01.08.2002

Андрей Егоров

Атомные гномы

Секреты города-под-горой, настоящие и выдуманные

Агитационный лагерь, раскинутый в окрестностях Берёзовки, вновь продемонстрировал: нормального диалога у атомщиков и экологов не получается. Они попросту друг другу не верят, точно имеют дело с представителями какого-то иного, незнакомого, биологического вида. Вот-вот из-под земли полезут морлоки, а "зеленые", скинув кожу в момент превратятся в ЧУЖИХ!!!

Накануне открытия лагеря объекты ГХК были взяты под усиленную охрану. Железногорское ТВ, обожающее подачки Минатома, зашлось в истерике: "К провокациям готовы! Если "зеленые устроят массовый падеж на рельсы!.." С другой стороны, в стане экологов тоже не все было благополучно. Словно в пионерском лагере на ночь, (рассказывали они доверчивым (слишком?) журналистам еще советских времен нелепые страшилки о секретах таинственного Города-под-Горой.

В итоге все оставались довольны, получив свою порцию адреналина и гражданского негодования. О том же, что происходит на самом деле на ГХК и с ГХК, не говорили ни те, ни другие. Одни - потому что не знали, а другие... Ну, что ж - пресс-служба Комбината по эту сторону железногорской колючей проволоки действительно кое о чем умалчивает.

Правда "для служебного пользования"

В начале июня Красноярск-26 внезапно остался без воды. Для Красноярска это дело привычное, но бывший Соцгород человеческими условиями жизни избалован. Исторически сложилось так, что именно подземное, точнее - подгорное производство отвечает там за тепло и свет. Причиной ЧП стала аварийная остановка последнего действующего реактора, АДЭ-2. Вышел из строя насос, подающий воду для охлаждения трубопроводов первого его контура. Резервный насос оказался неисправен: ничто не молодеет с течением лет, знаете ли.

Тем не менее, комментарии пресс-службы ГХК были привычными: ничего страшного не произошло, ситуация под контролем и т.д. Так ли все обстояло на самом деле? А черт его знает. В конце февраля с.г. АДЭ-2 уже останавливался на внеплановый ремонт - по вине "некачественного топлива". Тогда главный инженер ГХК Юрий Ревенко отрапортовал: "Подобное бывает, хотя и крайне редко - 10 в минус четвертой степени процента". Убедительный, компетентный и - главное - успокаивающий ответ, верно? Во всяком случае, для рядового россиянина, который про синусы-косинусы и урании- плутонии забыл сразу за порогом школы.

А меж тем, аналогичная авария имела место всего-навсего 6 лет назад (данные железногорской газеты "Город и горожане"). Упомяни г-н Ревенко об этом - люди сами бы сделали вывод о надежности нашей ядерной индустрии. С другой стороны, это, конечно же, не входило бы в функции пресс-службы ГХК. У нее задачи совсем другие. И началось это отнюдь не вчера. Еще в 1960г был в Железногорске с треском снят с работы начальник строящейся подземной ТЭЦ А.Злобин. За что? А за то, что отказался принимать объекты с большими недоделками. Принципы демонстрировал.

К слову, в том же 1960-м году специалисты ГХК внедрили в жизнь одно крайне примечательное рацпредложение. Вода, охлаждавшая реакторы АД и АДЭ-1, перед сбросом в Енисей должна была около 12 часов находиться в специальном "бассейне выдержки" емкостью в 350.000 кубометров. Таким образом проектировщики надеялись избавиться от короткоживущих радиоактивных элементов (за счет естественного распада) и добиться осаждения взвешенных частиц. Но на практике вышло по-другому.

Сброс "грязной" воды еще до пуска реактора +2 превысил проектные цифры вдвое. На поверхности бассейна обнаружили дополнительное, т.н. дрейфовое, течение: часть воды проходила бассейн всего за три часа! Не рассчитали, что тут поделаешь? Руководство ГХК предложило сбрасывать радиоактивную бурду прямиком в Енисей, оснастив конец трубы рассеивателем и рыбозаградителем. Москва, разумеется, тут же дала "добро". Правда, рыбозаградитель там сочли ненужной роскошью. Такой же, как строительство более мощного (16 млн кубометров) бассейна, где вода выдерживалась бы две недели.

Последствия этого решения жителям края предстоит расхлебывать ещё очень долго, хотя два из трех железногорских реакторов уже остановлены навсегда.

"Человеческий фактор" и ядерная безопасность

Происходившие на ГХК до сего дня аварии по международной семибалльной шкале не тянут даже на единицу. Потому что нет выброса радиации на поверхность. Жаль только, что выводы, которые делают из этого атомные чиновники, не выдерживают никакой критики.

Чтобы правильно понять все происходящее ныне с Комбинатом, надо знать, что в течение 2002 года с него будет снят государственный оборонный заказ. В связи с этим планируется широкомасштабное сокращение персонала, по 500 человек ежегодно. Это еще не крах, но его начало - наверняка. Естественно, на ГХК изыскиваются возможности зарабатывать деньги самостоятельно. Отсюда - упорнейшее лоббирование темы импорта отработанного ядерного топлива. Главная надежда Гендиректора В.Жидкова связана с возможностью строительства т.н. "сухого" хранилища и претензиями Минатома на 10% мирового рынка запасов ОЯТ.

Хранилище - на базе печально знаменитого завода РТ-2 -планируется запустить в 2006г. Оно стало бы для Жидкова сотоварищи неплохой гарантией минимум 50 дополнительных лет безбедного существования. Посему всецело доверять сообщениям пресс-службы ГХК, да и Минатома в целом, лучше поостеречься. Тем более, что для сомнений есть и более веские причины. К примеру, 24 января с.г. "Сегодняшняя Газета-Красноярск-26" сообщила читателям о том, что на комбинате завершена проверка комиссии Госатомнадзора. В тот же день в газете "Город и Горожане" шеф Бюро общественной информации ГХК П. Морозов заявил: "Никакая комиссия у нас не работает. Ближайшая плановая комиссия Госатомнадзора ожидается только во 2-м квартале". Забавно, не правда ли? А главное, никаких разъяснений дальше не воспоследовало.

Идём дальше. В официальном "Вестнике ГХК" читаем: "В первом полугодии совершено 285 нарушений трудовой дисциплины и 187 нарушений общественного порядка. За нарушения уволено 19 человек". Это говорится о благополучном 1960-м годе.

"Уволено 85 человек, в т.ч. 24 - за появление в нетрезвом состоянии. За совершенные проступки (прогулы, появление на рабочем месте в нетрезвом состоянии и т . д .) лишен почетных званий "Заслуженный работник ГХК", "Ветеран труда ГХК" и "Кадровый работник ГХК" 21 работник". Это уже речь идет о годе 1999-м.

И наконец: "За первое полугодие на предприятии допущено 5 несчастных случаев. При обследовании рабочих мест талонов индивидуальной ответственности изъято почти на 100 больше, чем в первом полугодии 2000г. Основные причины изъятия - неприменение или неисправность средств индивидуальной защиты. За нарушения требований ОТ привлечен к дисциплинарной ответственности 141 человек, депремировано 774 человека". Эта информация опубликована год назад. Тенденция, однако?

Даже к самым экстремальным условиям труда человек привыкает удивительно быстро. И теряет осторожность. Печальный, но очевидный пример тому - Чернобыль.

Бомба в серванте

Сухую цифирь официальных отчетов можно было бы дополнить развеселыми байками из неформальных источников, но не будем уподобляться сумасшедшим экологам. Лучше поговорим о вещах менее анекдотических, но не менее жутких.

За последние 10 лет в России было похищено 40 кг урана и плутония. В недавнем прошлом с Игналинской АЭС пропали 270 кг ядерного топлива. Воровали свои, поэтому кража удалась, однако продать похищенное умельцам не удалось. Страшно представить, что могло бы случиться, попади радиоактивные материалы в руки, скажем, чечено-арабских террористов. А между тем, угроза такая сохраняется по сей день.

5 июля 2000г в окрестностях Железногорска были задержаны шесть рядовых работников Горно-металлургического завода ГХК. 119 кг кадмия и около 1 кг редкоземельного металла группы лантаноидов жулики предполагали реализовать в Красноярске за $28.000. Металл они выносили с родного предприятия, разрезав на мелкие кусочки и спрятав в одежде. Три кольца охраны комбината ничего поделать с несунами не смогли.

В данном случае радиационной опасности не было. Но порасспросите-ка бывшего начальника краевого ФСБ А.Самкова. Он, если повезет, расскажет вам совершенно запредельную историю почти 30-летней давности. Тогда молодой рабочий Горно-рудного завода ГХК вынес с производства почти пять грамм порошкообразного диоксида плутония, "спецпродукта", едва ли не самого охраняемого материала в мире! И ему за это ничего не было.

Валерий Г. пронес обмотанную свинцовой фольгой пробирку с плутонием сквозь все кордоны, и почти полгода хранил её дома, в серванте, рядышком с рюмками. Судя по всему, он хотел сбыть металл иностранцам, да не получилось, Большой Брат помешал. Тогда наш герой унес добычу в обратно Гору, где - вновь незамеченным - спустил в технологическую канализацию....

Наработка оружейного плутония в Железногорске продолжается. Смертельно опасный продукт, в коем ныне у России нет надобности, складируется в специальном федеральном хранилище. Время от времени из-за океана прилетают ревизоры и проверяют пломбы на контейнерах.

Им невдомек, что плутоний не расхищается лишь потому, что никому не нужен. Ибо в принципе кражи с территории федерального хранилища происходят регулярно. Тащат медный кабель, электромоторы и прочую ходовую утварь. Хотя это, конечно, семечки.

В апреле с. г. краевая таможня передала в прокуратуру материалы о контрабандном ввозе с Запорожской АЭС 12 сборок с ОЯТ. В конце прошлого года целый дополнительный вагон с ядерными материалами безо всяких документов (лицензия, декларация и т.д.) спокойно пересек добрую половину России и прибыл на ГХК!

Гендиректор Жидков прокомментировал эту бредовую ситуацию совершенно невозмутимо: "Это техническая ошибка, допущенная работниками комбината. Такое было и раньше". Вы понимаете: БЫЛО И РАНЬШЕ! Единственное, что должно было бы успокаивать общественность, так это наличие вооруженной охраны, обязательно сопровождающей каждый спецэшелон. Вернее - что МОГЛО БЫ успокоить. Потому что . . .|

Маленький мальчик нашел пулемет

По сей день "лицом" Железногорска являются ряды колючей проволоки, окружающие земли ЗАТО. Это - плюс 600 человек военизированной охраны - первое кольцо защиты ГХК. Ежегодно на содержание "зоны" федеральный бюджет выделяет 50 млн рублей. Много это или мало? Видимо, маловато, поскольку уже в сотне-другой метров от КПП в (охранном сооружении зияют дыры буквально в рост человека. В местах же, удаленных от жилья и дорог, несущие проволоку столбы и вовсе сгнили либо повалены.

Железногорцы говорят, что такая охрана защищает лишь от честного человека. Жулики и бандиты ухитряются проникать в город без особых проблем. Да что жулики! Несколько лет назад к КПП-1, главным воротам ЗАТО, подъехала машина, водитель которой интересовался дорогой на Иркутск. Комизм ситуации в том, что авто появилось не снаружи охраняемой зоны, а ИЗНУТРИ. Путешественники, в числе коих был, помнится, даже иностранец, сами не заметили, как пересекли "Зону". Вдоволь поколесив по "закрытому" городу, они сообразили, наконец, что заехали куда-то не туда, и попросили помощи у первого попавшегося официального лица .

Не меньшее веселье вызвал в Заколючинске другой скандал. Пять лет, до 2000г., в городе нелегально жил и занимался мелкой коммерцией не какой-нибудь там беглый зэк (при СССР судимым сюда ходу не было в принципе), а самый натуральный сириец палестинского происхождения. А ведь одновременно "компетентные органы" проводили -одно за другим - триумфальные учения, направленные на поиск и отлов проникших в ЗАТО шпионов-террористов! Никак не могли получить официальное разрешение на въезд в город, например, израильский поэт по имени Игорь Губерман и музыканты из Японии.

Короче, если бы "зеленые" во главе с депутатом Госдумы от "Яблока" заблаговременно наняли в проводники знающего аборигена, пресловутый телесюжет про РТ-2 они могли бы снять не из окрестностей "мокрого" хранилища ГХК, а из мест, куда более секретных. Запросто. И никакая охрана им не помешала бы. Потому, отчасти, что в специальных частях МВД, стерегущих объекты Минатома, служат такие же люди, как прочие россияне. И ничуть не лучше.

Поясняю. Два года назад ФСБ задержало группу солдат внутренних войск, регулярно курочивших ультра-важное и сверхдорогое оборудование на Химзаводе в пос. Подгорный, анклаве Девятки. Детальки, вишь ты, выковыривали на продажу!

В Красноярске-45, он же Зеленогорск с его Электрохимическим заводом, еще свеж в памяти случай расстрела солдатом из роты сопровождения грузов своих сослуживцев. (Дедовщина, кажется.) Прямо в вагоне ползущего по России спецэшелона. Причем убийца сбежал, а состав с покойниками продолжал себе движение.

Наконец, в в/ч 3377, несущей охрану ГХК, за первую неделю текущего года погибло 4 человека. Пьяный водитель опрокинул грузовик с личным составом, а потом караульный сержант-сверхсрочник пустил пулю в лоб приятелю. Про дедовщину, воровство и наркоманию я уже не упоминаю.

Словом, не приведи Бог испытать эту систему на разрыв.

Ничего хорошего не получится.

Говорят, кур дОЯТ

"25 января с.г. на ГХК, на территории подземного завода ГРЗ, имел место разлив активной пульпы. Объемы небольшие, но заражение ("загрязнение") технологического оборудования произошло. Силами персонала - рабочих и инженеров - пульпа собрана посредством тряпок, ведер и прочего инвентаря, и отправлена на захоронение в контейнерах. Загрязнение замыли стиральным порошком, а также средством "Защита". Участники мероприятия по борьбе с рукотворной стихией, отмывшись, получили отгулы и премии. Как всегда.

Что такое активная пульпа? Это раствор, загрязненный большим набором радиоактивных изотопов - продуктов распада урана в реакторе. На его поверхности уровень радиации может достигать 300 рентген в час. Если пол после протечки не удается очистить, и фон слишком велик, все накрывают полиэтиленом, закладывают свинцовыми кирпичиками и бетонируют. Как-никак, люди кругом. Протечки такие происходят регулярно, так что к отпуску мини-ликвидаторов ненавязчиво набегают десятки отгулов, а на табло соревнования цехам и подразделениям выставляется "неуд". На поверхность вся эта бяка практически не выходит, городу не угрожает, а что там, в Горе, делается - секрет".

Такую вот заметочку написал в 1997г один из железногорских журналистов. Опубликована она, конечно же, не была. Комбинат в Девятке - священная корова, трогать его запрещено, что бы ни случилось. Хотя такая позиция зачастую приводит к очевидным нелепостям. "ГХК более 10 лет разъясняет жителям Сухобузимского района, что опасности для здоровья населения нет. Оказывается им и материальная помощь", - безмятежно сообщает зрителям тележурналистка не из худших. Вы только представьте себе: 10 лет подряд атомщики ведут в окрестностях ЗАТО свою пропаганду, а народ не только не воспылал любовью к Королям-Под-Горой, но и продолжает жаловаться на рост раковых заболеваний. Неблагодарный!

Вообще, отношения ГХК со всеми, кто "не мы", оставляют желать много лучшего. До прошлого года в крае было три специализированных спортзала для занятий спортивной гимнастикой. Всего три. В Норильске, в Красноярске и в Железногорске. Но руководителям ГХК показалось, что гимнастика народу не нужна, и железногорский зал был перепрофилирован. Несмотря на громкие протесты общественности, просьбы краевой федерации и пр. Правда, Гендиректор Жидков от щедрот душевных обещал помочь изгнанным на улицу юным спортсменам обустроиться на новом месте. Где-нибудь. Но - обещанного три года ждут, воз ныне там, зато работники Комбината теперь имеют возможность погонять в свободное время футбол, а потом выпить в баре пивка. Или, там, водочки. Для здоровья.

Кстати, о здоровье. Никаких цифр, свидетельствующих о влиянии ГХК на онкологию, в открытой печати нет. И хотя уровень раковых заболеваний в ЗАТО действительно выше, чем в целом по краю, местные медики нашли тому простое и доходчивое объяснение. "У нас, - говорят они, - всего-навсего лучше техническое оснащение и, следовательно, диагностика. Отсюда и пугающие цифры".

На первый взгляд все логично. Но давайте вспомним еще парочку моментов. Первое: медсанчасть Красноярска-2б создавалась именно для ГХК. Потому она и называется медсанчастью, а не обычной поликлиникой. Потому и подчинена она не просто Минздраву, а Федеральному управлению медико-биологических и экстремальных проблем.

Второе. Железногорские врачи и в самом деле лучше оснащены, чем их коллеги в каком-нибудь Камарчагском районе. Только дурак станет с этим спорить. Однако: если в глубинке края диагностика рака находится на нуле, на каком тогда основании делается вывод, что его там может быть больше даже, чем в Заколючинске? Может, рака там вообще нет?

Что это за шулерские передергивания и зачем они? Коль скоро радиационная ситуация в Железногорске не вызывает .никаких опасений, для чего тогда время от времени проводился в центре города аттракцион с мытьем улиц поливальными машинами - ПОСЛЕ ДОЖДЯ? И прочие, не менее интересные мероприятия?

В конце июня возле сибирского Улан-Батора прошли учения, в ходе которых спецподразделения молодецким приступом обезвредили кувыркнувшийся с рельсов вагон с атомной начинкой. Показуха у нас всегда удается. Но в сухом остатке опять остались безответные вопросы. Если вагоны-контейнеры Минатома действительно в воде не горят и в огне не тонут, то откуда взялась такая странная (фантастическая просто!) вводная? И потом. Почему учения проводились в непосредственной близости от Красноярска-2б? Не логичней было бы пробовать силы спасателей-ликвидаторов где-нибудь в глухой тайге меж Омском и Новосибирском?

Напоследок - пару слов об Управлении железнодорожного транспорта Железногорска. Впервые за все годы существования комиссия Федерального горного и промышленного надзора проверила это предприятие всего 6 лет назад. И нашла целую кучу нарушений правил перевозки опасных веществ. Под опасными веществами подразумевалось, в том числе, и ОЯТ. Без комментариев.

Вдали от "Большой земли"

Едва ли не самый главный для ГХК жупел сейчас - Госатомнадзор. Бравирование своей независимостью от российских законов уже несколько раз ставило чиновников Комбината в дурацкое положение. В начале этого года "атомных гномов" и вовсе взяли за горло. Отсутствие прописанной процедуры ввоза привело к тому, что импорт ОЯТ в Россию был остановлен.

Ну и кто, вы думаете, пришел тогда на помощь Минатому? Лично премьер Касьянов. Его персональным спецраспоряжением ввоз ОЯТ осуществляется сейчас по нормативным документам прошлого года. В порядке исключения. И 32 тонны ОЯТ с Украины на ГХК уже доставлены. Так что собака лает, в караван - идет. А уж почему это так происходит, можно только догадываться.

Во время прошлых выборов в Госдуму "Комсомольская правда" опубликовала забавный материал, посвященный Геннадию Бурбулису. Материал был явно заказной, кто-то явно не хотел видеть бывшего "серого кардинала" Ельцина в депутатах, но речь не о том. Статья содержала некую схему "империи Бурбулиса". И среди всевозможных фондов, банков и ООО в схеме этой красовался прямоугольничек с надписью "Горно-химический комбинат".

Никаких пояснений взаимоотношениям ГХК с председателем комиссии Совета Федерации по "методологии реализации Конституционных полномочий" (о-о-о!) в статье толком не приводилось. Упоминалось лишь, что корпорация Бурбулиса "занималась утилизацией ядерных отходов". Однако в анналах истории мы можем найти продолжение этой темы.

Летом 1994г Железногорск посетил президент Ельцин. Итогом его визита на ГХК было подписание указа, {разрешившего ввоз ОЯТ из-за рубежа - "в целях поддержки перестройки и конверсии Комбината". Увы, указ этот был впоследствии оспорен, и из всего богатства зарубежных ОЯТ на долю ГХК достались только украинские. Но и это отнюдь не мало. Последний тамошний эшелон, к примеру, стоил 12 миллионов долларов. Есть из-за чего огород городить, если вы - посредник, усевшийся тихохонько в нужное время в нужном месте.

Федеральное подчинение ЗАТО давным-давно превратило Железногорск в государство в государстве. Бюджет ЗАТО утверждается напрямую Минфином. Карьерный прыжок с поста директора ГХК в кресло зам министра атомной энергетики здесь - нормальное явление. Очень и очень многие заколючинские скандалы угасают как раз в Москве, в том числе и откровенно криминальные. Тайны "атомных гномов" остаются таковыми.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»