23.08.2001

Виталий Хижняк

Гражданский Центр ядерного нер

Радиационное загрязнение реки Енисей - результат деятельности Красноярского горно-химического комбината

Радиационная обстановка техногенного происхождения в долине реки Енисей — загрязнение дна, берегов и островов искусственными радионуклидами — сформировалась за период тридцатилетней деятельности горно-химического комбината как результат нормативных и, возможно, аварийных сбросов в реку загрязнённых вод реакторного и радиохимического заводов. Но если ранее о радионуклидном загрязнении поймы Енисея не было известно практически ничего, то события последних лет привели к гораздо большей информированности населения по этому вопросу.

В 1990 году красноярские депутаты Верховного Совета СССР В.П. Астафьев, Р.Х. Солнцев и И.И. Мисуна сделали запрос в Совет Министров СССР по поводу площадки № 27 и радиационной обстановки в районе ГХК. Была создана межведомственная комиссия, которая познакомилась с официальной информацией, представленной руководством комбината, рассмотрела документы по изучению радиационной обстановки в зоне влияния ГХК, анализу загрязнённости радионуклидами территории, воды, сельхозпродукции и т.п., ознакомилась с деятельностью реакторного производства и подразделений комбината, занимающихся очисткой и удалением газоаэрозольных выбросов и сточных вод, в т.ч. с некоторыми данными о полигоне «Северный», с данными медсанчасти по здоровью жителей Красноярска-26, побывала на Енисее и сделала ряд замеров уровня гамма-фона над водой (в ближней зоне) и на отдельных участках береговой полосы, произвела контрольные замеры мощности экспозиционной дозы (МЭД) гамма-излучения на промплощадке, на территориях пос. Атаманово, Б.Бальчуг, пионерлагеря, провела встречи с жителями указанных посёлков, а также Кононово, Красноярска-26 и Красноярска — и в итоге пришла к выводу, что «Чернобыля» у нас нет, и каких-либо экстренных мер принимать не требуется.

То есть выводы комиссии о радиационной обстановке в зоне влияния ГХК, сделанные, по сути, на основании официальной информации, в целом были положительными. Но, как показали дальнейшие независимые исследования, не вполне верными и объективными. Это, в частности, относится к оценке загрязнённости территорий в долине Енисея техногенными радионуклидами и дозовых нагрузок на население.

В то же время в своём «Докладе» комиссия сделала ряд замечаний и посчитала целесообразным поручить Госкомгидромету СССР провести аэрогаммасъёмку бассейна реки Енисей, комбинату — организовать радиоэкологический мониторинг на Енисее, разработать и реализовать мероприятия по улучшению радиационной обстановки на выявленных локально загрязнённых участках в пойме реки, пересмотреть границы и размеры санитарно-защитной зоны, продолжить исследования радиационной обстановки в зоне влияния ГХК, обследование населения в ближайших населённых пунктах и др. В. Хижняк, как член этой комиссии, может заверить читателя в том, что большего в то время сделать было невозможно, тем более на основе практически только официальной информации. Это сейчас мы стали гораздо умнее и больше знаем.

Самые первые исследования в долине Енисея были проведены ещё в конце 50-х годов, а более или менее регулярные начаты в 70-х. Но эти исследования проводились сотрудниками отраслевых институтов и ГХК, поэтому об их результатах нам практически ничего неизвестно.

Достаточно регулярные экспедиционные исследования начали проводиться с конца 80-х годов. Так, в течение ряда лет (примерно с 1985 года) исследования организовывались Красноярским Научным Центром (КНЦ) и проводились с участием представителей специализированных головных (московских, ленинградских) институтов. К сожалению, о результатах этих исследований нам до последнего времени также почти ничего не было известно, так как отчёты по ним Координационному совету по радиационной безопасности представлены в своё время не были. То же самое можно сказать и относительно исследований, проводившихся специалистами ГХК или ведомственными институтами с их участием. Результаты этих исследований (отчёты) как с грифом «секретно», так и без него нам не известны.

В 1990–1992 г.г. активисты экологического движения с привлечением специалистов организуют несколько экспедиций по Енисею. Данные широко публикуются в местных СМИ. Проблема радиационного загрязнения поймы Енисея впервые выносится на обсуждение общественности, что заставляет официальную власть реагировать и давать ответы.

В 1990–1991 г.г. проведена аэрогаммасъёмка Енисея от Атаманово до Ярцево Нойбинской партией Северо-Енисейской геофизической экспедиции, имеется отчёт с указанием всех выявленных участков с повышенным гамма-фоном и соответствующим картографическим материалом.

В 1990–1992 г.г. Центральной геологосъёмочной экспедицией ГГП «Красноярскгеология» (А.И. Нестеренко) проведена пешеходная гамма-съёмка по берегам и островам Енисея от ГХК до Лесосибирска. Результаты измерений практически совпали с результатами аэрогаммасъёмки. Проводились исследования и другими организациями.

В 1992–1993 г.г. нами (В.Х.) был проведён анализ ряда открытых отчётов по этим исследованиям и составлена записка о радиационной обстановке в долине Енисея с соответствующими выводами и предложениями. Парадокс состоял в том, что при проведении исследований никакой координации работ практически не было: каждая экспедиция, каждая группа специалистов (отраслевая, независимая, научная и т.д.) решала свой круг задач, использовала свои методики, приборы и т.п. Поэтому результаты, приведённые в разных отчётах, оказались весьма разноплановыми, но в сумме всё же позволили составить довольно ясную картину и сделать вполне определённые выводы.

Исследованиями выявлено, что загрязнение радионуклидами дна Енисея прослеживается вплоть до Карского моря, берегов — на 1,5 тыс. км от ГХК. Характер загрязнения пятнистый, что связано с режимом течения реки и формированием донных и береговых отложений на затопляемых участках берегов и островов, а также с выносом донных отложений на берега и переносом их на новые участки во время ледоходов и паводков.

Размеры этих пятен различны, но, как правило, не очень велики. Обычно это вытянутые вдоль берега полосы шириной от нескольких до 50 метров и длиной также от нескольких до первых сотен метров, хотя встречаются полосы и километровой (и большей) длины. При этом, чем большую протяжённость имеет и чем большую площадь занимает участок, тем ниже уровень его загрязнения. В целом, уровень загрязнения действительно чрезвычайным не является и принятия экстренных, чрезвычайных мер не требует. Но, в то же время, на самых разных расстояниях от ГХК, особенно в ближней зоне, имеются отдельные участки (пятна) с достаточно высоким, против природного, уровнем гамма-фона и концентрацией радионуклидов, в том числе расположенные вблизи населённых пунктов и постоянно посещаемые населением. Размеры этих пятен, как правило, невелики. На некоторых подобных участках проведены (проводятся, будут проводиться) дополнительные исследования.

Так позднее в результате детального изучения о. Городской в Енисейске было установлено, что на острове имеется 10-сантиметровый слой пойменных отложений, который по содержанию цезия-137 относится к категории радиоактивных отходов. Слой частично перекрыт чистыми отложениями. Предложены варианты проектов по дезактивации территории острова и обращению с активным слоем. Подобные загрязнения обнаружены и в других местах.

На самых загрязнённых участках мощность экспозиционной дозы достигала в то время (на момент исследований) иногда весьма высоких уровней — 200–300 мкР/час (против фоновых значений 5–15 мкР/час); плотность радионуклидного загрязнения — почти до 200 Ки/км2 (при небольших размерах самого участка — несколько сотен или тысяч м2), что в сотни раз выше уровней глобального загрязнения, например, цезием-137 и стронцием-90; суммарная концентрация радионуклидов в пробах донных и береговых отложений — иногда более 20 тысяч Бк/кг, что практически находится на уровне категории РАО. Предполагается, что большую роль в формировании и переотложении загрязнений сыграли особенно крупные паводки 1966 и 1988 годов.

Во время работы прямоточных реакторов в водах охлаждения (а также в речной воде в ближней зоне) службами ГХК контролировались и обнаруживались 27 радионуклидов активационного и осколочного происхождения.

В водах охлаждения присутствовали в основном радионуклиды активационного происхождения. Это радиоактивные изотопы, которые образовывались в результате нейтронной активации элементов, содержащихся в воде, при прохождении её через зону реактора. В основном это изотопы фосфора, натрия, марганца, хрома, кремния и других лёгких элементов начала таблицы Менделеева. Но так как большая их часть имеет маленькие периоды полураспада — от секунд до нескольких месяцев (короткоживущие радионуклиды), — то и след по Енисею от прямоточных реакторов был локальным во времени и пространстве: через 200–300 километров этих радионуклидов практически уже не было ни в воде, ни в пойменных отложениях. Ещё быстрее снижался уровень МЭД над поверхностью воды, так как гамма-излучение от водной поверхности определялось в основном марганцем-56 и натрием-24, имеющими периоды полураспада 2,6 и 14,5 час соответственно.

В месте выхода реакторных вод МЭД у поверхности воды достигала без малого 3000 мкР/час, а буквально через несколько сот метров снижалась за счёт разбавления и распада короткоживущих радионуклидов («секундников» и «минутников») до сотен мкР/час. По данным многолетних наблюдений научно-исследовательских институтов в пределах 2–5 км от места сброса МЭД по центру радиоактивной струи (10–20 м от правого берега) находилась в пределах 400–500 мкР/час, а через 6 км (напротив пос. Атаманово) опускалась до 200 мкР/час.

Также снижалась МЭД при удалении от правого берега к середине реки: на расстоянии 200–250 метров от берега МЭД снижалась до 10–30 мкР/час, а на фарватере приближалась к фоновым значениям. Ширина струи на первых 5–6 км находилась в пределах 20–150 метров.

По оценкам исследователей во время работы прямоточных реакторов основной вклад в формирование дозовых нагрузок у населения прибрежных посёлков могло вносить потребление речной рыбы, особенно свежей. В рыбе обнаруживались (в основном) фосфор-32, натрий-24, цинк-65, кобальт-58 и 60. Вклад фосфора определяющий. Наибольшее его содержание наблюдалось у рыбы, обитающей на удалении до 15 км от сброса вод охлаждения реакторов, хотя выловить рыбу, содержащую фосфор-32, можно было и на удалении до 300–350 км от места выпуска реакторных вод. МЭД на поверхности отдельных экземпляров рыбы могла достигать нескольких сотен мкР/час. Среднегодовая активность свежевыловленной рыбы в ближней зоне (в районе дер. Б. Бальчуг) по фосфору составляла около 7500 Бк/кг, по цезию-137 около 750 Бк/кг. Но в случае потребления рыбы после её засолки и длительной выдержки дозовые нагрузки, безусловно, снижались, так как период полураспада фосфора-32 равен 14,3 суток.

Основными же радионуклидами, которые обнаруживали в пробах донных и береговых отложений, особенно в дальней зоне, были уже долгоживущие изотопы и, как правило, осколочного происхождения — продукты деления урана-235. Это в основном кобальт-60 и цезий-137, а также цезий-134, стронций-90, церий-144, европий-152 и 154 и некоторые другие. Они могли попадать в воду в основном только после начала переработки облучённого урана, то есть из производств радиохимического завода, бассейнов-отстойников и т.п., так как в реакторе они находятся в герметичных металлических пеналах.

Таким образом, основной вклад в долговременное загрязнение Енисея внёс, по нашему мнению, радиохимический завод, а не прямоточные реакторы, как это пытаются утверждать представители ГХК. Прямоточные реакторы существенный вклад в формирование гамма-фона, дозовых нагрузок на население, в загрязнение воды, рыбы, берегов оказывали только в период их работы. Правда, долговременные «следы» от нештатной работы реакторов также имеются. Они были найдены и проанализированы. Это «горячие частицы» — высокоактивные частицы графита, металла, урана, попадавшие в Енисей во время ликвидации так называемых «козлов» — заклинивание топлива (урановых блочков) в каналах реактора. Эти частицы оседали в первую очередь в ближней зоне, но разносились и на весьма дальние расстояния. Их находили (и продолжают находить) даже в районе Енисейска. Естественно, что в подобных случаях в Енисей могли попадать и осколочные радионуклиды, содержащиеся в облучаемом уране, а также и плутоний. Но данных по содержанию плутония в отчётах практически не было.

В дальнейшем силами Регионального центра радиоэкологических исследований (РЦ РЭИ), Центра Госсанэпиднадзора (ЦГСЭН) и других организаций продолжались более детальные исследования в некоторых посёлках, на отдельных участках берегов и островов с отбором проб почвы, пойменных отложений.

В Центре ГСЭН проанализированы пробы почв, отложений, взятые как на загрязнённых участках поймы, так и в контрольных («чистых») районах. Подтверждены выводы упомянутой записки: плутоний обнаружен в концентрациях в сотни раз больших, чем считалось ранее, а некоторые отложения действительно, даже и без учёта плутония, можно отнести к твёрдым РАО. Более того, в сообщении Центра сказано, что плутонием загрязнена значительная часть края, включая Красноярск. Это «след» от многочисленных ядерных испытаний, проводившихся на земле и в атмосфере в 50–60-е годы. Величина этого глобального фонового загрязнения плутонием верхнего 5-сантиметрового слоя земли в контрольных районах находится на уровне 0,3 Бк/кг. В зоне влияния ГХК концентрация плутония в среднем в 10–100 раз выше и колеблется в пределах 1–100 Бк/кг. Вблизи же ГХК, в отдельных пробах, концентрация плутония достигает тысяч Бк/кг, а в одной пробе (из 6-ти) оказалась равной 14529 Бк/кг. А в соответствии с действующими нормативами материалы с содержанием плутония выше 370 Бк/кг относятся уже к радиоактивным отходам.

Сейчас можно констатировать, что после остановки прямоточных реакторов загрязнение енисейской воды и поймы уменьшилось. Но особенно оно будет уменьшаться в случае постепенного завершения переработки облучённого урана и вывода из эксплуатации радиохимического завода.

Таким образом, за последнее время радиационная обстановка на Енисее не ухудшилась. Она стала в целом более изученной, но требует к себе постоянного внимания, так как во время паводков и ледоходов может происходить переотложение загрязнённых слоёв. В отдельных местах происходит заиливание загрязнённых участков, перекрытие грязных отложений чистыми, в других наоборот — перенос их на новые участки. При этом основными проблемами остаются детальное изучение загрязнённых участков вблизи населённых пунктов, анализ проб на плутоний и проведение в случае необходимости дезактивационных работ.

Необходимость проведения любых работ, связанных с изучением радиационной обстановки, радиоэкологическим мониторингом, определяется Координационным советом по радиационной безопасности при администрации Красноярского края.




Страница:

  Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»