12.06.2002

Mатью Банн, Джон Холдрен, Энто

Гарвардский университет,США

«Безопасность ядерного оружия и материалов: семь действий для немедленной реализации» — новый доклад Гарвардского университета

Срочные меры по сокращению угрозы терроризма с использованием ядерного оружия и ядерных материалов

Перевод: International Center, (Washington D.C.)

Опубликовано в информационном выпуске “Nuclear Watch”.

В своем новом докладе эксперты Гарварда предлагают семь мер по предотвращению попадания ядерного оружия и его составляющих в руки террористов. Доклад под названием «Безопасность ядерного оружия и материалов: семь действий для немедленной реализации» предупреждает, что даже после событий 11 сентября масштаб и оперативность мер по сокращению угрозы ядерного терроризма, предпринимаемых в США и другими странами мира, далеко не соответствуют степени угрозы.

«Опасность того, что террористы могут получить и использовать ядерную бомбу, весьма реальна», - сказал Джон Холдрен, профессор Экологической политики факультета Государственного управления при Гарварде, один из соавторов доклада. «Мы обладаем технологиями для повышения безопасности и учета всего ядерного оружия и материалов для предотвращения их попадания в руки террористов. Нам необходимо стабильное политическое лидерство и ресурсы для выполнения этой задачи», - сказал соавтор Мэттью Банн, старший научный сотрудник проекта Управление атомом (Managing the Atom (MTA)), в рамках которого был подготовлен данный отчет при поддержке Инициативы по ядерной угрозе Nuclear Threat Initiative (NTI).

В отчете подчеркивается, что ядерное оружие и материалы находятся на сотнях военных и гражданских объектов в десятках стран при мерах безопасности, варьирующихся от отличных до ужасных и при отсутствии каких-либо обязательных международных стандартов. На некоторых объектах охрана обеспечивается всего одним ночным сторожем и оградой с цепочкой. В результате, продолжают иметь место кражи ядерных материалов, пригодных для изготовления оружия, таких как хищение почти килограмма высокообогащенного урана в бывшей советской республике Грузии в апреле 2000 года. Хотя США и Россия сотрудничают в сфере безопасности и учета ядерного наследия России со времен холодной войны, на настоящий момент даже первоначальное «быстрое усовершенствование», включающее такие меры, как закладывание окон кирпичом, было выполнено только на 40%, ликвидировано менее одной седьмой российских запасов высокообогащенного урана. Доклад призывает к радикальному усилению этих мер и предлагает способы их выполнения.

«Террористы изыскивают возможность получения оружия массового уничтожения, - заявил бывший сенатор Сэм Нанн, сопредседатель Инициативы по ядерной угрозе (Nuclear Threat Initiative (NTI)), - а мы должны изыскать способы остановить их. Полагая, что советы этого доклада помогут нам победить в этой гонке, Инициатива по ядерной угрозе (Nuclear Threat Initiative (NTI)) рекомендует его политикам в США и России. Настало время действовать. Судя по всему, президенты Буш и Путин понимают это, но их задача на этом саммите убедить свои команды двигаться в этом направлении».

Хотя предотвращение попадания оружия массового уничтожения в руки террористов является основополагающим фактором внутренней безопасности, и президент Буш заявил, что «наш основной приоритет – не дать оружию массового уничтожения попасть к террористам», в отчете демонстрируется, как подход США к достижению этой цели изменился только незначительно с 11 сентября. Вопреки целям внутренней безопасности в правительстве нет ни единого чиновника, ответственного за эти меры; не было представлено почти никаких основательных новых инициатив; а примерно 1 млрд. долларов, запрошенных президентом Бушем на действия по совместному сокращению угрозы по сравнению с 38 млрд. долларов на внутреннюю безопасность – это почти та же сумма, которую запросил президент Клинтон задолго до 11 сентября. «После 11 сентября работать по-старому – уже недостаточно».

Рекомендации доклада: «Безопасность ядерного оружия и материалов: семь действий для немедленной реализации»

1. Создание всемирной коалиции по безопасности оружия массового уничтожения.

Президентам Бушу и Путину следует способствовать созданию всемирной коалиции по повсеместному обеспечению безопасности запасов оружия массового уничтожения и их составляющих. Участники обязуются обеспечивать безопасность и вести учет своих запасов в соответствии со строгими стандартами, помогать препятствовать хищению и контрабанде оружия массового уничтожения, делиться важными разведданными касательно подобной угрозы и готовить ответ на угрозы и атаки с использованием оружия массового уничтожения.

2. Назначение одного американского и одного российского официального представителя, которые возглавят меры по безопасности ядерного оружия и материалов в своих странах.

Сегодня в правительстве США нет ни одного высокопоставленного лица, ответственного за координацию всего спектра мер по обеспечению безопасности ядерного оружия и материалов. Президентам Бушу и Путину следует назначить высокопоставленных чиновников, которые будут заниматься исключительно этим вопросом.

3.Усовершенствование системы безопасности боезарядов и материалов в России.

США и России следует поставить совместную цель «быстрого усовершенствования» системы безопасности и учета в течение двух лет и полномасштабного усовершенствования в течение четырех лет, а также предпринять ряд действий для формирования партнерства по достижению этой цели.

4. Запуск программы по «Всемирной очистке и безопасности» по ликвидации или повышению безопасности запасов пригодных для оружия материалов по всему миру. Необходимо разработать программу, стимулирующую объекты по всему миру отказаться от своих пригодных для оружия ядерных материалов и проводить быстрое усовершенствование систем безопасности и учета на всех объектах, где они недостаточно охраняются.

5. Внедрение обязательных мировых стандартов ядерной безопасности. США совместно с Россией и другими странами следует заключить политически обзывающее соглашение для соответствия строгим согласованным стандартам по безопасности и учету применительно ко всем ядерным материалам и объектам, как военным, так и гражданским, и убедить остальные страны поступить также.

6. Ускорение процесса обеднения высокообогащенного урана. Администрации Буша следует начать переговоры с Россией по ликвидации излишнего российского урана для бомб, в рамках которой десятки тонн дополнительного материала будут обрабатываться и складироваться каждый год для его последующей продажи. Конгрессу следует ассигновать приблизительно 50 млн. долларов на эти цели в течение первого года.

7. Создание новых источников дохода для обеспечения ядерной безопасности. Следует разработать новые источники дохода для дополнения текущих расходов правительства на безопасность ядерного оружия и материалов в бывшем Советском Союзе, такие как программа «Долг в обмен на нераспространение» или отчисление доходов от ввоза отработанного ядерного топлива, если будет предпринят приемлемый подход к такому ввозу.

Выдержки из доклада.

Глава 9.

Новые источники дохода для обеспечения ядерной безопасности. (Стр. 73-78).

- Долг в обмен на ядерное нераспространение

- Хранение отработанного ядерного топлива

Новые источники дохода для обеспечения ядерной безопасности.

Усилия мирового сообщества по охране оружия массового поражения и его составляющих значительно расширились в результате событий, произошедших 11 сентября. Для того, чтобы в дальнейшем иметь возможность материально поддерживать различные инициативы, нужно искать новые механизмы получения доходов. Предлагаются такие варианты как сокращение государственного долга в обмен на принятие мер по нераспространению оружия или использование средств, вырученных от ввоза отработанного ядерного топлива. Стремления наладить гарантированные каналы получения денежных средств для финансирования программ по сокращению вооружения и нераспространению ядерного оружия получили поддержку обеих партий Конгресса и администрации президента. Необходимы дальнейшие действия для реализации существующих идей.

Дополнительные источники дохода не могут заменить обязательства правительства по бюджетному финансированию. Соединенные Штаты, исходящие из интересов собственной безопасности, должны будут сделать существенные инвестиции в совместные программы. (Действительно, администрация президента Буша приняла решение выделять на меры по сокращению опасности 1 миллиард долларов ежегодно). Российское правительство должно полагаться на собственные ресурсы при финансировании согласованных ранее нововведений в программах по охране оружия, как в ближайшее время так и в долгосрочной перспективе. Союзники США в Европе и Азии могут и должны помогать больше, и об этом их сейчас просит администрация Буша.

Стоимость затрат на охрану и сокращение огромного российского ядерного арсенала высока, международные средства не смогут покрыть все издержки, а ресурсы российского правительства ограниченны. Таким образом, поиск новых источников финансирования, которые смогут подкрепить бюджетный источник, очень важен как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе.

Насколько высока цена работ с ядерным наследием холодной войны будет зависеть от поставленных целей и применяемых методов. Специалисты из комиссии Бэйкера-Катлера называют сумму в 30 миллиардов долларов за десятилетний период на охрану и сокращение российского ядерного запаса я ядерного комплекса и на контроль над выполнением программы. Сенатор Джозеф Байден (Демократическая партия, Делавэр), председатель Комитета по Международным Связям в Конгрессе, подсчитал, что, если сложить стоимость охраны и уничтожения запасов химического и биологического оружия и их хранилищ вместе со стоимостью работы с радиологическими ресурсами, то получится цифра в 45 миллиардов долларов. Стоимость продолжения операций по содержанию ядерного оружия и материалов в безопасности и их учета после того, как подготовительная стадия работ завершена, может дойти до сотни миллионов долларов в год.

По сравнению с другими затратами на нераспространение ядерного оружия, которые обычно составляют небольшую долю затрат бюджета на международные отношения и безопасность, такие затраты кажутся существенными. Но, если сравнить эту цифру с цифрой постоянных затрат государства на военную безопасность, включая безопасность от угроз менее страшных, чем ядерная угроза, то это достаточно умеренная цена, принимая во внимание предвидимую прибыль от инвестиций. Эксперты комиссии Бейкера - Катлера полагают, что в соответствии с их планом потребуется затрат на сумму не превышающую 1% ежегодного военного бюджета США.

Россия самостоятельно может и должна осуществлять вложение средств для покрытия этих высоких издержек, но российские ресурсы ограничены. Состояние государственного бюджета существенно улучшилось в течении последних нескольких лет: бюджет сбалансирован, увеличились налоговые поступления. Не смотря на позитивные изменения, консолидированный бюджет федерального правительства России - страны, находящейся в одиннадцати часовых поясах и прошедшей через переплетение различных кризисов – не на много превышает бюджет Нью-Йорка. Небольшой объем бюджета накладывает серьезные ограничения на количество средств, которые Россия может потратить на содержание своего запаса оружия массового поражения и объектов по его производству. (Например, в 2001 году государственные бюджетные затраты на весь ядерный комплекс России составили 200 миллионов долларов, что составляет 4% от затрат США на свой комплекс, который меньше российского). Два подхода к проблеме поиска новых источников финансирование заслуживают пристального внимания.

Принцип «Сокращение внешних долгов в обмен на инвестирование средств в программы по охране и сокращению вооружения»

Сенатор Байден и Сенатор Ричард Лугар (Республиканская партия, Индиана) совместно предложили проект под названием «Сокращение долга в обмен на договор о нераспространении», который был единогласно одобрен в Сенате Комитетом по Международным отношениям. Инициатива Байдена и Лугара была включена в договор о помощи по безопасности, который был единогласно одобрен Сенатом 20 декабря 2001 года. Даже сенатор Джесси Хелмс (Республиканская партия, Северная Каролина) постоянный критик помощи иностранным государствам и, в особенности, России, поддержал инициативу. Такой же законопроект в настоящее время предложен на рассмотрение Палате представителей. Россия заняла одобряющую позицию, и главный российский представитель на переговорах по вопросам долгов оценил законопроект как «очень важный шаг в решении вопроса российского внешнего долга», который предусматривает, что деньги, предназначенные для выплаты долгов, направляются на уничтожение «химического, бактериологического и другого оружия».

Главная идея законопроекта – это так называемый обмен «долга на нераспространение», который спроектирован на основе в прошлом достаточно успешного обмена «долга на охрану окружающей среды». По условиям такого обмена часть российского долга будет прощена, и Россия согласится перечислять средства в подконтрольный фонд для финансирования оговоренных мер по нераспространению оружия и сокращению вооружения. Для стран-кредиторов подобное списание долга имеет свои позитивные стороны (в данном случае это инвестирование в международную безопасность). Для стран-должников списание долга означает возможность потратить местную валюту внутри страны, что будет работать на благо национальной экономики, вместо поставок твердой валюты за рубеж. (Это зависит от индивидуальных условий списания долга. Сумма перечислений в фонд может быть меньше суммы прощеного долга)

Принцип «Обмен долга на охрану окружающей среды» успешно работал во многих странах. Например, в 1991 году государства-члены Парижского клуба согласились частично простить долг Польши в обмен на перечисления в независимый фонд – Экофонд – с условием, что использование средств этого фонда будет контролироваться. Бюджет Экофонда составляет около 500 миллионов долларов, которые будут получены до 2010 года в рамках программы по сокращению долга с рядом стран (США – главный кредитор). Экофонд – это главная оргнизация, занимающаяся улучшением окружающей среды в Польше и стимулирующая польскую промышленность производить экологически чистые товары. Суммы, поступающие в Экофонд, и направления использования средств полностью подконтрольны. Все расходы должны быть одобрены Советом, который включает в себя представителей Польши и стран-кредиторов. Более того, создание Экофонда с польским персоналом и менеджерами, помогло Польше научиться управлять объемными экологическими программами, которые не были бы организованы без поддержки таких фондов.

Россия страдает от огромного внешнего долга, который составляет 147 миллиардов долларов. Эта цифра в три раза превышает сумму общих годовых затрат российского правительства. Половину этой суммы составляет долг Советского Союза, а не российского правительства, пришедшего ему на смену. Лондонский Клуб коммерческих банков уже реструктурировал российский долг времен Советского Союза. Состояние российской экономики улучшается, и Россия совершает выплаты по долгу в срок, в результате чего некоторые члены Парижского Клуба стран-кредиторов (особенно Германия, крупнейший кредитор России) возражают против реструктуризации или списания российского долга. Тем не менее, принимая во внимание огромный общий размер российского долга по сравнению с государственным бюджетом, для поддержания реформ в России имеет смысл рассмотреть возможность реструктуризации, в особенности советского долга, сформировавшегося при совершенно другом правительстве. Для создания фонда основных инициатив по безопасности имеет смысл изучить возможность обмена долга на программы по нераспространению как часть подобной реструктуризации. Обмен только 5% 45-миллиардного российского долга

Парижскому Клубу стран-кредиторов, в котором США и их европейские и азиатские союзники являются основными партнерами, создал бы двухмиллиардный фонд (сотни миллионов долларов в год на протяжении нескольких лет) для финансирования основных мероприятий в ответ на угрозу терроризма, возросшую после 11 сентября. Это было бы значительным дополнением бюджета программы Нанна-Лугара по совместному сокращению угрозы.

Как и в случае с Экофондом, вероятно, со стороны США потребуется ведущая роль в представлении концепции подобного обмена долга, но в данном случае и другие страны могли сделать большой вклад. Чуть менее 3 миллиардов долларов двустороннего российского долга причитается США. Германия и Италия являются крупнейшими странами-кредиторами, которым Россия должна 26,3 млрд. и 6,4 млрд. долларов соответственно. Таким образом, общая сумма обмена долга на нераспространение может составлять сотни миллионов долларов списанного долга Соединенным Штатам (как и предполагалось по инициативе Байдена-Лугара) и значительные суммы списанного долга другим странам, что создаст дополнительный механизм для убеждения европейских стран увеличить общие взносы для сокращения угрозы в России. Долг Соединенным Штатам, списанный или реструктурированный таким образом, должен быть дополнением, а не заменой ассигнований на совместное сокращение угрозы.

Одно из важных преимуществ обмена долга на программы по нераспространению состоит в том, что этот механизм переводит обсуждение финансовых вопросов от групп, фокусирующихся на нераспространении, для которых миллиард долларов – это огромная сумма, к группам, занимающимся международными финансами и мировой экономикой в широком смысле, которые привыкли оперировать десятками миллиардов долларов. Этот факт значительно улучшит перспективу получения дополнительного финансирования для сокращения угрозы.

Настало время принятия соответствующего закона в Конгрессе и проведения переговоров между Администрацией Буша, Россией и странами-кредиторами о проведении открытой и контролируемой программы по обмену долга на нераспространение.

Захоронение отработанного топлива

Россия внесла изменения в законодательство, позволяющие ввоз отработанного ядерного топлива из других стран для долгосрочного захоронения и переработки в России. По прогнозам российского министерства ядерной энергетики (Минатома), возможно получить 20 миллиардов долларов валового дохода от импорта 20000 тонн отработанного топлива в течение 10-20 лет. Однако эта идея получила противоречивые отклики в России. Согласно опросам общественного мнения, 80-90% россиян возражают против ввоза отработанного ядерного топлива из других стран. Если эти попытки будут предприниматься и далее, США могут воспользоваться рычагом воздействия на Россию и убедить ее расходовать часть этих доходов на согласованные потребности по нераспространению и разоружению: так как значительная часть топлива, которое Россия хотела бы ввезти, было отработано в США или на американских реакторах, Соединенные Штаты имеют право вето при принятии решения о его перевозке в Россию.

Предложение России о захоронении на своей территории отработанного топлива других стран поднимает целый ряд экономических и политических вопросов, а также вопросов, связанных с безопасностью и охраной. Такие объекты могли бы значительно повысить международную безопасность и заслуживали бы поддержки при следующих условиях:

  • при наличии эффективной системы соблюдения стандартов безопасности и охраны (включая независимое управление);
  • при возможности эффективно устранить риск распространения, который представляет ядерное сотрудничество России с Ираном;
  • при использовании значительной части прибыли от проекта на программы по разоружению и нераспространению, а также проекты по очистке, которые были признаны срочными, такие как обеспечение безопасности ядерных материалов и уничтожение хранилищ избыточного плутония;
  • если проект ни коим образом не будет способствовать обогащению дополнительного, пригодного для оружия плутония или проведению российских программ по ядерному вооружению;
  • если через демократический процесс, включающий удовлетворение всех жалоб и беспокойств, будет получена поддержка проекта теми, кого он будет вероятнее всего касаться.
  • Будут ли выполнены все эти условия в России и какова будет реакция, если будет реализовано данное предложение, удовлетворяющее первым четырем пунктам, но не пятому, еще предстоит узнать.

    Так как большая часть отработанного топлива, которое Россия может импортировать, не может быть ввезена без согласия США, основным препятствием на пути Минатома к 10-20 миллиардам долларов является разрешение правительства США, что дает Соединенным Штатам потенциально мощный рычаг влияния в переговорах по вопросу ввоза отработанного ядерного топлива. Согласно Акту по атомной энергии, правительство США не может дать разрешение при несоблюдении Главы 123 о ядерном сотрудничестве. На сегодняшний день правительство США не изъявляет желания вести переговоры о такого рода соглашении из-за продолжающегося сотрудничества России с Ираном. Разработчики политики при Администрации Буша, занимающиеся вопросом ввоза отработанного топлива в Россию, во многом руководствуются стратегией заключения приемлемой сделки по вопросу ядерного сотрудничества с Ираном. Но по нашему мнению, было бы ошибкой использовать всё влияние США на иранский вопрос – часть его следует применить, настаивая на расходовании части доходов от ввезенного при одобрении США отработанного топлива на повышение безопасности и ликвидацию складов с оружием массового поражения.

    Пример подобного подхода был предложен американской группой, известной под названием Фонд за нераспространение (Nonproliferation Trust). Согласно этому предложению, 100% прибыли, полученной от ввоза в Россию отработанного ядерного топлива, будет контролироваться проверяемыми организациями, базирующимися на территории США, которые будут тратить деньги на нераспространение, контроль над вооружениями, разоружение и очистительные проекты в России (по их оценкам, более 10 млрд. долларов). Хотя кажется маловероятным, что Россия согласится направить все доходы от такой операции на эти цели, тем не менее, существует возможность заключения соглашения, в соответствии с которым, крупные суммы денег (возможно, миллиарды долларов) пойдут на финансирование программ по нераспространению и разоружению.

    Для развития этой инициативы Администрации Буша совместно с Конгрессом необходимо в ближайшем будущем определить критерии, на основании которых будут приниматься решения о поддержке ввоза в Россию отработанного в США топлива, и какие цели будут преследоваться в переговорах с Россией. Затем потребуется проведение дополнительных переговоров с Россией для нахождения точек соприкосновения.

    Иными словами, предоставляется возможность получения дополнительных миллиардов долларов для покрытия как срочных, так и текущих расходов, связанных с повышением безопасности и ликвидацией оружия массового уничтожения и подобных материалов в России. Существуют основания полагать, что террористы и враждебно настроенные страны все еще пытаются получить доступ к этим материалам. Быстрое внедрение предлагаемых инициатив может помочь остановить их, пока не поздно.

    Доклад был опубликован и профинансирован Инициативой по ядерной угрозе Nuclear Threat Initiative (NTI) и составлен проектом Управление атомом (Managing the Atom (MTA)) при Белфер центре науки и международных дел факультета Государственного управления Кеннеди (Belfer Center for Science and International Affairs) Гарвардского университета. Доклад размещен на веб сайте http://www.nti.org/e_research/securing_nuclear_weapons_and_materials_May2002.pdf

    Securing Nuclear Weapons and Materials: Seven Steps for Immediate Action

    Проект Управление атомом (Managing the Atom (MTA)) посвящен вопросам атомной энергии, ядерного оружия и демократическим принципам при принятии решений, касающихся ядерной энергии.

    http://www.ksg.harvard.edu/bcsia/atom




    Страница:

      Copyright © 1998, «NuclearNo.ru»