конце значатся американцы и, возможно, китайцы. Есть, впрочем, и другие методики оценок того, кто есть кто. Объемы бизнеса таковы: независимо от типа электростанции (модели реактора), стандартная цена за 1 Вт - $1-1,5. То есть российский ВВЭР в 1000 МВт - это $1-1,5 млрд. Обычно атомная станция включает в себя несколько таких блоков и еще вдобавок иные структуры. Когда оперируют такими суммами, то это уже не бизнес, а политика.

Кому нужен индийский рынок, кроме России? Посмотрим, в чем состоит интерес, скажем, французов. До 70% энергопроизводства Франции уже базируется на атомной энергетике. То есть свои станции французам ставить уже незачем. Но атомное машиностроение им надо поддерживать в рабочем режиме, поскольку на всех станциях время от времени надо что-то менять. Завод поэтому должен постоянно выполнять зарубежные заказы. Больших же рынков в мире осталось два - Китай и Индия. Не совсем похожа ситуация у немцев, однако, по имеющейся информации, у экспертов отрасли назревают мысли, что пора восстанавливать "Симменс", это атомное производство высочайшего класса. Россия пока что лидирует на индийском атомном рынке - впрочем, не только индийском. Всего за рубежом Россия сооружает 5 блоков на трех объектах: Бушер (Иран), Тяньвань - новое название Ляньюнган (Китай) - и Куданкулам. Ни у какой иной страны или фирмы мира нет такого объема портфеля заказов.

Стоимость проекта 2 блоков Куданкулама - чуть менее $3 млрд, поделенных пополам между русскими и индийцами. Что касается доходов, то, например, стоимость 1 кВт-ч на старой Тарапурской АЭС составляет половину рупии, то есть менее 2 центов (сравните с указанной выше стоимостью кВт-ч при оплате счетов). Так что Тарапурская АЭС, окупив за тридцать с лишним лет первоначальные расходы, сейчас просто печатает деньги. От этого проекта для России есть также и косвенная выгода: он обеспечивает заказами уникальные производства отечественного атомного машиностроения, способные выпускать не просто конкурентоспособную, но лучшую (без ложной скромности) в мире продукцию. Достаточно упомянуть Атоммаш в Волгодонске: это предприятие может производить 5 полностью оборудованных цехов с реакторами ВВЭР-1000 в год. Никто в мире больше не способен на такие масштабы производства, но его надо поддерживать в рабочем состоянии, так же как это нужно французам в отношении собственных предприятий.

Обычная, без учета военных поставок, торговля России и Индии составляет всего $1,5-1,7 млрд. То есть весь товарооборот сравним с одним лишь Куданкуламским контрактом.

К 2020 г. Индия намерена удвоить производство энергии. И если сейчас атом дает 3% всего ее объема, то к указанной дате можно ожидать, что этот показатель будет ближе к 10%. Следует ожидать, что за счет легководных импортных технологий к мощностям страны будет добавлено от 8 до 10 ГВт. Таким образом, объем рынка - примерно 8 блоков по $1,5 млрд за блок.

Исходя из сказанного, нетрудно представить себе, какие страны - а речь, бесспорно, о США - проявляют наибольшую агрессивность на рынке индийской атомной энергетики, используя самые разнообразные методы "убеждения".

Международная конкуренция и ядерный режим

Собственная индийская атомная энергетика начиналась еще в 50-х гг., поскольку в стране были отличные физики. Хотя - мало урана. Сегодня в рамках собственно индийской ядерной программы действуют 14 своих коммерческих реакторов. Это надежные машины, по характеристикам проект близок к канадскому реактору-тяжеловоднику "Канду". Впрочем, эти реакторы сегодня называются уже "Инду", благодаря оговорке, прозвучавшей на одной из конференций.

Программа продолжает совершенствоваться. Что заметно по работе с двумя блоками Куданкулама, которые делаются вместе российскими и индийскими участниками. Некоторые индийские технологии поражают российских специалистов, в том числе и не очень высокие технологии, скажем, ручная работа по перетерке бетона: его можно гнать через насос. Это уникально.

С 60-х гг. атомные станции в Индии начали строить американцы, именно они сделали Тарапурскую АЭС. Затем ими были совершены ошибки политического характера, которые не дают теперь США взять под контроль всю ядерную программу Индии. Они для этого, в отличие от России, используют слишком явные силовые подходы. Это делается так и сегодня. Вспомните недавнюю афганскую ситуацию - разговоры о террористах с ядерной бомбой, хотя постепенно стало ясно, что речь идет о радиологическом оружии, которое не очень похоже на атомное. В итоге сложно понять, как американцы далее будут вести свою игру в Индии.

Ключевой проблемой стали поставки топлива для Тарапура. Изначально его поставляли американцы; после 1974 г., когда прозвучали первые индийские ядерные взрывы, топливо начали поставлять французы, потом китайцы, последнюю же поставку взяли на себя русские, обеспечив на 5 лет потребности станции. Это произошло в очень острый для Индии момент.

Развивая ядерную программу, Индия не присоединилась к Договору о нераспространении ядерного оружия, считая его дискриминационным. Почему, действительно, пятерка стран решила, что ядерных держав больше не будет, и почему дает всем мирный атом лишь взамен отказа от военных программ? Индийцы пошли на выполнение своей ядерной программы, с 11 мая 1998 г. в открытую, в отличие от некоторых других стран, объявив себя ядерной державой. В связи с этим Индия отказывается и от "принципа полноохватных гарантий" - одного из основных условий ядерного экспорта группой ядерных поставщиков (ГЯП).

Позиция Индии состоит в том, что любой проект с международным участием должен находиться под гарантиями МАГАТЭ, а не под принципами гарантий ГЯП - неформальной по сути организации. В Дели обращают внимание на то, как китайцы поставили свои реакторы Пакистану: они сделали это совершенно свободно, потому что не входят в ГЯП, а являются лишь членами комитета Цангера. А режим этого комитета позволяет им поставлять Пакистану реакторы и вдобавок работать с этими реакторами самим.

Принципы ГЯП означают, по сути, запрет на поставку ядерных материалов в Индию. Однако заметим, что Россия сумела воспользоваться юридической лазейкой, а именно тем, что "принцип полноохватных гарантий" был введен в начале 1992 г. и не имеет обратной силы. Соглашение Москвы и Дели о сотрудничестве в ядерной энергетике было заключено в 1988 г. В итоге как раз накануне 1998 г. был заключен контракт о небольшой поставке российским Минатомом топлива для Тарапура. Речь о сделке на 50 т топлива. Русские вызвали бурю гнева и эмоций тем, что не нарушили никаких соглашений, наоборот - использовали принцип ГЯП: поставка проводится в интересах безопасной эксплуатации существующего объекта, то есть представляет собой исключительный случай. Эта история позволила Москве завоевать большой авторитет в Индии. 31 марта 2002 г. началась работа на АЭС в Куданкуламе - предполагается, что она займет 68 месяцев до запуска станции в эксплуатацию. Заметим, что с Куданкуламом нет никаких юридических проблем. Первые два блока создаются абсолютно в рамках всех международных обязательств. Отношения к проблеме распространения ядерного оружия этот проект не имеет. Из топлива ВВЭР, которые устанавливаются там, можно сделать плутоний, но он не подойдет для атомной бомбы. Оружейный плутоний нарабатывается как раз реакторами, которые сюда поставили американцы.

Возникает вопрос: что дальше? Зависимость от поставок ядерного топлива - такая же проблема для Индии, как зависимость от поставок нефти и газа. Но атомные эксперты страны полагают, что отработанное топливо - это очень интересный ресурс. Кроме того, в Дели интересуются шагами, приближающими к реакторам нового поколения. Страна, например, занимает 2-3-е место в мире по запасам ториевых песков. Ториевый цикл ядерной энергетики нигде в мире еще не запущен в коммерческую эксплуатацию, но возможности здесь открываются интересные.

Вообще, атомная энергетика находится пока на детском уровне и только сейчас подошла вплотную к технологиям естественной безопасности, в принципе исключающим любые аварии. Речь идет о возможности создавать реакторы, устроенные (не буквально по конструкции, конечно) как двигатель автомобиля, который при нарушениях правил эксплуатации должен просто глохнуть. В этом плане сказался трагический опыт Чернобыля - и не только в том, что теперь везде, на любых станциях над реакторами заранее ставят саркофаги.

Речь идет об энергетическом обеспечении устойчивого развития человечества: на основе реактора на быстрых нейтронах, включая торий, или иных. Впрочем, считается, что до выхода на промышленное применение технологий нового поколения - около 30 лет. Но сотрудничество России и Индии в атомной энергетике дает им шанс оказаться в рядах первооткрывателей этих технологий.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»